сказкотерапия | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Карты Таро. Продолжение

Октябрь 19th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

Обычное утро необычного дня

Ланка проснулась в отличном настроении. Что такого было вчера, что ей хочется прямо летать?

Да, летать.

Точнее, не летать, а ехать. Срочно в Питер. Времени для принятия решения совсем  мало. Надо мне встретиться с бабушкой «колежанкой». То есть подругой. Что там  про нее Король Бубен говорил. Точнее Казимир Львович? Она одна из тех, кто знает бабушкину историю и может мне дать реальный совет.

Только как мне найти его самого? Казимира Львовича? Он даже мне телефона своего не оставил.

Не успела она об этом подумать, как в дверь позвонили.

Ланка глянула в глазок.

Вот он и сам. Легок на помине!

-Что я вовремя? – Заулыбался гость. Меня вспоминала?

Знаю, знаю. Вспоминала. И нашу общую с бабушкой подругу тоже. Что? Едем к Доминике Генриховне? Я уже и билеты взял. И ее предупредил.  Очень она тебя ждет. Верила, если честно, то ты объявишься. Боялась только, что не успеет. Старенькая совсем стала. Перед уходом бабушки они виделись. У них традиция была – минимум один раз в три месяца встречаться, потому что им обеим, точнее всем нам, я ведь там тоже бывал, очень важно было быть вместе. Мы же немножко не похожи на обычных людей, странноваты мы для них, а когда мы втроем, то не можем наговориться. Так одинаково мы видим мир со всеми его тайнами и непонятками. Но это я тороплю события. Сама все увидишь. Давай позавтракаем, я тебя волшебным чайком побалую и в путь.

Помнишь про карты? Не забудь. Это очень важно. Может быть еще что-то хочешь взять? И подумай, что сейчас самое важное для тебя. О чем спросить хочешь? Доминика Генрихована очень будет рада встрече, но слабовата она стала. Возраст все-таки.

-Я еще хочу кольцо с собой взять! Оно тоже бабушкино. Необычное оно. Тоже хочется понять, что оно для меня значит, как его использовать, кому можно, а кому нельзя его показывать. Мне кажется, что кольцо не предназначено для людских глаз, что в нем какая-то тайна. Есть у него своя какая-то задача.

-Конечно бери, – откликнулся Казимир Львович. Если оно тебе в руки сейчас дастся.

-А что может и не дастся? – удивилась девушка.

-Так попробуй!

Ланка вновь полезла на антресоли, туда, где стояла заветная коробочка. Она задвигала ее поглубже, а сейчас она стоит сразу на глазах.

Видимо, это уже первая подсказка,  – подумала она.

Открыла коробку, развернула кусочек ткани, в который было обернуто кольцо.

Вот оно! Стало еще красивей. Переливается зеленым, переходящим в глубокую бирюзу.

Надела на палец. Кольцо легко обхватило палец, как будто там было всегда.

Казимир Львович, смотрите, какая красота. Но как-то боюсь я с таким дорогим кольцом по городу идти. Джинсы, пальто из секонд хэнда и такое сокровище.

Как думаете?

Гость взглянул на руку.

Да, очень красиво. Брать нужно обязательно. Видишь, как оно на палец село и, как говорят в народе, «не жмет, не давит». Наверняка, Доминика Генриховна может тебе про эту красоту рассказать. Положи его в коробочку, как было. Пусть в сумке вместе с картами путешествует.

Пока говорили, из кухни запахло так вкусно, что Ланка непроизвольно сглотнула слюну. Она как приехала, так почти толком и не ела. Пила бабушкин чай и удивлялась странностям, с ней происходящим.

На столе стоял хлеб, напоминавший гренки, но это точно были не они.

-Мой фирменный рецепт. Хлеб по-пражски. Здесь главное, чтобы специи в доме нужные были. У бабушки они есть. Яйца, хлеб, специи и… капельку волшебства.

Довольный Казимир Львович протянул Ланке тарелку с  аппетитной едой и подвинул кружку с чаем. Тоже его фирменным.  Никогда девушка не ела с таким аппетитом. Что тут особенного? Просто хлеб! Но это был божественный хлеб, который хотелось есть и есть. Жаль, что он кончился. Ланка блаженно вытянула ноги, продолжая прихлебывать чай. Потом она еще съела несколько ложек бабулиного варенья из облепихи. Это было нечто! День начинался просто прекрасно!

