сказкотерапия | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Книга под твоей подушкой, ваши любимые истории

Наконец-то я собрала ваши самые любимые истории в одну книгу.

Она так и называется “Книга под твоей подушкой”

Иллюстрации к ней нарисовала, как всегда, Наташа Блинкова из Москвы.

Сегодня я хочу вам напомнить одну историю, которую сама очень люблю.

Это кольцо до сих пор живет у меня.

Старое кольцо

Старое кольцо. Зеленый камень. Совсем-совсем зелёный. Серебряная оправа. Простоватое на вид. Я беру его в руки. От прикосновения камень становится теплым, а его зелень — еще более глубокой и таинственной.

Старая бурятка сидит у юрты. Пора подводить итог жизни. Она камлала в последний раз. Не поднимет больше бубна. Он перестал ее слушаться. Вчера он гудел: «Пора! Пора!» И, когда в кружении обряда она встретилась со всеми духами родственников, они тоже шептали ей: «Гульдэмэй, пора! Пора передавать свой дар! Пора!»

Да, она все понимает. Но кому?

Последняя внучка уехала в поселок учиться. А от ее сказаний только отмахивается: «Бабушка, ты же музейная ценность. На тебя ходят посмотреть, как на реликвию. Кому твои заговоры и камлания нужны?»

Ну и что на это можно сказать?

Гульдэмэй трет колени. Болят. Даже ее волшебная мазь не помогает. Старая стала совсем.

Но как она может уйти, не передав никому свой дар?

Пригревает весеннее солнышко. Старуха совсем разомлела и задремала под его лучами.

Ей снится странный сон.

Она сидит у своего старого сундука, что достался ей от ее бабушки, великой шаманки Агуй Гохон, и разбирает его содержимое. Здесь много забытых ею вещей. Бабушкины бусы, что помнят ее молодой, остатки атласных лент и перьев, что украшали ее бубен, сам бубен, потертый и потерявший голос, осколок зеркала, забытые колечки. И множество мелких монеток, уже позеленевших и не имеющих никакой ценности.

И слышится ей голос бабушки:

— Гульдэмэй, пора и тебе отправляться к нам. Некому передать тебе великую силу наших предков. Тяжело это признавать, но так есть. Сделай, как я тебе велю. Тебе осталось совсем немного. Достань все вещи из сундука. Ничего не выбрасывай. Раздай их людям на память. Каждый возьмет то, что заслуживает. Так мы раздарим нашу силу. И она вернется к нашим предкам, умноженная на талант тех, кому достанется наш дар.

Проснулась старуха. Поняла наказ великой шаманки Агуй Гохон.

Бережно достала из сундука казалось бы уже ненужные вещи. Аккуратно разложила у юрты, стала ждать гостей.

Первым пришел ее племянник Эсэгэ, который называл себя Сергеем.

«Смурной какой-то, — подумала старуха. — Печаль какая-то в сердце. А ведь большой человек, говорят, ученый».

Эсэгэ пытался начать разговор, но никак не мог. Помог бабушке очаг развести, сделал ей травяной чай и засобирался.

— Выбери себе подарок, — сказала Гульдэмэй. — Моя бабушка, великая шаманка, так велела. Так надо. Ничего не спрашивай.

Эсэгэ в лице переменился. Стал рассматривать содержимое сундука. Не раздумывая, протянул руку к бубну.

На выходные заехала внучка, взяла прабабушкины бусы. Посмеялась, конечно, над чудачеством старухи: удумала, мол, силу раздавать. Но примерила бусы и не захотела снимать. Больно уж тепло у нее в груди стало от прикосновения прабабкиных камней.

Быстро всё разобрали. Лишь кольцо великой шаманки, серебряное, с бирюзой, от старости ставшей темно-зеленой каплей, лежало сиротливо на блюдечке возле юрты.

Ночью плохо стало старухе. Хорошо, что в этот день у нее остановился местный пастух, что перегонял стадо баранов на другое место. Сел он на коня, поскакал в поселок: «Бабушка Гульдэмэй умирает».

