Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Осенняя капель

Серое осеннее утро.

Не хочется вставать.

Желание – закутаться в одеяло как в кокон и спать, спать, спать.

Но впереди много дел и надо заставить себя вынырнуть из сонного плена.

Нет настроения.

Точнее даже не хочется жить.

Потому что каждый день одно и то же.

Одно и то же.

И всякие выходы “в свет” не делают жизнь ярче.

Встала. Подошла к окну.

Утренний туман.

Почти ничего не видно.

Прижалась лицом к прохладному стеклу.

И неожиданно услышала звук падающих капель.

Кап-кап. Кап-кап.

Прижалась к стеклу сильнее.

И уже четче:” Кап-кап. Кап-кап”.

Волна нежности накрыла меня с головой.

Я оказалась в той весне, в которой впервые влюбилась. Читать далее »

Обережная кукла

Можно верить, а можно и нет.

Это дело каждого.

Я верю.

Почему, сейчас поймете.

Женщина была очень старая. Она сидела на рынке и продовала различных куколок, домовят, какие-то вышитые платочки. То есть какую-то милую, но практически никому не нужную чепуху.

Хотя взять, например, домовенка в подарок на день рождения.

Почему бы и нет?

Но рядом с женщиной никого не было. Никого не интересовал ее товар.

Я остановилась случайно.

Точнее, даже не знаю почему. Мне нужно было в мясной отдел, чтобы купить рульку для солянки.

Я стояла напротив женщины и изучала домовят и самодельных куколок. Они были такие простые, без всяких изысков: нитки, кусочек материи, волосы из тонкого шпагата.

-Ваша кукла вторая справа.

От неожиданности я вздрогнула. Читать далее »

Дурочка Надька

Сентябрь 13th, 2017 Размещено в категории Осколки
Метки: , ,

Якшимбаиха, – так звала соседку мама.

Вечно всклокоченная, оручая, бесконечно матерящаяся, она появлялась по вечерам. Она была как фурия, как молния, она ругала всех налево и направо, она была просто неуправляемой. А если выпивала лишнего, то это было вообще стихийное бедствие.

Сейчас, когда я давно перешагнула ее возраст, тот самый, который я хорошо запомнила, я пытаюсь проанализировать, что эта была за женщина. Что за характер и судьба.

Улица Клюквенная. Окраина провинциального городка. Улица на болоте. Здесь построили бараки на два входа. Две комнаты, разделенные общим тамбуром. И двери одна против другой. Я не помню, кто жил с Якшимбаихой. В моих воспоминаниях она занимает весь барак. У нее две девочки. Сильно старше меня. Первая Надя очень странная.  У нее большая голова и маленькое тело. Замедленная речь-мычание  и общая заторможенность. Но она очень добрая. Её можно просить обо всем. Она отдаст последнее. В школе ее жалеют и не поверите, никто над ней не смеется. А в старших классах у нее появляются даже ухажеры.

Вторая Любка. Вся в маму. Оторва. Громкая, шумная, неуправляемая.

В школе учится так себе, зато от парней отбоя нет.

Якшимбаиха в общем была тетка хорошая. Но выпивала и сильно любила мужчин.

Как говорили соседи, слаба была на передок.

Новые женихи  у нее появлялись минимум раз в месяц. На некоторое время она затихала, доставала свои крепдешиновые платья и по вечерам под ручку выходила с кавалером “в кино”. Её приподнятые надо лбом волосы, ярко накрашенные губы, туфли – лодочки – все говорило о ее женском счастье.

Она легко и молодо перепрыгивала через грязь, придерживая  свою выходную сумочку на животе, чтобы не дай Бог не уронить, она становилась просто ангелом. Девчонки в это время драили барак, стирали шторки и вздыхали спокойно: “Мама успокоилась”

Но проходило пара – тройка недель и в бараке напротив начинался ор на всю улицу. Это Якшимбаиха выгоняла очередного “мужа”.

Странная Надька все равно защищала мать и никогда ее не ругала.

Она хорошая. Только несчастливая. Читать далее »

Сарафан

Июль 4th, 2017 Размещено в категории Осколки
Метки: , , ,

Сарафан.

Она его купила в Тайланде.
Она – это Танька. Точнее Татьяна Ивановна. Но она привыкала, что все время Танька и Танька. Сейчас ей уже за 40, а она по привычке говорит: “Зовите меня Танька. Я же оторва. У меня другого имени отродясь не было”

Когда на нее странно смотрят, она спохватывается: “Ой, все время забываю, что мне уже даже не 20”,- и старается побыстрее сбежать от новых знакомых.

У Таньки долгожданный отпуск. В этом году она выбрала Тайланд.

Ежедневно на местном базаре Танька покупает  фрукты и пиво, чтобы вечером в тенечке под зонтом посидеть у моря. Она любит быть одна, чтобы никто не мешал. Просто сидеть, смотреть на море, потягивать пиво. Или медленно-медленно откусывать арбуз или нарезанный на дольки ананас. Хорошо.

В свои хорошо за 40 Танька по-прежнему осталась худой, жилистой, даже костлявой. Она носит любимую ей подростковую одежду, стараясь скрыть свои неявные женские прелести. Они есть, но Танька никогда их не подчеркивает и не выпячивает. Зачем? В образе подростка ей гораздо комфортнее.

Подружки пытались образумить.

-Ты чего, мол? Грудь у тебя как у девочки просто на зависть. Есть, чем гордиться. И щиколотки вон как у благородной барышни из классической литературы.

Танька только отмахивается: “Кому сегодня нужны мои щиколотки? Кто на них смотрит. В последний раз о них Бунин в своих “Темных аллеях” писал. Когда это было? В прошлом веке.

Если честно, то Танька рада, что у нее ни котенка ни ребенка. Она вольная птица. Что хочет, то и делает. И никогда не жалуется. У нее все отлично. И баста.

Все свои мечты она осуществляет сама. Путешествует, например. Читать далее »

Страсть безумной Ленки

Июнь 28th, 2017 Размещено в категории Важные подсказки, Осколки
Метки: , ,

Ох, Ленка.

Ленка, Ленка!

Женщина- цунами. Женщина – вихрь.

Мы познакомились с ней в столовой в одной из поездок.

Очень миловидная. Такая, что кажется, это не шелк платья струится по ней, а она по шелку.

Так все округло, выпукло, красиво.

И лицо.

Лицо, нет не Богини. А женщины милой.

Вот бывают такие лица. Когда все мило. Приятно, округло и симпатично.

Как я уже написала.

Начинает говорить, и опять все мило. Нет негатива, все позитив и позитив.

И улыбка с ямочками не только на щеках. Кажется, что улыбаются тебе и коленки, и руки, потому что везде есть мягкие углубления, которые говорят, я такая вся уютная и классная, полюби меня.

Была бы мужчиной, точно бы влюбилась.

А так сидим, беседуем. Но даже меня, женщину, достают флюиды этой красоты. Такой редкой нынче.

-Муж, да что муж? Любил – разлюбил. Уважаю. Но страсти нет. Нет.

И Ленка закрывает глаза и сладко зевает.

Куда деваться? Дочь. Да и квартира в центре. Нормально все.

Он вошел так, что все в столовке ахнули. Читать далее »