-Возьми с собой зубную щетку, дамские принадлежности, – думаю, что мы заночуем у Доминики Генриховны. И она больше тебе расскажет, когда отдохнет, да и тебе надо будет побыть одной, чтобы хорошенько подумать. Я вам мешать не буду, это ваш женский разговор, но появлюсь, как только буду нужен.

-Да вы мне не мешаете, наоборот, помогаете, – хотела сказать Ланка, но ее гость уже стоял в дверях, предлагая отправляться в путь.

Прямой поезд из их маленького городка ходил всего раз в день. Был он старым, потрепанным временем, его еще не коснулась модернизация. Но, оказавшись в купе, Ланка почувствовала себя по-домашнему уютно. Казимир Львович предусмотрительно взял с собой термос с чаем, а на перроне они купили зефира, который девушка обожала с детства. Это было любимое лакомство бабушки, потому оно не выводилось дома. Бабушка любила говорить: «От этой сладости не бывает гадости. Потому что он сделан по старому рецепту. Яблоки, да патока. Ничего нет лишнего. Так что ешь, внуча».

Именно этот сорт и купили они на вокзале. Кстати, бабушка и сама прекрасно делала зефир. Но, когда она уже была старшеклассницей, они чаще его покупали, потому что все силы бабушки уходили на ее фирменное варенье, без которого она не могла представить себе зиму. Кстати, и для ее «колежанки» они прихватили пару баночек. Казимир Львович подсказал, что больше всего она любит варенье из вишни и домашних яблочек. И чтобы обязательно с добавлением брусники.

Три часа в поезде прошли незаметно. Если честно, то Ланка волновалась. Она не была в Питере с тех пор, когда  посещала его с родителями. Уже на вокзале у нее перехватило дыхание. Вот в этом киоске папа купил ей настоящего петушка на палочке, вот там за углом они переобувались с мамой, так как слишком тепло оделись. У нее очень мало осталось воспоминаний о родителях, потому что слишком рано их не стало. Её семьей стала ее  бабушка. Прекрасная семья, что и говорить, но ребенок все равно скучает по маме и папе.

Она тяжело вздохнула.  Казимир Львович ее не торопил, как будто все понимая.

-Давай пройдемся по Невскому проспекту, полюбуемся красотой этого прекрасного города, а потом пойдем в гости. Нам нужна улочка недалеко от Обводного канала. Ты увидишь настоящую питерскую квартиру.

– А что значит питерскую, – спросила Ланка.

-Такую, какой она была во времена молодости твоей бабушки. Там время остановилось. Можно сказать, что это уже музей. У Доминики Генриховны нет практически родственников, оставшиеся живут  в Польше, они такого же преклонного возраста, как и хозяйка. Так что скоро это красота будет никому не нужна. Я знаю, что к ней приходят из какого-то музея. Записывают ее рассказы, думаю, что часть вещей она передаст им. Сегодня ведь опять мода на старину.

Ланка любовалась городом. Какой же все – таки красивый Петербург! И сколько в нем какой-то силы, мощи и при этом так много деталей, глядя на которые почему-то замирает сердце. Если бы она была художником, то обязательно устроила бы себе пленэр на одной из улочек. Только как уловить эту атмосферу, особый дух? Задачка еще та.

Неожиданно оказались у огромного дома. Одного из тех, с которого начиналась история города. Какой размах! Парадная просто потрясает воображение! Здесь даже сохранились старые люстры. Ух ты! По бокам две лестницы, ведущие в квартиры.

-Да, дом этот с большой историей. И понятно, что построен он был не для пролетариата. Кстати, жилье Доминики Генриховны тоже не было таким маленьким как сейчас. Она из богатой семьи адвокатов. За что и пострадала. Но это сегодня не тема нашей встречи. Думаю, что музейщики аккуратно записывают воспоминания нашей стареющей дамы.

-Так ей сколько лет? Почему стареющей? Если она подруга бабушки, то ей далеко за 80.

-Так и есть. Но это не значит, что я должен говорить «дряхлой дамы». Я же мужчина все-таки широко улыбнулся Казимир Львович.