Привез докторшу Валентину. Грустную женщину с серыми глазами. Та поставила укол, но сказала, что он уже не поможет. Пришло, мол, время.

Бабушка попросила: «Возьми от меня на память кольцо. Оно не твое, но очень тебя однажды выручит. Отдай его тому, кто тебе поможет. Кольцо само своего хозяина найдет. Не беспокойся. А пока сама носи. Оно придаст тебе силы. А как только кольцо свою хозяйку найдет, твои беды закончатся. Ты хороший человек. Все у тебя будет нормально».

Умерла бабушка утром. Хоронили, как она просила, по местным обычаям.

Докторшу Валентину на работе сократили. Какие-то дурные времена пошли. Стали русских отовсюду выгонять. А у нее двое детей. Теперь приходится стоять на рынке и торговать сувенирами. Тут и модные нынче бубны, точнее — то, что за них выдают местные предприниматели, и поделки из камня, и расшитые шапки а-ля местная экзотика. Стыдобища, а не товар. Но туристы покупают. Ведь сейчас модно в шаманские места ездить. Хотя — какие нынче шаманы? Она же сама бабушку Гульдэмэй в последний путь провожала. Но молчит она об этом. Да и кому это интересно? Каждый свой бизнес делает. И детей кормить надо. Совсем тяжело стало. Было бы к кому в Россию уехать, давно бы уехала. Но нет никого. А тут хоть плохонькое, но жилье. Свое, между прочим.

За грустными мыслями не заметила, что на нее давно уже смотрит женщина, тоже славянка.

Увидев, что на нее обратили внимание, незнакомка поздоровалась:

— Вы грустная. Что-то случилось?

Валентина ответила: да, мол, давно уже случилось… и почему-то стала говорить, говорить. О том, как переехала в Бурятию за мужем, как он погиб на перевале, как осталась одна с двумя детьми, о том, что с работы ее уволили, что плохо ей. Не знает, что делать. Только дети ее и держат.

Марина (так звали незнакомку) внимательно слушала, не перебивала.

Потом полезла в сумку, достала кошелек, выгребла все, что в нем было, и протянула Валентине.

— Берите, жалко, что мало взяла с собой. И уходите с рынка. Я договорюсь, чтобы вас снова взяли на работу. На первое время вам хватит.

Валентина остолбенела.

— Не возьму, что вы!

— Так надо! Берите!

— Но как же мне отблагодарить вас?.. Ой, постойте! Я думаю, пришло время передать вам подарок последней шаманки.

Валентина сняла кольцо с шеи (она носила его на шнурке, чтобы не потерять) и протянула Марине.

Марина взглянула на кольцо:

— Хорошая и ценная вещь, но не моя. Однако я возьму его. Чувствую, так надо.

В Москву Марина вернулась из долгой поездки по Азии лишь через год. Колечко с бирюзой всегда лежало в ее кошельке. И она вспоминала о нем только тогда, когда получала очередное письмо с благодарностями от Валентины, что жила в далекой Бурятии, и которой она однажды помогла. Да, она решила вопрос с ее работой. Ведь ей, известному московскому редактору, который сопровождал государственную делегацию, не могли отказать. Вот она и попросила кого надо. Что тут особенного?

Сейчас она спешила в аэропорт. Приятельница через знакомую передала из-за границы важные документы для работы. В кафе аэропорта ее ждала Наташа, она сидела с синей папочкой, как предупредила приятельница.

— Ой, так здорово! Ты меня выручила! По почте я бы эти документы не дождалась. А они очень мне нужны для нового проекта. Не знаю, как и отблагодарить тебя.

Марина потянулась к кошельку, не понимая, что происходит, достала колечко с зеленой каплей.

— Примерь!

Наташа удивленно посмотрела на нее, однако кольцо взяла. Примерила. Оно оказалось ей впору. Как будто всегда и было на ее безымянном пальце.

— Странное у меня ощущение, как будто я его теряла и тут вдруг нашла. Ничего не понимаю.

