Сказки | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Книга под твоей подушкой, ваши любимые истории

Наконец-то я собрала ваши самые любимые истории в одну книгу.

Она так и называется “Книга под твоей подушкой”

Иллюстрации к ней нарисовала, как всегда, Наташа Блинкова из Москвы.

Сегодня я хочу вам напомнить одну историю, которую сама очень люблю.

Это кольцо до сих пор живет у меня.

Старое кольцо

Старое кольцо. Зеленый камень. Совсем-совсем зелёный. Серебряная оправа. Простоватое на вид. Я беру его в руки. От прикосновения камень становится теплым, а его зелень — еще более глубокой и таинственной.

Старая бурятка сидит у юрты. Пора подводить итог жизни. Она камлала в последний раз. Не поднимет больше бубна. Он перестал ее слушаться. Вчера он гудел: «Пора! Пора!» И, когда в кружении обряда она встретилась со всеми духами родственников, они тоже шептали ей: «Гульдэмэй, пора! Пора передавать свой дар! Пора!»

Да, она все понимает. Но кому?

Последняя внучка уехала в поселок учиться. А от ее сказаний только отмахивается: «Бабушка, ты же музейная ценность. На тебя ходят посмотреть, как на реликвию. Кому твои заговоры и камлания нужны?»

Ну и что на это можно сказать?

Гульдэмэй трет колени. Болят. Даже ее волшебная мазь не помогает. Старая стала совсем.

Но как она может уйти, не передав никому свой дар?

Пригревает весеннее солнышко. Старуха совсем разомлела и задремала под его лучами.

Ей снится странный сон.

Она сидит у своего старого сундука, что достался ей от ее бабушки, великой шаманки Агуй Гохон, и разбирает его содержимое. Здесь много забытых ею вещей. Бабушкины бусы, что помнят ее молодой, остатки атласных лент и перьев, что украшали ее бубен, сам бубен, потертый и потерявший голос, осколок зеркала, забытые колечки. И множество мелких монеток, уже позеленевших и не имеющих никакой ценности.

И слышится ей голос бабушки:

— Гульдэмэй, пора и тебе отправляться к нам. Некому передать тебе великую силу наших предков. Тяжело это признавать, но так есть. Сделай, как я тебе велю. Тебе осталось совсем немного. Достань все вещи из сундука. Ничего не выбрасывай. Раздай их людям на память. Каждый возьмет то, что заслуживает. Так мы раздарим нашу силу. И она вернется к нашим предкам, умноженная на талант тех, кому достанется наш дар.

Проснулась старуха. Поняла наказ великой шаманки Агуй Гохон.

Бережно достала из сундука казалось бы уже ненужные вещи. Аккуратно разложила у юрты, стала ждать гостей.

Первым пришел ее племянник Эсэгэ, который называл себя Сергеем.

«Смурной какой-то, — подумала старуха. — Печаль какая-то в сердце. А ведь большой человек, говорят, ученый».

Эсэгэ пытался начать разговор, но никак не мог. Помог бабушке очаг развести, сделал ей травяной чай и засобирался.

— Выбери себе подарок, — сказала Гульдэмэй. — Моя бабушка, великая шаманка, так велела. Так надо. Ничего не спрашивай.

Эсэгэ в лице переменился. Стал рассматривать содержимое сундука. Не раздумывая, протянул руку к бубну.

На выходные заехала внучка, взяла прабабушкины бусы. Посмеялась, конечно, над чудачеством старухи: удумала, мол, силу раздавать. Но примерила бусы и не захотела снимать. Больно уж тепло у нее в груди стало от прикосновения прабабкиных камней.

Быстро всё разобрали. Лишь кольцо великой шаманки, серебряное, с бирюзой, от старости ставшей темно-зеленой каплей, лежало сиротливо на блюдечке возле юрты.

Ночью плохо стало старухе. Хорошо, что в этот день у нее остановился местный пастух, что перегонял стадо баранов на другое место. Сел он на коня, поскакал в поселок: «Бабушка Гульдэмэй умирает».

Привез докторшу Валентину. Грустную женщину с серыми глазами. Та поставила укол, но сказала, что он уже не поможет. Пришло, мол, время.

Бабушка попросила: «Возьми от меня на память кольцо. Оно не твое, но очень тебя однажды выручит. Отдай его тому, кто тебе поможет. Кольцо само своего хозяина найдет. Не беспокойся. А пока сама носи. Оно придаст тебе силы. А как только кольцо свою хозяйку найдет, твои беды закончатся. Ты хороший человек. Все у тебя будет нормально».