Они стояли перед дверью со странной ручкой в виде льва. Голова его от долгого соприкосновения с руками стала блестящей и гладкой. Рядом висел молоточек.

-Хозяйка не признает звонков, просит, чтобы ей стучали.

Ланка удивленно взяла молоточек в руки и ударила по двери.

-Нет, не здесь. Вот видите круглый металлический кружок. Бить нужно по нему.

Ланка ударила еще раз и услышала, как удар эхом разнесся за дверью.

Потом послышались шаркающие шаги. Дверь отворилась.

На пороге стояла дама. Да, иначе ее было нельзя назвать. Волосы высоко взбиты на макушке и заколоты гребнем. Темно-синее платье с белым воротничком. И красивая узорчатая шаль на плечах. В тон платью, но светлее. Если бы не тапочки на ногах, то Ланка подумала бы, что стоит перед строгой учительницей.

Хозяйка проследила за взглядом девушки.

-Да, тапочки. Не могу уже носить туфли хоть и понимаю, что это совсем не комильфо. Так что простите великодушно и прошу проходить.

Но Ланка застряла у порога. Она никогда не видела столько картин в доме. И таких высоких потолков.

Точно музей.

Кто ждет начало или ищет продолжение, тот найдет.

Мистики не бывает  без поиска…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выключите телевизор, хоть с ним вам и удобней

Михаил Казиник, известный популяризатор классической музыки, культуролог, музыкант, писатель постоянно говорит на своих выступлениях о том, что в доме необходимо выключить телевизор, чтобы сберечь свою психику, а тем более ребенка. Про это моя история из жизни.

Варя часто болела. Она не могла ходить в детский сад. Бабушки у нее не было. То есть она была, но жила очень далеко и не могла к ней часто прилетать. Потому что это невозможно. Варя два дня ходила в садик, потом неделю болела. Снова шла в садик на два дня и… опять заболевала. Какой-то организм у нее был слабый и совсем не боролся с болезнями. Мама с ней замучилась. Она договорилась на работе, что будет там появляться на половину дня, а потом уходить домой. Так что до двух часов Варя была в доме одна. Чтобы не бояться, она включала телевизор. Мама всегда ставила его на канал Дисней. И на все время пока она болела ее лучшими друзьями стали Холодное Сердце, герои в масках, Алладин, София прекрасная, веселые мопсы, Барбоскины и другие сказочные герои. Многие истории она смотрела по многу раз, но ей было не скучно, потому что лежать в кровати было приятней, чем идти на кухню, самой есть, чистить зубы, умываться. Варя не любила это делать. Как только мама уходила, она включала телевизор и … просто ждала маму.

Когда приходила мама, Варя радовалась и цитировала ей мультики, что «это наша ночь и герои в масках всем должны помочь», и что ей необходимо купить пони Рарити, потому что только она исполняет желания. Так сказали по телевизору. Для Вари телевизор стал лучшим другом и советчиком по всем вопросам. По этой причине на любой вопрос мамы Варя находила ответ из тех, что услышала по телевизору. И постоянно просила купить очередную игрушку, которую так хвалят по телевизору. Варя видела, что мама сердится, но не унималась. Ей очень нужна была новая игрушка. Мама ее любит, потому должна купить. По телевизору хорошие мамы так и делают.

Проходило время, Варя поправлялась и шла в садик. Самое большее – на неделю. Потому что она снова заболевала. И, если честно, то была этому рада. Можно снова лежать в кровати, смотреть мультики и ждать маму. И это очень даже неплохо.

Только мама почему-то была этому не рада.

Однажды она выключила телевизор. Насовсем. И спрятала пульт.

Варя плакала. Рыдала. Устраивала сцены. Хлопала дверью и обзывалась. Она не могла жить без телевизора. Потому что там самое интересное. Там красивые мамы, умные дети и много отличных игрушек, которые надо срочно купить.

Мама выдержала все истерики. А потом в дом пришла незнакомая тетя, которая сказала, что будет няней Вари, пока она болеет. Но она уверена, что будет приходить редко, потому что девочка Варя здоровая и будет посещать детский сад, как другие дети.

Варя встретила ее неласково. Тетя ей принесла цветные книжки, мелки, какой-то странный застывающий пластилин, даже песок. Зимой и песок!