— И мне так хорошо стало, — сказала Марина, — как будто я сделала что-то очень важное. Наверное, это твое кольцо и есть. В Бурятии мне сказали, что оно само хозяйку найдет. Видимо, ты и есть его хозяйка.

Старая шаманка Гульдэмэй довольна. Она часто приходит на место своей старой юрты. Юрты тут давно уже нет. Да и ее самой нет. А вот душа ее тут. И душа ее бабушки Агуй Гохон тут же. И они ведут неспешные разговоры.

— Как хорошо у них получилось с подарками. Они точно дошли до тех, кому и предназначались. А Эсэгэ, что взял бубен, издал народный бурятский эпос, это сказания и песни великих шаманов; внучка, что обрадовалась красивым бусам, стала заслуженной учительницей, преподает бурятский в школе; пастух, что привез докторшу, — известный чабан.

Все, кто получил часть силы последних шаманок, работают на память предков. Даже кольцо с бирюзовой каплей служит тому, кто пишет сказки, дающие опору разуверившимся в жизни. И каждый из них чувствует поддержку, ту частичку великой силы, что дает им древний народ.

Гудит ветер. Дышит бесконечная степь, держит на своих ладонях рыжее солнце. И звучат шаманские бубны. Это Гульдэмэй и Агуй Гохон вспоминают свою молодость, соревнуются в умении усмирять ветер и разжигать солнце.

Наташа просыпается среди ночи. Странные сны не дают ей покоя. Как будто она идет по бесконечной степи, ковыль прижимается к ее ногам, а кто-то высоко-высоко поет песню. И ей необходимо, просто необходимо записать слова этой песни. Это чужой язык. Но она почему-то его понимает. Это песня степи и великого народа, что здесь когда-то жил. И ей кажется, что она тоже когда-то здесь родилась.

Э-ге-гей! — хочется ей закричать.

Но вместо этого она идет к компьютеру, и руки сами начинают писать. И теплеет на пальце колечко с бирюзой, что помнит старый сундук и свою хозяйку Агуй Гохон. Ее прапрабабушку.


Приятного вам чтения!

Почитать мою ежедневную писанину можно и здесь zen.yandex.ru/crazybabooshka

Карты Таро. Завещание бабушки. Продолжение

Апрель 29th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

Зеленый коридор

Странное ощущение. Непонятно, кто идет. Дорожка или ты сам по дорожке. Так она  чувствовала себя в аэропорту, когда впервые папа взял ее с собой в Москву. Она была еще маленькая, но очень хорошо помнит длинный – длинный коридор, дорожка, которая едет сама по себе и себя на той дорожке. Для нее это было так необычно.

Но сейчас было еще необычней. Она куда – то двигалась или ехала, а по сторонам пульсировали стены, меняя узоры и очертания.

Если бы это было во сне, то она бы не удивилась. Там надо сказать себе: «Это всего лишь сон», – и ничего не бояться.

Но тут это был не сон.

Она была реальной, и все происходило реально.

Тут хоть сто раз себе повторяй, что это сын и щипли себя до синяков за руку, ничего не помогает.

Хорошо, – подумала Ланка, – если я ничего не могу изменить, то буду просто наблюдать. Я же живая. Или пока живая? Но эту мысль она тут же отбросила.

Я тут, все очень красиво и необычно. Наверное, бабушка придумала для нее какое-то новое приключение. Просто буду любоваться. И Ланка начала глазеть по сторонам.

То, что было вокруг, не входило в мир ее представлений. Ни одна компьютерная игра не была такой яркой и насыщенной светом, точнее его пульсацией, как то, что она сейчас видела. Видела же. Ведь она не спала.

-Я точно не сплю? – уже в который раз переспрашивала она себя.

-Нет, ты не спишь.

-Где я уже слышала этот голос?

-Да, ты его слышала. Теперь можешь обернуться. Ты у цели.

-Э.. Ты же Клеопатра? Та из моего первого сна?

-Верно.

-Только не из сна, а из жизни.

-А как мы друг друга понимаем?

-Ты про язык?

-Он нам не нужен. Ты же видишь, я не раскрываю рот.