Умерла бабушка утром. Хоронили, как она просила, по местным обычаям.

Докторшу Валентину на работе сократили. Какие-то дурные времена пошли. Стали русских отовсюду выгонять. А у нее двое детей. Теперь приходится стоять на рынке и торговать сувенирами. Тут и модные нынче бубны, точнее — то, что за них выдают местные предприниматели, и поделки из камня, и расшитые шапки а-ля местная экзотика. Стыдобища, а не товар. Но туристы покупают. Ведь сейчас модно в шаманские места ездить. Хотя — какие нынче шаманы? Она же сама бабушку Гульдэмэй в последний путь провожала. Но молчит она об этом. Да и кому это интересно? Каждый свой бизнес делает. И детей кормить надо. Совсем тяжело стало. Было бы к кому в Россию уехать, давно бы уехала. Но нет никого. А тут хоть плохонькое, но жилье. Свое, между прочим.

За грустными мыслями не заметила, что на нее давно уже смотрит женщина, тоже славянка.

Увидев, что на нее обратили внимание, незнакомка поздоровалась:

— Вы грустная. Что-то случилось?

Валентина ответила: да, мол, давно уже случилось… и почему-то стала говорить, говорить. О том, как переехала в Бурятию за мужем, как он погиб на перевале, как осталась одна с двумя детьми, о том, что с работы ее уволили, что плохо ей. Не знает, что делать. Только дети ее и держат.

Марина (так звали незнакомку) внимательно слушала, не перебивала.

Потом полезла в сумку, достала кошелек, выгребла все, что в нем было, и протянула Валентине.

— Берите, жалко, что мало взяла с собой. И уходите с рынка. Я договорюсь, чтобы вас снова взяли на работу. На первое время вам хватит.

Валентина остолбенела.

— Не возьму, что вы!

— Так надо! Берите!

— Но как же мне отблагодарить вас?.. Ой, постойте! Я думаю, пришло время передать вам подарок последней шаманки.

Валентина сняла кольцо с шеи (она носила его на шнурке, чтобы не потерять) и протянула Марине.

Марина взглянула на кольцо:

— Хорошая и ценная вещь, но не моя. Однако я возьму его. Чувствую, так надо.

В Москву Марина вернулась из долгой поездки по Азии лишь через год. Колечко с бирюзой всегда лежало в ее кошельке. И она вспоминала о нем только тогда, когда получала очередное письмо с благодарностями от Валентины, что жила в далекой Бурятии, и которой она однажды помогла. Да, она решила вопрос с ее работой. Ведь ей, известному московскому редактору, который сопровождал государственную делегацию, не могли отказать. Вот она и попросила кого надо. Что тут особенного?

Сейчас она спешила в аэропорт. Приятельница через знакомую передала из-за границы важные документы для работы. В кафе аэропорта ее ждала Наташа, она сидела с синей папочкой, как предупредила приятельница.

— Ой, так здорово! Ты меня выручила! По почте я бы эти документы не дождалась. А они очень мне нужны для нового проекта. Не знаю, как и отблагодарить тебя.

Марина потянулась к кошельку, не понимая, что происходит, достала колечко с зеленой каплей.

— Примерь!

Наташа удивленно посмотрела на нее, однако кольцо взяла. Примерила. Оно оказалось ей впору. Как будто всегда и было на ее безымянном пальце.

— Странное у меня ощущение, как будто я его теряла и тут вдруг нашла. Ничего не понимаю.

— И мне так хорошо стало, — сказала Марина, — как будто я сделала что-то очень важное. Наверное, это твое кольцо и есть. В Бурятии мне сказали, что оно само хозяйку найдет. Видимо, ты и есть его хозяйка.

Старая шаманка Гульдэмэй довольна. Она часто приходит на место своей старой юрты. Юрты тут давно уже нет. Да и ее самой нет. А вот душа ее тут. И душа ее бабушки Агуй Гохон тут же. И они ведут неспешные разговоры.

— Как хорошо у них получилось с подарками. Они точно дошли до тех, кому и предназначались. А Эсэгэ, что взял бубен, издал народный бурятский эпос, это сказания и песни великих шаманов; внучка, что обрадовалась красивым бусам, стала заслуженной учительницей, преподает бурятский в школе; пастух, что привез докторшу, — известный чабан.

Все, кто получил часть силы последних шаманок, работают на память предков. Даже кольцо с бирюзовой каплей служит тому, кто пишет сказки, дающие опору разуверившимся в жизни. И каждый из них чувствует поддержку, ту частичку великой силы, что дает им древний народ.