Варя не хотела вставать. Хотела по привычке лежать и ждать мультиков. Но тетя оказалась не простой. Она сказала, что знакома с Мэри Поппинс, про нее Варя смотрела кино, и потому имеет права командовать детьми. У Вари началась другая жизнь. Оказалось, что вокруг нее очень много злых волшебников, которые хотят ее забрать в свои царства. Это Царь – лежебока, Злой Волшебник Кариес, Принцесса Подушкина, Король – Зевун, Рекламная королева, Злая фея Телемания и еще много других, кого Варя с первого раза даже не запомнила.

Как только Варе хотелось прилечь и заснуть, а ей этого хотелось постоянно, няня начинала повторять:

Ты Зевун уходи.

Ты – подушка подожди.

Надо Варе почитать,

Еще рано. Стоп! Не спать!

Крепко брала Варю за руку и вела на кухню, где стояло уютное кресло, в которое няня усаживала Варю и начинала читать.

Оказывается, что придумывать собственные мультики в голове гораздо интересней, чем смотреть готовые картинки.

А потом самой сочинять песенки, стишки, рисовать собственных фей и принцесс.

Когда Варя приходила в садик, девочки ей показывали своих кукол, они почему-то у всех были одинаковые, потому совсем не интересные, и Варя не хотела с ними играть. В ответ она показывала им свои тряпочные куклы, которые она сама сделала с няней. Вот ее куклы были самыми настоящими. Живыми. И единственными.

Варя поправилась. А тетя, то есть ее няня, с которой ей очень повезло, потому что она была даже лучше Мэри Поппинс, ушла в другую семью. Но у Вари есть ее телефон. Если что, то она всегда может ей позвонить. Потому что она больше не любит телевизор, она любит маму, ребятишек в детском саду и мастерить своими руками. Свой собственный мир, как сказала ее няня. Потому что все люди разные, а дети тем более. У каждого своя сказка, которую надо беречь.

Если вам близко то, что я пишу, то вы можете найти мои книги в интернете.

Вот ссылка на последнюю “Книга под твоей подушкой”

Доброго Вам чтения!

Книга под твоей подушкой, ваши любимые истории

Наконец-то я собрала ваши самые любимые истории в одну книгу.

Она так и называется “Книга под твоей подушкой”

Иллюстрации к ней нарисовала, как всегда, Наташа Блинкова из Москвы.

Сегодня я хочу вам напомнить одну историю, которую сама очень люблю.

Это кольцо до сих пор живет у меня.

Старое кольцо

Старое кольцо. Зеленый камень. Совсем-совсем зелёный. Серебряная оправа. Простоватое на вид. Я беру его в руки. От прикосновения камень становится теплым, а его зелень — еще более глубокой и таинственной.

Старая бурятка сидит у юрты. Пора подводить итог жизни. Она камлала в последний раз. Не поднимет больше бубна. Он перестал ее слушаться. Вчера он гудел: «Пора! Пора!» И, когда в кружении обряда она встретилась со всеми духами родственников, они тоже шептали ей: «Гульдэмэй, пора! Пора передавать свой дар! Пора!»

Да, она все понимает. Но кому?

Последняя внучка уехала в поселок учиться. А от ее сказаний только отмахивается: «Бабушка, ты же музейная ценность. На тебя ходят посмотреть, как на реликвию. Кому твои заговоры и камлания нужны?»

Ну и что на это можно сказать?

Гульдэмэй трет колени. Болят. Даже ее волшебная мазь не помогает. Старая стала совсем.

Но как она может уйти, не передав никому свой дар?

Пригревает весеннее солнышко. Старуха совсем разомлела и задремала под его лучами.

Ей снится странный сон.

Она сидит у своего старого сундука, что достался ей от ее бабушки, великой шаманки Агуй Гохон, и разбирает его содержимое. Здесь много забытых ею вещей. Бабушкины бусы, что помнят ее молодой, остатки атласных лент и перьев, что украшали ее бубен, сам бубен, потертый и потерявший голос, осколок зеркала, забытые колечки. И множество мелких монеток, уже позеленевших и не имеющих никакой ценности.