Ох, она была прекрасна. Еще прекрасней, чем в первом сне. Точнее при первой встрече. Где – то она видела изображение Клеопатры. Она не помнит где. Но там у нее был какой-то большой нос, волосы иссиня –черные. Она совсем-совсем другая. Но нарисовать ее красоту невозможно. Потому что..

Ланка не додумала свою жизнь.

Кольцо на ее руке запульсировало так сильно, что ей даже стало немного больно.

Ой, – больно.

Она хотела сдернуть кольцо с руки.

-Это невозможно. Теперь оно твое. И будет всегда с тобой, когда нужно предсказать чью-то судьбу. Это камень агат. И кольцо когда-то было найдено здесь, в Египте. Как оно оказалось у твоей бабушки, это длинная история. Главное, что оно есть у тебя. Агат – камень, который предсказывает будущее. Потому он у тебя. Он всегда рядом с тем, кто владеет искусством предсказания, кому доверяют свои секреты карты Таро, теперь у тебя есть и то, и другое. Начни познание вот с этой карты. Старший Аркан Выбор.

У тебя есть еще немного времени, чтобы подумать.

Твой ли это выбор?

Или это выбор твоей бабушки?

У тебя ровно три дня для принятия решения.

Хочешь ты быть простым земным человеком, бегающим за иллюзией жизни, или сама будешь творить себя и чужие жизни.

Это огромная ответственность.

Тебе дается три земных дня. Простых. Привычных. Без сновидений и звонков бабушки.

Теперь есть только ты.

И твой выбор.

Ланка стояла на столе перед антресолями.  В одной руке она держала пустую коробочку. На левой руке на безымянном пыльце было надето кольцо с зеленым камнем. Кольцо как кольцо. Ничего особенного. Она стала его рассматривать и..

Она вспомнила, вспомнила то, что только с ней произошло.

-Чертовщина какая – то. Или я схожу с ума или..

-Надо решать. У меня всего три дня. Карта выбора. Точно. Надо решать.

Она почувствовала, как тепло кольца начало разливаться по ее телу.

Продолжение следует..

Предыдущую историю читай тут:

Если хотите почитать мои другие книги, то их легко найти в Интернете.

Наберите Наталья Берязева в гугле и выбирайте, что вам ближе к душе. Книг вышло уже много.

Вот ссылка на одну.

Кликай!

Спасибо за то, что выбираете мое творчество.

Благодарю!

 

 

 

 

Завещание бабушки. Карты таро.

Апрель 5th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

Второй сон Ланки

Спать у бабушки – это как возвращаться в детство.

Лишь на полчасика выскочила Лана из любимой квартиры бабушки, чтобы купить что-то перекусить в соседнем супермаркете. Готовить не хотелось. Тем более, что банок с вареньем в зимнем холодильнике стояло столько, что впору было выходить и торговать им на рынке. И  все самое любимое. Ланкино. Вишня, смородина, малина.

Бабушка знала, что внучка это оценит. Потому каждая баночка, стоящая на кухне в нише под окном,  была аккуратно подписана и пронумерована. Были даже банки, датированные годом ее отъезда на «выгодную работу» То есть простояли тут более пяти лет.

Ланка достала и потрогала каждую баночку. Потом открывала крышки и нюхала-нюхала любимый запах. Детства, лета, беззаботности. Вспоминала старую дачу, которая казалась такой огромной, когда она была маленькой, а на самом деле крошечной. Она помнила на том счастливом кусочке земли каждую тропинку, каждый цветок, и сегодня ей не верилось, что этого больше никогда в ее жизни не будет.

Варенье. Варенье.

Вернувшись из супермаркета, Лана достала самую маленькую баночку, датированную годом ее отъезда. Вишня. Урожай 2011. Бабушкин родной подчерк. Аккуратно сняв крышку, подцепила ложечкой несколько ягодок. Господи! Как они вкусно пахнут!

Отломила кусок свежей булочки, налила чая. И снова почувствовала себя маленькой девочкой, которая сидит за столом на крохотной, но такой любимой даче.