Гудит ветер. Дышит бесконечная степь, держит на своих ладонях рыжее солнце. И звучат шаманские бубны. Это Гульдэмэй и Агуй Гохон вспоминают свою молодость, соревнуются в умении усмирять ветер и разжигать солнце.

Наташа просыпается среди ночи. Странные сны не дают ей покоя. Как будто она идет по бесконечной степи, ковыль прижимается к ее ногам, а кто-то высоко-высоко поет песню. И ей необходимо, просто необходимо записать слова этой песни. Это чужой язык. Но она почему-то его понимает. Это песня степи и великого народа, что здесь когда-то жил. И ей кажется, что она тоже когда-то здесь родилась.

Э-ге-гей! — хочется ей закричать.

Но вместо этого она идет к компьютеру, и руки сами начинают писать. И теплеет на пальце колечко с бирюзой, что помнит старый сундук и свою хозяйку Агуй Гохон. Ее прапрабабушку.


Приятного вам чтения!

Почитать мою ежедневную писанину можно и здесь zen.yandex.ru/crazybabooshka

Карты Таро. Завещание бабушки. Продолжение

Звонок от бабушки

Ланка с ужасом подняла трубку.

-Внуча, не пугайся! Это я – твоя Ба.

В трубке шипело, скрежетало, свистело, но голос бабушки был отлично слышен.

-Ничему не удивляйся, я буду первое время рядом, так, чтобы ты ощущала мою поддержку. Потом уйду, когда будет нужно. И не буду пугать тебя звонками и своим явственным присутствием. Так надо. Ты все делаешь правильно и идешь тем путем, который тебе предназначен. У меня есть еще один секрет. Точнее реальная подсказка тебе для новой жизни. Я не стала этого писать в письме. Мне проще объяснить тебе сейчас. На антресолях на кухне за старой занавеской стоит коробка из-под твоих детских туфелек. Достань ее. Пришло время. Там ты найдешь маленькую коробочку. Очень важную для тебя. Ты все поймешь. Люблю тебя. Я рядом. Ничего не бойся.

Ланка ничего не успела ответить. В трубке что-то щелкнуло, и она замолчала.

-Так. Так. Опять ничего не успела понять. Что там говорила бабушка? Про какую коробку на антресолях? Да, туда она еще не заглядывала.

Ланка, прихрамывая, пошла на кухню. Все-таки здорово она грохнулась. Поди синяк во всю задницу, – невесело подумала она. Ладно, некому на него любоваться. До свадьбы заживет, – как говорила ее любимая Ба.

Подставила стул. Отодвинула пыльную и потерявшую цвет занавеску.

О, сколько там забытых вещей из детства! Она думала, что их уже не существует. Вот он – кукла Славка, ее любимый глазастый пупсик, вот желтый медведь, его ей подарили одноклассники на день 12-летия. Вот альбом из детского спортивного лагеря, где она была редактором и записывала отрядные дела. Там в конце есть приписка, пронизанная щемящей грустью: «А мне уже 16 лет». То есть такая она взрослая, что просто ужас.

Но это она опять зачиталась. Где же коробка из – под детских туфель? Да, видимо, совсем глубоко. Рука не дотягивается. Далеко бабушка спрятала. Подальше от ее любопытных глаз. Но теперь уже можно. Пришлось подтянуть кухонный стол. Со стула коробку было невозможно достать.

Вот она. Да она помнит эту коробку. Там лежали сандали, очень модные, ей привезли в подарок из-за границы. Она даже боялась их надевать. Такие они были яркие, красочные, необычные. Потом их отдали какой-то родственнице, потому что Ланка носила их так аккуратно, боясь испортить, что они остались почти как новые. Жалко, что она быстро из них выросла. Вот она – зеленая бархатная коробочка, в таких, как правило, хранят кольца. Чаще всего свадебные.

Открыла.

Ох! Зеленый глазок кольца ожил, заструился светом, начал переливаться.

Вот это да, – выдохнула, не удержавшись, Ланка.

Красота-то какая! Никогда она не видела это кольцо у бабушки. Надо же, думала, что живет рядом, все про нее знает, а каждый день – новая тайна.

Ланка бережно достала кольцо. На вид серебряное. А вот такой зеленый камень с причудливым узором и многочисленными гранями она видит впервые. Это точно не изумруд. И не малахит. В детстве увлекалась сказками Бажова, потому все про уральские камни перечитала.