И слышится ей голос бабушки:

— Гульдэмэй, пора и тебе отправляться к нам. Некому передать тебе великую силу наших предков. Тяжело это признавать, но так есть. Сделай, как я тебе велю. Тебе осталось совсем немного. Достань все вещи из сундука. Ничего не выбрасывай. Раздай их людям на память. Каждый возьмет то, что заслуживает. Так мы раздарим нашу силу. И она вернется к нашим предкам, умноженная на талант тех, кому достанется наш дар.

Проснулась старуха. Поняла наказ великой шаманки Агуй Гохон.

Бережно достала из сундука казалось бы уже ненужные вещи. Аккуратно разложила у юрты, стала ждать гостей.

Первым пришел ее племянник Эсэгэ, который называл себя Сергеем.

«Смурной какой-то, — подумала старуха. — Печаль какая-то в сердце. А ведь большой человек, говорят, ученый».

Эсэгэ пытался начать разговор, но никак не мог. Помог бабушке очаг развести, сделал ей травяной чай и засобирался.

— Выбери себе подарок, — сказала Гульдэмэй. — Моя бабушка, великая шаманка, так велела. Так надо. Ничего не спрашивай.

Эсэгэ в лице переменился. Стал рассматривать содержимое сундука. Не раздумывая, протянул руку к бубну.

На выходные заехала внучка, взяла прабабушкины бусы. Посмеялась, конечно, над чудачеством старухи: удумала, мол, силу раздавать. Но примерила бусы и не захотела снимать. Больно уж тепло у нее в груди стало от прикосновения прабабкиных камней.

Быстро всё разобрали. Лишь кольцо великой шаманки, серебряное, с бирюзой, от старости ставшей темно-зеленой каплей, лежало сиротливо на блюдечке возле юрты.

Ночью плохо стало старухе. Хорошо, что в этот день у нее остановился местный пастух, что перегонял стадо баранов на другое место. Сел он на коня, поскакал в поселок: «Бабушка Гульдэмэй умирает».

Привез докторшу Валентину. Грустную женщину с серыми глазами. Та поставила укол, но сказала, что он уже не поможет. Пришло, мол, время.

Бабушка попросила: «Возьми от меня на память кольцо. Оно не твое, но очень тебя однажды выручит. Отдай его тому, кто тебе поможет. Кольцо само своего хозяина найдет. Не беспокойся. А пока сама носи. Оно придаст тебе силы. А как только кольцо свою хозяйку найдет, твои беды закончатся. Ты хороший человек. Все у тебя будет нормально».

Умерла бабушка утром. Хоронили, как она просила, по местным обычаям.

Докторшу Валентину на работе сократили. Какие-то дурные времена пошли. Стали русских отовсюду выгонять. А у нее двое детей. Теперь приходится стоять на рынке и торговать сувенирами. Тут и модные нынче бубны, точнее — то, что за них выдают местные предприниматели, и поделки из камня, и расшитые шапки а-ля местная экзотика. Стыдобища, а не товар. Но туристы покупают. Ведь сейчас модно в шаманские места ездить. Хотя — какие нынче шаманы? Она же сама бабушку Гульдэмэй в последний путь провожала. Но молчит она об этом. Да и кому это интересно? Каждый свой бизнес делает. И детей кормить надо. Совсем тяжело стало. Было бы к кому в Россию уехать, давно бы уехала. Но нет никого. А тут хоть плохонькое, но жилье. Свое, между прочим.

За грустными мыслями не заметила, что на нее давно уже смотрит женщина, тоже славянка.

Увидев, что на нее обратили внимание, незнакомка поздоровалась:

— Вы грустная. Что-то случилось?

Валентина ответила: да, мол, давно уже случилось… и почему-то стала говорить, говорить. О том, как переехала в Бурятию за мужем, как он погиб на перевале, как осталась одна с двумя детьми, о том, что с работы ее уволили, что плохо ей. Не знает, что делать. Только дети ее и держат.

Марина (так звали незнакомку) внимательно слушала, не перебивала.

Потом полезла в сумку, достала кошелек, выгребла все, что в нем было, и протянула Валентине.

— Берите, жалко, что мало взяла с собой. И уходите с рынка. Я договорюсь, чтобы вас снова взяли на работу. На первое время вам хватит.

Валентина остолбенела.