-Ешь, милая. Набирайся сил. Жизнь долгая. Её без любви и поддержки не пройдешь

Вот тебе моя поддержка.

Ланка тряхнула головой.

Примерещилось что ли?

Как будто бабушка рядом и говорит с ней.

– Ешь, ешь. Нам еще многое обсудить надо. Главное, ничему не удивляйся. Скоро привыкнешь. И многое поймешь.

Да, – подумала Ланка, – как много в мире всего, что мы не понимаем и отмахиваемся от тех, кто хочет нам что-то подсказать. Мне всегда казалось, что меня кто-то по жизни ведет, но я думала, что это глупости и простая случайность. Вон на собеседовании в Америке, когда никто не верил, что меня, русскую, возьмут на работу, я встретила по дороге странного старика. Он держал в руках букет полевых ромашек. Таких, как у бабушки на даче растут. Я еще очень удивилась. Он почему-то окликнул меня. И протянул цветок. Я его машинально взяла и почувствовала прилив сил, бодрости, уверенности. Хотела ему сказать «спасибо», но никого рядом не было. Цветок я вставила в нагрудный карман, он как будто его ждал. Так гармонично подошел по размеру. И первое, что сказал интервьюер: «So beauty flower. It is so seldom here”Что, мол, прекрасный цветок и такие у них встречаются редко. Собеседование прошло как по маслу. Её сразу взяли на работу. Потом тоже были удивительные случаи. Теперь она понимает. Это все бабушкины чудеса.

Как жаль, что невозможно с ней поговорить. Поблагодарить ее.

-Почему невозможно? Я – рядом. И всегда была рядом. Потому что у нас с тобой одна душа на двоих. Я просто не хотела торопить события.

Как ты думаешь, почему я настаивала, чтобы ты получила музыкальное образование?

Потому что это прямая связь  с Великим Бесконечным. С первого раза мне трудно тебе объяснить, что это значит, но ты умница у меня, потому просто найди труды Николая Кузанского. Очень многое тебе станет понятно. Особенно обрати внимание на фуги Баха. Ты их еще при мне начинала играть. Теперь и они тебе откроются иначе.

Ланка пришла в себя, когда у нее затекла рука. Оказывается, она задремала прямо сидя за столом, положив голову на руки.

-Да, бабуля, чувствую, что застряла я тут надолго. Загадка на загадке.

Но в библиотеку сейчас точно пойду. Надеюсь, что там до сих пор работает Татьяна Михайловна, она найдет мне нужную книжку.

Ланка аккуратно закрыла баночку с бабушкиным вареньем, мысленно  поблагодарив свою Ба.

И сразу на душе стало тепло и радостно.

С этим чувством радости она и вышла из дома.

Продолжение следует.

А начало истории тут:

Кликайте. Я собираю все в книгу. Придет время и..

Опубликую все разом. Благодаря вам, читатели!

 

 

Противная девчонка. Сказки для взрослых

Как я с ней подружилась?

Об этом чуть позже.

Сейчас с самого начала.

Эта девчонка жила в нашем дворе. Рыжая, конопатая, толстая. Её выводила гулять такая же толстая женщина, которая в полном смысле затыкала рот вечно орущей девчонки то конфетой, то леденцом, то пирожным. Нам, кто жил в этом доме, и кто видел из окна, как они гуляют, казалось, что сумка этой женщины бездонная и там находится целая фабрика сладостей.

Мы, конечно, завидовали рыжей девчонке, что у нее всегда есть любимые вкусняшки, но, тем не менее, в нашем дворе ее никто не любил и никто не хотел с ней играть.

Она всегда была одна. То есть она и толстая няня.

Мы не знали, как зовут рыжую плаксивую сладкоежку.

Кто – то говорил, что Депри, кто-то Исья.

Имена были какие-то странные и непривычные, потому мы никак не могли их запомнить.

Если вдруг мы после школы дружно выбегали во двор, чтобы поиграть в прятки или в ножички, толстая няня тут же уводила вечно недовольную и капризную девчонку.