Кольцо было теплым, живым. Свет, исходящий из него,  был приятным и каким-то манящим. Ланка неожиданно для себя надела кольцо на безымянный палец на левой руке.

И…

Зеленый свет пролился в комнату, все предметы растворились в нем, а там, где было окно, образовался длинный зеленый коридор, который звал, манил, пульсировал, переливался всеми оттенками зеленого. И точно также переливалось и пульсировало кольцо. Ланка, подталкиваемая и влекомая какой-то непонятной силой, шагнула в сторону зеленого светящегося коридора.

Продолжение следует. Начало истории читай тут:

Cкоро снова увидимся..

Хотите почитать еще?

Вот ссылку на одну из моих книг, чтобы вы долго не искали в интернете.

Кликай!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карты Таро. Завещание бабушки

Апрель 16th, 2019 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

Теперь здесь буду выкладывать эту историю. Потому что легче искать. Начало тут:

Библиотека и еще один тайник бабушки

Ланка шла по знакомым улицам городка. Как здорово, что здесь все такое родное и знакомое. Там, в Америке, где жизнь более комфортная, ей никогда не хватало времени просто посмотреть по сторонам. Все на бегу и на бегу. Никакого удовольствия ни от еды, ни от красивых видов по сторонам. Здесь же можно остановиться, наклониться над цветком, удивиться резной красоте листа, а потом, не спеша, завернуть за угол, где когда-то на качелях в тихом дворике она сидела с подружками. Так тепло на душе от воспоминаний!

После холодной Америки это особенно ощутимо и радостно.

Вот и библиотека.

Когда она сюда приходила раньше, то была отбита лишь одна ступенька. Сейчас же все четыре были в плачевном состоянии.

То же самое она могла бы сказать и самой библиотеке.

Все знакомо до боли. Но как все выглядит ветхо и убого.

Ни одного человека в зале.

Ланка шагнула к знакомым полкам, которые она помнила с самых ранних лет. Новых корочек нет, только старые потрепанные издания.

-Девушка, вы что-то ищете? Вам помочь?

Ланка обернулась и.. Чуть не разревелась. Татьяна Михайловна, ее любимый библиотекарь, постарела так сильно, что ее трудно было узнать.  Лицо любимого и знакомого человека было покрыто такой густой сеткой морщин, что казалось, они не виделись лет сто. А  волосы, которые были абсолютно седыми и совсем неприбранными, что было не свойственно всегда ухоженной и строгой Татьяне Михайловне, вызывали чувство безысходности и несчастья.

-Вы меня не узнали?

Уставшая женщина подняла глаза.

Несколько секунд она равнодушно смотрела на Ланку, а потом ее глаза прояснились и она улыбнулась.

-Светочка, ты ли? Я тебя так давно жду.

Бабушка сказала, что ты придешь. Вот я и не увольняюсь. Доживают тут последние дни. Мне очень важное нужно тебе передать. Я – последняя, кто знал тайны твоей бабушки.

Ты же за Кузанским пришла?

Книгу дать тебе не могу. Она в архиве. А вот копии я тебе сделала. Не торопись читать, как сказку. Или просто книжку. Это про другое. Это твоя судьба.

Давно они тебя ждут. Бабушка заранее тебе все подготовила. Переживала, что не поймешь, что уйдут знания в пустоту. Но надеялась, что сказанное ей тебе в детстве, откликнется. Права оказалась.

На меня не смотри. Да, постарела сильно. Читателей совсем мало стало. Я про умных читателей, что подпитывают, веру дают, что сижу я тут не напрасно. Их нет и жизни нет.

Скоро мое время уходить.

Надеюсь, что ты еще ко мне успеешь вернуться.

Потому что..,

Но это я тороплю события.

Нам уготована с тобой еще одна встреча. Лишь бы дожить.

А вот и твое наследие. Страницы из Николая Кузанского. Бабушка сама их отбирала.

Главное, не торопись.

Еще раз подчеркиваю. Чтение это не для всех.

Иди с Богом.

Надеюсь, что еще свидимся.

И опять пустой зал библиотеки. Никого нет.

Как будто и ни с кем не разговаривала.

Но распечатанные листы книги вот они. В руках. И их, на первый взгляд, страниц сто не меньше.

-Ох, бабуля, бабуля!

Не даешь ты мне скучать!

Ланка поспешила домой, прокручивая в голове события последних дней, которых было совсем немного, а вот событий на целую жизнь. Точнее необычных моментов, неожиданностей, волшебства, чего-то непонятного, тайного, завораживающего, влекущего, необъяснимого, странного.