— Не возьму, что вы!

— Так надо! Берите!

— Но как же мне отблагодарить вас?.. Ой, постойте! Я думаю, пришло время передать вам подарок последней шаманки.

Валентина сняла кольцо с шеи (она носила его на шнурке, чтобы не потерять) и протянула Марине.

Марина взглянула на кольцо:

— Хорошая и ценная вещь, но не моя. Однако я возьму его. Чувствую, так надо.

В Москву Марина вернулась из долгой поездки по Азии лишь через год. Колечко с бирюзой всегда лежало в ее кошельке. И она вспоминала о нем только тогда, когда получала очередное письмо с благодарностями от Валентины, что жила в далекой Бурятии, и которой она однажды помогла. Да, она решила вопрос с ее работой. Ведь ей, известному московскому редактору, который сопровождал государственную делегацию, не могли отказать. Вот она и попросила кого надо. Что тут особенного?

Сейчас она спешила в аэропорт. Приятельница через знакомую передала из-за границы важные документы для работы. В кафе аэропорта ее ждала Наташа, она сидела с синей папочкой, как предупредила приятельница.

— Ой, так здорово! Ты меня выручила! По почте я бы эти документы не дождалась. А они очень мне нужны для нового проекта. Не знаю, как и отблагодарить тебя.

Марина потянулась к кошельку, не понимая, что происходит, достала колечко с зеленой каплей.

— Примерь!

Наташа удивленно посмотрела на нее, однако кольцо взяла. Примерила. Оно оказалось ей впору. Как будто всегда и было на ее безымянном пальце.

— Странное у меня ощущение, как будто я его теряла и тут вдруг нашла. Ничего не понимаю.

— И мне так хорошо стало, — сказала Марина, — как будто я сделала что-то очень важное. Наверное, это твое кольцо и есть. В Бурятии мне сказали, что оно само хозяйку найдет. Видимо, ты и есть его хозяйка.

Старая шаманка Гульдэмэй довольна. Она часто приходит на место своей старой юрты. Юрты тут давно уже нет. Да и ее самой нет. А вот душа ее тут. И душа ее бабушки Агуй Гохон тут же. И они ведут неспешные разговоры.

— Как хорошо у них получилось с подарками. Они точно дошли до тех, кому и предназначались. А Эсэгэ, что взял бубен, издал народный бурятский эпос, это сказания и песни великих шаманов; внучка, что обрадовалась красивым бусам, стала заслуженной учительницей, преподает бурятский в школе; пастух, что привез докторшу, — известный чабан.

Все, кто получил часть силы последних шаманок, работают на память предков. Даже кольцо с бирюзовой каплей служит тому, кто пишет сказки, дающие опору разуверившимся в жизни. И каждый из них чувствует поддержку, ту частичку великой силы, что дает им древний народ.

Гудит ветер. Дышит бесконечная степь, держит на своих ладонях рыжее солнце. И звучат шаманские бубны. Это Гульдэмэй и Агуй Гохон вспоминают свою молодость, соревнуются в умении усмирять ветер и разжигать солнце.

Наташа просыпается среди ночи. Странные сны не дают ей покоя. Как будто она идет по бесконечной степи, ковыль прижимается к ее ногам, а кто-то высоко-высоко поет песню. И ей необходимо, просто необходимо записать слова этой песни. Это чужой язык. Но она почему-то его понимает. Это песня степи и великого народа, что здесь когда-то жил. И ей кажется, что она тоже когда-то здесь родилась.

Э-ге-гей! — хочется ей закричать.

Но вместо этого она идет к компьютеру, и руки сами начинают писать. И теплеет на пальце колечко с бирюзой, что помнит старый сундук и свою хозяйку Агуй Гохон. Ее прапрабабушку.


Приятного вам чтения!

Почитать мою ежедневную писанину можно и здесь zen.yandex.ru/crazybabooshka

Карты Таро. Завещание бабушки. Продолжение

Апрель 29th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

Зеленый коридор

Странное ощущение. Непонятно, кто идет. Дорожка или ты сам по дорожке. Так она  чувствовала себя в аэропорту, когда впервые папа взял ее с собой в Москву. Она была еще маленькая, но очень хорошо помнит длинный – длинный коридор, дорожка, которая едет сама по себе и себя на той дорожке. Для нее это было так необычно.

