сказки для взрослых | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Cказки о цветах и людях

Сказки мои тем  хороши, что мысли, что меня беспокоят, я могу легко передать в иносказательной форме.

Никто не обидится, а вывод сделает каждый.

Вот и сегодня моя жизненная сказка.

Цикламен жил в саду. В сибирском саду. Это очень редко у нас в Сибири.

Мы привыкли, что горшочки с цветами-стрекозами, с цветами-бабочками появляются в наших магазинах лишь время от времени. Мы их покупаем, любуемся необычными цветками, а потом, чаще всего, выбрасываем, потому что растение становится некрасивым и неопрятным. Есть умелицы, что могут уговорить растение  снова расцвести. Но этот дар не всем дан, потому эти цветы не задерживаются подолгу в наших квартирах.

Этот же цикламен жил в саду. В очень красивом саду. Его хозяин хоть и был сибиряком, но мечтал о заморских странах и об экзотических цветах, которые будут его радовать в течение всего года, несмотря на холода и морозы. А почему нет? Деньги же есть. А с деньгами сад хоть в Антарктиде создать можно.

Так вот и появился в саду цикламен. Красивый, ничего не скажешь. Соседи увидели его в пору цветения. Бело-розовые цветы, шапкой вскинувшиеся над маленьким клубнем, что почти целиком возвышался над землей, понравились всем.

Все захотели познакомиться с новым гостем.

-Вы такой красивый цветок, вы откуда к нам прибыли? У нас такое короткое лето, вы не замерзнете?

Это говорил рододендрон, очень красивое растение, похожее на азалию. Он знал по себе, что зимой в Сибири очень непросто выжить, потому и хотел предупредить нового жителя сада.

Цикламен, который видел свою фотографию, она прилагалась вместе с горшком, знал, что очень красив, потому не спешил отвечать.

Мол, он еще подумает, с кем ему дружить, а с кем нет никакого смысла это делать.

На все приветствия он лишь кивал головой, не удостаивая никого  особым  вниманием.

Соседи кланялись-кланялись ему, а потом им это надоело.

Да что голову перед ним гнуть, если в ответ ни “здрасти, ни до свидания”

Цикламен остался в гордом одиночестве.

Каждый день он ждал, когда придут люди, чтобы похвалиться, мол, вот в сибирском грунте  растет цикламен. Это такая редкость.

Гости восхищались, всплескивали руками, нюхали цветок. Цикламен в почве. Такой красивый!

Загордился цикламен, что он такой особенный. Единственный. Редкий.

Теперь, когда соседи разговаривали и обменивались мнениями, цикламен всегда был против. Всегда. Тем самым показывая свою уникальность.

Когда началась жара, и все растения попрятались под кустами и деревьями, цикламен заявил, что жара очень полезна, она помогает включить антистрессовый механизм. Потом, мол, цвести мы будем еще обильней.

Когда шел дождь, все растения беспокоились, что загниют корешки, потому старались вновь укрыться от непогоды. Цикламен заявлял, что необходимо подставлять стебли дождю, чтобы они набрались космической энергии.

То есть всегда у него было свое мнение. Цикламен противопоставлял себя другим.

Вас много, а я один. Я особенный. Я не случайное растение в этом саду. Ко мне должны все прислушиваться.

К осени уже никто не хотел дружить с цикламеном.

-Да он думает только о себе, – заявил  ярко-красный георгин.

-Он ни с кем не хочет знаться, – с обидой подтвердила белая лилия, которая по благородству происхождения далеко превосходила цикламен, просто не хотела это афишировать. Зачем? Её запах  дурманит так, что никаких слов не надо.

Если начинался ветер, то  цветы склоняли  перед ним головы  из-за уважения к его силе, то цикламен и тут не хотел быть как все. Он стоял, гордо подняв голову, противопоставляя себя ветру.

Ветер смеялся над цветком и улетал.

-Какой смысл говорить с глупцом! Ему, ветру,  хватит лишь одного дыхания, чтобы уничтожить цикламен. Но это будет слишком просто и легко для цветка. Так он ничего не поймет. Ведь мудрость приходить через боль. Значит, так и будет.

Однажды случилась гроза.

Земля вздрагивала. Гром грохотал так, что с далеких  гор сыпались камни, деревья выворачивало с корнем, ветер сердился и бушевал, потому что северный и южный грозовой  фронт никак не могли между собой договориться.

Сибирский сад замер от страха. Вцикламен1се растения в ужасе склонили головы перед напором стихии. Лишь цикламен, как всегда, стоял с гордо поднятой головой.

В этот раз ветер не стал с ним церемониться. Одним порывом  он вырвал клубень из земли и закрутил-завертел его в ветряном потоке.