Именно странного.

Вся ее жизнь сейчас была странной.

Она не жила сама. Её кто-то вел. Могущественный, сильный, все понимающий и знающий.

Только она была похожа на мелкую рыбешку, которая болтается на крючке, боясь сорваться и при этом, совсем не желая быть пойманной.

Дошла до дома. Открыла дверь и..

Как будто обо что-то споткнулась. И хлоп! Приземлилась на попу рядом с открытой дверцей бабушкиного трельяжа. Нижний ящик почему-то выдвинут. Машинально потянулась его задвинуть, но что-то остановило взгляд. Белый конверт.

Так же машинально потянулась за ним. Он был не заклеен. Достала листок. Развернула.

Там было написано. Сейчас я тебе позвоню.

Как?

Ведь телефон давно отключен.

Она даже не успела додумать свою мысль.

Старый и запыленный бабушкин аппарат ожил.

Он звонил так громко и призывно, что Ланка, собрав все силы, она все-таки больно ударилась при падении, поспешила поднять трубку…

Продолжение следует.

Начало тут:

Кликайте!

Я дам по порядку все ссылки.

Когда родится целая книга, то это будет наша общая заслуга!

Спасибо!

Сказки старого комода

Ох! Ох!

Сколько же мне лет?

Судя по моему новому наряду, я прямо красавчик хоть куда.

Но, глядя на мои ручки, вспоминаются десятки пальцев и пальчиков, которые гладили их, тянули, цепляли, царапали, а иногда даже резко и больно дергали.

Да, да. Именно вспоминая пальцы, я могу вернуться в то время, когда я, действительно, был молод.

Было это давно. Когда еще женщины, у которой я сейчас живу, и в помине не было.

Был красивый мужчина. Добрый. Ласковый. Чувствующий.

Именно чувствующий. Потому в свежих досках он увидел мой будущий образ. Он создал меня, бережно остругав и отполировав нужный материал.

Я был просто деревянным. Чтобы подчеркнуть структуру дерева, меня просто покрыли лаком.

Ох, сколько воды утекло за это время.

Мне есть, что вспомнить и рассказать

Продолжение следует

Английская булавка. Совсем не мелочь

Октябрь 4th, 2018 Размещено в категории Важные подсказки
Метки: , , ,

Солнечный лучик, нечаянно пробившийся сквозь серые тучи, скользнул по поверхности лужи. И отразился длинным, длинным лучом.

-Чудо какое-то? Так не может быть. Ведь лучик был такой короткий. Откуда это сияние?

Я подслеповато стала рассматривать гладь воды. Наконец  я увидела на дне лужи старую булавку. Ту самую, которой пользовались еще наши бабушки, чтобы продернуть резинку или приколоть кусок оторвавшегося подола.

Я моментально вспомнила мою бабушку Лушу, как она шьет мне новогоднее платье. На одном пальце у нее наперсток, в другой она держит иголку, а рядом на цветной игольнице приколоты и булавки. Она иногда берет те, которые не застегиваются, с шишечкой на голове,  а, если нужно что-то прихватить крепко, то выбирает английскую большую булавку.

Она объясняет: “Внуча, ты не бойся брать ее в руки, она не кусается. Она так придумана, что ее острый кончик прячется в голове. Никакой опасности.

Вот попробуй.

Она дает мне кусочек ткани и просит пристегнуть его к салфетке, что лежит рядом на швейной машинке.

Задумавшись, я машинально достаю булавку из лужи и начинаю ее вытирать салфеткой.

Когда я в первый раз ей пользовалась? Сколько мне было? Пять, шесть лет?

То есть как моей внучке сейчас.

Значит, что пора и ей показать, как пришивается пуговица и зачем нужна булавка.

Нет, новогоднее платье я вряд ли сошью. А вот какое-то украшение, бант, жабо  мы легко сможем сотворить сообща.

Я бережно держу булавку в ладошках. От моего тепла и ее металлическое тельце становится теплым и …

Родным. Да. Да. Родным. Потому что булавка тоже узнала меня. Наверное, она тоже вспомнила свое первое знакомство с человеком.

Дома я еще раз обтерла булавку мягкой салфеткой и положила в коробку со швейными принадлежностями, выделив для нее уютный уголок.

Скоро я познакомлю ее с внучкой.

Может быть, когда – нибудь,  и она меня нечаянно вспомнит, увидев старую английскую булавку.