Но сейчас было еще необычней. Она куда – то двигалась или ехала, а по сторонам пульсировали стены, меняя узоры и очертания.

Если бы это было во сне, то она бы не удивилась. Там надо сказать себе: «Это всего лишь сон», – и ничего не бояться.

Но тут это был не сон.

Она была реальной, и все происходило реально.

Тут хоть сто раз себе повторяй, что это сын и щипли себя до синяков за руку, ничего не помогает.

Хорошо, – подумала Ланка, – если я ничего не могу изменить, то буду просто наблюдать. Я же живая. Или пока живая? Но эту мысль она тут же отбросила.

Я тут, все очень красиво и необычно. Наверное, бабушка придумала для нее какое-то новое приключение. Просто буду любоваться. И Ланка начала глазеть по сторонам.

То, что было вокруг, не входило в мир ее представлений. Ни одна компьютерная игра не была такой яркой и насыщенной светом, точнее его пульсацией, как то, что она сейчас видела. Видела же. Ведь она не спала.

-Я точно не сплю? – уже в который раз переспрашивала она себя.

-Нет, ты не спишь.

-Где я уже слышала этот голос?

-Да, ты его слышала. Теперь можешь обернуться. Ты у цели.

-Э.. Ты же Клеопатра? Та из моего первого сна?

-Верно.

-Только не из сна, а из жизни.

-А как мы друг друга понимаем?

-Ты про язык?

-Он нам не нужен. Ты же видишь, я не раскрываю рот.

Ох, она была прекрасна. Еще прекрасней, чем в первом сне. Точнее при первой встрече. Где – то она видела изображение Клеопатры. Она не помнит где. Но там у нее был какой-то большой нос, волосы иссиня –черные. Она совсем-совсем другая. Но нарисовать ее красоту невозможно. Потому что..

Ланка не додумала свою жизнь.

Кольцо на ее руке запульсировало так сильно, что ей даже стало немного больно.

Ой, – больно.

Она хотела сдернуть кольцо с руки.

-Это невозможно. Теперь оно твое. И будет всегда с тобой, когда нужно предсказать чью-то судьбу. Это камень агат. И кольцо когда-то было найдено здесь, в Египте. Как оно оказалось у твоей бабушки, это длинная история. Главное, что оно есть у тебя. Агат – камень, который предсказывает будущее. Потому он у тебя. Он всегда рядом с тем, кто владеет искусством предсказания, кому доверяют свои секреты карты Таро, теперь у тебя есть и то, и другое. Начни познание вот с этой карты. Старший Аркан Выбор.

У тебя есть еще немного времени, чтобы подумать.

Твой ли это выбор?

Или это выбор твоей бабушки?

У тебя ровно три дня для принятия решения.

Хочешь ты быть простым земным человеком, бегающим за иллюзией жизни, или сама будешь творить себя и чужие жизни.

Это огромная ответственность.

Тебе дается три земных дня. Простых. Привычных. Без сновидений и звонков бабушки.

Теперь есть только ты.

И твой выбор.

Ланка стояла на столе перед антресолями.  В одной руке она держала пустую коробочку. На левой руке на безымянном пыльце было надето кольцо с зеленым камнем. Кольцо как кольцо. Ничего особенного. Она стала его рассматривать и..

Она вспомнила, вспомнила то, что только с ней произошло.

-Чертовщина какая – то. Или я схожу с ума или..

-Надо решать. У меня всего три дня. Карта выбора. Точно. Надо решать.

Она почувствовала, как тепло кольца начало разливаться по ее телу.

Продолжение следует..

Предыдущую историю читай тут:

Если хотите почитать мои другие книги, то их легко найти в Интернете.

Наберите Наталья Берязева в гугле и выбирайте, что вам ближе к душе. Книг вышло уже много.

Вот ссылка на одну.

Кликай!

Спасибо за то, что выбираете мое творчество.

Благодарю!

 

 

 

 

Завещание бабушки. Карты таро.

Апрель 5th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

Второй сон Ланки

Спать у бабушки – это как возвращаться в детство.