Да. Как она появилась в нашем дворе?

Мы знали, что в восьмой квартире никто не живет. Там долго висел замок, а люди не появлялись.

Потом мы увидели, как наш дворник Василий несет чемодан, а за ним идут рыжая девчонка, потом толстая женщина, потом женщина потоньше. Они шли в ту самую восьмую квартиру. Ту, что потоньше, мы больше не видели. А вот девчонку с ее няней стали наблюдать почти ежедневно.

Почему с няней, а не с бабушкой? Это мы так решили во дворе. Для бабушки – она еще не старая. А мама была та, другая. Только почему-то не появляется. Видимо, уехала по делам.

Как появилась девчонка, наша жизнь изменилась.

Я про себя  скажу. Я просто обожала рисовать. А тут сяду, начну раскрашивать,  и такая тоска наваливается. Прямо зареветь охота.

Мама с папой вообще ссориться начали. Прямо на пустом месте. Никогда такого не было.

Мы стали чаще на дачу уезжать, потому что там снова все было как прежде.

И главное, что я заметила. Как только эту рыжую девчонку увижу, так  у меня настроение портится. Почему? Я же даже с ней не знакома.

Все мои друзья какие-то невеселые стали. Играть не хотят, секретики устраивать тоже. Сами на себя не похожи.

Я подумала, может, в этом приезжая девчонка виновата.

Ведь с ее приездом в нашем дворе все изменилось.

К худшему.

Хотя вроде чего такого? Вышла гулять, плачет, ее успокаивают, ест свои конфеты и пирожные и идет домой. С нами же не общается. Но почему нам-то плохо?

Однажды я решилась.

Сказала родителям, что у меня горло болит, и не пошла в школу. Решила дождаться девчонку, когда она гулять выйдет, и поговорить с ней.

Что происходит с нами?

Сижу у окна, делаю вид, что картинку раскрашиваю, а сама в окно поглядываю.

Вышла наша рыжая соседка или нет.

В 12.00 вижу. Вот они. Толстая рыжуха и ее сопровождающая с огромной сумкой.

Не успела она дверь открыть, а уже рыдает: «Не хочу гулять. Там холодно. Противно. Дурно пахнет, я устала, оставь меня в покое. Я хочу лежать»

Няня тут же сумка открыла и сладкого петушка девчонке в рот затолкала.

Та замолчала на время. Вижу в окно, что она петушка не сосет, а просто жует. Значит, что через минуту снова орать начнет.

Я быстро курточку набросила, туфли  надела и побежала по лестнице вниз, чтобы с девчонкой познакомиться.

Не успела я  входную дверь открыть, слышу, что она снова орет и права качает: «Не хочу гулять. Надоели вы мне все. Погода противная. Скоро дождь начнется. Хочу дома одна в спальне сидеть и ужастики смотреть».

Ого. Тут – то я и появилась.

-Ты чего орешь-то? К нам уже два месяца назад переехала, а ни с кем не знакомишься. Мы же с тобой одного возраста?

-Я с тобой? Рыжая девчонка аж поперхнулась очередной конфетой.

-Одного возраста? Ты знаешь, сколько мне лет?

И вообще кто я?

Как меня зовут?

Хотя чего мне с тобой, дурой, разговаривать. Мне проще скандал закатить.

И тут она начала так рыдать. Упала на землю. Стала колотить ее ногами. Потом мне показалось, что она умирает. Но тут уже была ее нянька. Она быстро подняла ее с земли и засунула ей в рот большой кусок шоколада.

Я сглотнула слюну.

У нас в доме шоколад не водился. Точнее водился по большим праздникам.

Нянька взглянула на меня и тут же втолкнула мне в рот такой же кусок шоколада.  Я чуть не подавилась от неожиданности.

-Вы чего? – прохрипела я, поперхнувшись  шоколадом.

-Ешь, лишнее не будет.

-Мы тут не долго. Скоро уедем. Стали привлекать внимание. Пора съезжать.

-Чего хотела-то?

Я проглотила сладкую слюну.