Лишь на полчасика выскочила Лана из любимой квартиры бабушки, чтобы купить что-то перекусить в соседнем супермаркете. Готовить не хотелось. Тем более, что банок с вареньем в зимнем холодильнике стояло столько, что впору было выходить и торговать им на рынке. И  все самое любимое. Ланкино. Вишня, смородина, малина.

Бабушка знала, что внучка это оценит. Потому каждая баночка, стоящая на кухне в нише под окном,  была аккуратно подписана и пронумерована. Были даже банки, датированные годом ее отъезда на «выгодную работу» То есть простояли тут более пяти лет.

Ланка достала и потрогала каждую баночку. Потом открывала крышки и нюхала-нюхала любимый запах. Детства, лета, беззаботности. Вспоминала старую дачу, которая казалась такой огромной, когда она была маленькой, а на самом деле крошечной. Она помнила на том счастливом кусочке земли каждую тропинку, каждый цветок, и сегодня ей не верилось, что этого больше никогда в ее жизни не будет.

Варенье. Варенье.

Вернувшись из супермаркета, Лана достала самую маленькую баночку, датированную годом ее отъезда. Вишня. Урожай 2011. Бабушкин родной подчерк. Аккуратно сняв крышку, подцепила ложечкой несколько ягодок. Господи! Как они вкусно пахнут!

Отломила кусок свежей булочки, налила чая. И снова почувствовала себя маленькой девочкой, которая сидит за столом на крохотной, но такой любимой даче.

-Ешь, милая. Набирайся сил. Жизнь долгая. Её без любви и поддержки не пройдешь

Вот тебе моя поддержка.

Ланка тряхнула головой.

Примерещилось что ли?

Как будто бабушка рядом и говорит с ней.

– Ешь, ешь. Нам еще многое обсудить надо. Главное, ничему не удивляйся. Скоро привыкнешь. И многое поймешь.

Да, – подумала Ланка, – как много в мире всего, что мы не понимаем и отмахиваемся от тех, кто хочет нам что-то подсказать. Мне всегда казалось, что меня кто-то по жизни ведет, но я думала, что это глупости и простая случайность. Вон на собеседовании в Америке, когда никто не верил, что меня, русскую, возьмут на работу, я встретила по дороге странного старика. Он держал в руках букет полевых ромашек. Таких, как у бабушки на даче растут. Я еще очень удивилась. Он почему-то окликнул меня. И протянул цветок. Я его машинально взяла и почувствовала прилив сил, бодрости, уверенности. Хотела ему сказать «спасибо», но никого рядом не было. Цветок я вставила в нагрудный карман, он как будто его ждал. Так гармонично подошел по размеру. И первое, что сказал интервьюер: «So beauty flower. It is so seldom here”Что, мол, прекрасный цветок и такие у них встречаются редко. Собеседование прошло как по маслу. Её сразу взяли на работу. Потом тоже были удивительные случаи. Теперь она понимает. Это все бабушкины чудеса.

Как жаль, что невозможно с ней поговорить. Поблагодарить ее.

-Почему невозможно? Я – рядом. И всегда была рядом. Потому что у нас с тобой одна душа на двоих. Я просто не хотела торопить события.

Как ты думаешь, почему я настаивала, чтобы ты получила музыкальное образование?

Потому что это прямая связь  с Великим Бесконечным. С первого раза мне трудно тебе объяснить, что это значит, но ты умница у меня, потому просто найди труды Николая Кузанского. Очень многое тебе станет понятно. Особенно обрати внимание на фуги Баха. Ты их еще при мне начинала играть. Теперь и они тебе откроются иначе.

Ланка пришла в себя, когда у нее затекла рука. Оказывается, она задремала прямо сидя за столом, положив голову на руки.

-Да, бабуля, чувствую, что застряла я тут надолго. Загадка на загадке.

Но в библиотеку сейчас точно пойду. Надеюсь, что там до сих пор работает Татьяна Михайловна, она найдет мне нужную книжку.

Ланка аккуратно закрыла баночку с бабушкиным вареньем, мысленно  поблагодарив свою Ба.

И сразу на душе стало тепло и радостно.

С этим чувством радости она и вышла из дома.

Продолжение следует.

А начало истории тут:

Кликайте. Я собираю все в книгу. Придет время и..

Опубликую все разом. Благодаря вам, читатели!