-Спасибо большое. С девочкой хочу познакомиться. Она приехала, а с нами не дружит. Вы ее конфетами кормите.  Но как-то с ее появлением грустно у нас стало. Ленка заболела. Вовка к папе переехал, его родители развелись, Сережку из школы отчислили, плохо стал учиться. У меня тоже все из рук валится. Никогда такого не было.

Рыжая девчонка зыркнула на меня глазами.

-Че, прямо так плохо всем стало?

-Ага, че-то не то, – ответила я.

-Понимаю. Девчонка перестала строить рожи и гримасы и  как-то погрустнела. Знаешь, как меня зовут?

-Не, давно хочу узнать. Да по-разному. И Ишья, и Депра, Холия, Тифа, ДЕприма. Мое главное имя и основное, тебе будет  не понятно, потому что я не твоего возраста –Тристиция.

Где бы я не появлялась, у людей        портится настроение. И не только у людей, даже у тех, кто восседает на Олимпе. Но это я тебе лишнее ляпнула,  ты все равно не знаешь, про что я.

-Никто не хочет со мной дружить. И правильно. Потому что я всем порчу жизнь. И тебе могу испортить, криво усмехнувшись  сказала моя новая знакомая, но не вижу в этом смысла. Ты еще маленькая и глупенькая.

-Иди лучше домой. Возьми конфету у моей няни. Точнее моей сопровождающей. Чувствую, что мне сейчас срочно потребуется ее помощь. Иди отсюда скорей.

Не успела я взять конфету, как девчонка забилась в судорогах, начала кричать, схватила свою спутницу  за волосы, уронила ее прямо на дорожку. Вместе с собой.

Мне стало очень страшно. Но я не ушла. Я вернулась. Я подняла девочку с дорожки. Я обняла ее, прижала, стала гладить по волосам: «Ты такая симпатичная. Рыжая. Ты похожа на Пеппи  Длинный Чулок, это моя любимая героиня, ты какая-то особенная. Не надо плакать. Не ешь так много конфет. От них толстеют. И давай дружить».

Девчонка удивленно открыла глаза.

-Ты чего?

-Всю жизнь от меня пытаются избавиться, а ты предлагаешь дружить? Ты не поняла кто я?

И девчонка на глазах стала худеть, ее конопушки стали бледнеть  и постепенно исчезать. А рыжая копна волос превратилась в прическу, которой позавидовала бы любая сказочная принцесса.

Передо мной стояла красивая девушка. Необыкновенная. Волшебная. Очень красивая.

-Я такая, если рядом нет тех, кто знает мое настоящее имя.

-Кто по – настоящему счастлив.

-Кто не сравнивает, не завидует, не жалуется, не переживает по пустякам, не грустит о невозможном, кто просто живет. И рад, что рядом любимые люди.

Спасибо тебе. Сегодня ты позволила мне побыть собой. Такой, как я родилась. Давно. Давно. Но потом меня заколдовали

Но тебе знать это не обязательно.

Мы больше не увидимся. Я так благодарна тебе, что ты решила со мной подружиться.

Это впервые за последние тысячу лет.

Они уходили. Красивая рыжая девушка и ее сопровождающая. Она тоже была совсем не толстой, а ее сумка, откуда она брала конфеты стала похожа на модный клач, который я видела в  мамином журнале мод.

Дома я пыталась вспомнить имя девочки.

Как она себя назвала?

Главное – вспомнить ее первое имя. Она говорила и про Ишью, Депри. Что еще?

В этот день я очень плохо спала.

И она мне приснилась. Эта девчонка.  Она мне и сказала, как ее зовут. Тристиция.

Утром я долго листала папины словари. У нас их много. Мой папа филолог. Это слово значит по – современному – ДЕПРЕССИЯ.

Вот кто жил у нас во дворе. И потому у нас всех испортилось настроение, а родители переругались.

Это я не побоялась и решила с ней подружиться.

Она была шокирована. Удивлена. Она вернулась к себе изначальной.

Я  не считаю своей заслугой, что восьмая квартира снова пустая. Что мы снова по вечерам играем во дворе в жмурки и в ножечки, а наши родители помирились.

Просто я хочу сказать, что не надо судить людей по внешности. Всякое бывает.

И они, может, не совсем такие, как мы их видим.

Просто надо подойти и попробовать подружиться!

Вон рыжая девчонка какая была противная, а на самом деле она красавица. И никому она не желает зла, просто так сложилось. Она за свою судьбу, увы, не отвечает. Это давно за нее Боги на Олимпе решили.

Я сейчас много читаю.  Потому что, если честно, эта рыжая девчонка заставила меня на многие вещи взглянуть иначе.

Как?

У меня есть мой ЛИЧНЫЙ дневник. Я все записываю. Придет время, я вам все покажу.

Вот.

 

 

 

 

Ангел и внучка. Сказки для умных взрослых

Декабрь 11th, 2018 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

-Можно ли поговорить с ангелом?

Это спросила моя внучка, когда огромный солнечный зайчик присел на нашу картину с кожаными цветами.

-Конечно, можно.

Это  ответила я, которая увидела ангела.

Того самого, который уже однажды приходил ко мне и даже разрешил себя сфотографировать.

В этот раз это снова был он.

Я его узнала и очень  обрадовалась.

Наконец-то внучка тоже его увидит и сможет с ним поговорить.

Ангел уселся поудобней на бархатной коже картины.

-О чем хотите спросить меня?

Это ангел обратился к внучке.

-Нет, нет. Я не хочу ни о чем тебя спрашивать.

-Можно я просто тебя поглажу.

-Можно, – ответил ангел, сделавшись ярче и больше.

-Да, да, я поняла. Если тебе нравится, то, что я тебе говорю, или ты хочешь сказать мне «да», то ты становишься ярче, если хочешь сказать «нет»,  то ты тускнеешь. Верно же?

Это снова внучка обратилась к ангелу.

Ангел наполнился ярким светом, стал пульсировать и мигать. Внучка подошла к картине, где сидел ангел,  и начала его гладить. Она нежно проводила ладонью по световому пятну, потом стала гладить его  двумя руками.

Мне показалось, что световое пятно  заискрилось еще больше, стало  меняться в размерах  и рассыпаться на яркие и красивые лучики.

Внучка прижалась щекой к свету.

-Какой ты теплый, ласковый, настоящий.

-Я  легко тебя представляю. Ты очень красивый, белый и с крылышками. Но вам нельзя нам показываться. Я понимаю.

-Да. Ты сказал, что надо о чем-то тебя просить. Нет. Я не хочу просить. У меня есть бабушка – волшебница. Просто скажи мне, она успеет накопить денежек, чтобы мы поехали в феврале туда, где тепло?

Свет на картине заструился, начал пульсировать.

-Я поняла. Поедем. Спасибо!

-А бабушкина книга станет популярной? Она так много работает, чтобы про мальчика Леонардо из Винчи узнали все дети?

И опять солнечный свет заиграл, призывно замигал.

Как здорово!

-А ко мне придет Дед Мороз? Я ему написала уже два письма.

Свет на картине мигнул и начал таять.

-Извини. Я замучила тебя вопросами. Ты устал. Понимаю. Тебе пора уходить. До свидания.

-Ты приходи просто так. Я не буду ничего спрашивать. Мы просто посидим рядом. Я буду смотреть на тебя, а ты на  меня. Это же так здорово знать, что у тебя есть свой ангел. И что его даже можно погладить.

-Я такая счастливая. Я тебя сегодня видела. И говорила с тобой.

-Будь тоже счастлив.

Когда я вошла в комнату, моя внучка уже спала. Последние лучи уходящего солнца скользнули по стене.

И мне померещилось, что как будто кто-то  погладил меня по голове.

А, может, и не показалось.

Улыбающуюся внучку я бережно перенесла в кровать.

-Спи, мой ангел, шептала я. Спи, мой родной.

А за окном уже струился вечерний свет, который так любят все ангелы: и земные, и те, которых видят только дети.

И бабушки-волшебницы