Растение потеряло ориентацию, у него закружилась голова, и оно потеряло сознание.

Сколько времени прошло никто не знает.

Цикламен проснулся на полянке. Когда он открыл глаза, он был потрясен. Кругом, на расстоянии, какого хватало зрению, цвели растения точь в точь похожие на него.

-Где я?

-Ты на Кипре! На своей Родине!

-Сейчас весна. Время нашего цветения!

-А сколько вас здесь?

– Никто не считал! Очень много. А будет еще больше. Потому что принят закон о том, что нас рвать нельзя. Потому что мы для радости. Чтобы благодаря нам мир был красивым.

-Посмотри на нас на утренней заре! Кажется, что тысячи бабочек и стрекоз сели одновременно на поляну. Красиво, да?

Это было, действительно, красиво.

Только неожиданно цикламен заплакал.

Какой он был дурак! Он вспомнил сибирский сад, своих соседей, вежливый ветер. Какой он был высокомерный! Какой зазнайка!

Возомнил, что он единственный. А ведь мир не ограничивается забором одного сада. Как стыдно!

Если бы можно было передать им всем  привет! Теперь бы он знал, что сказать.

Цикламен стал жить в лесу. Он с уважением  слушал рассказы стариков о путешествиях, дальних странах, благодарил ветер, если он советовал ему укрыться от сильного дождя, улыбался солнышку, если оно неожиданно дарило тепло.

Постепенно все начали уважать залетного гостя. Хоть он и побывал далеко, но он такой же как все,  не воображает, наоборот, старается учиться у новых соседей.

А цикламен вспоминал сибирский сад. Как он был глуп! Быть единственным, не значит быть уникальным и хорошим. Своим негативным отношением к другим можно испортить все. То есть стать одиноким и никому не нужным.

Тут же, где все такие же красивые, стать любимым и единственным очень и очень сложно. Но, если ты искренен, честен, думаешь о других, а не о себе, то это вполне возможно. Все постигается в сравнении.

В мыслях цикламен просил прощения у рододендрона, георгина, лилии, что жили рядом с ним в Сибири.

Какой же он был глупец!

Когда в лес приходили люди и начинали выкапывать растения и переносить в горшки для отправки в разные страны, цикламен всегда просил: “Если вдруг окажетесь в Сибири, передайте от меня привет и попросите прощения”

цикламен2Уже много лет живет цикламен на Кипре. У него большая семья. Много детей, внуков, правнуков. Но все знают его историю про путешествие в Сибирь.

Каждую весну, когда начинается бурное цветение цикламенов, каждая мама рассказывает своему малышу историю о том, что не нужно зазнаваться. Что цикламен очень красивый цветок, но существуют еще тысячи не менее прекрасных растений. И все они будут жить до тех пор, пока уважают друг друга. Нет никого лучше или хуже. Есть просто мир, где у каждого есть свое место. И это место надо украшать своим присутствием и совсем не воевать. Только тогда все, кто заходит в сад или на цикламеновую поляну могут выдохнуть: “Боже, какая красота. Ради этого стоит жить!”

В этом и есть смысл жизни цветка. И цикламена в том числе. Не важно, где он украшает землю, в Сибири или на свое Родине.

Старый цикламен рад, что смог это объяснить своим сородичам.

Теперь ему и умирать совсем не страшно.

Мои сказки для взрослых вы можете почитать или купить в любом электронном  магазине.

Они помогут вам обрести гармонию и счастье.

А что еще нужно человеку?

Эта история вошла в мою книгу “Сказки цветов, или истории, которые не расскажут женщины”

Жми!

 

 

 

 

Про умную энциклопедию и глупый буклет

Январь 5th, 2018 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

Сказка, которая очень нравится моей внучке.

И вам она тоже понравится.

Потому что..

Сами поймете почему

Жила-была энциклопедия.  Она была очень большая, толстая, с глянцевыми иллюстрациями и даже картами земного шара. Её переплет из настоящей свиной  кожи помнил сотни рук. Некоторые страницы были запачканы чернилами, некоторые завернуты уголком. Так читавший запоминал нужную страницу.

Шло время. И энциклопедия стала замечать, что ее все реже и реже снимают с полки.

– В чем дело?- думала она. Ведь мной интересовались даже первые лица государства.

К сожалению, она лежала на верхней полке и не знала, что происходит в доме, где она жила. Постепенно ее кожаный переплет покрывался пылью, а рядом стали появляться какие-то разноцветные журналы с обнаженными девушками на первой странице, да  пестрые буклеты с картинками.

– Что происходит? Энциклопедия себя считала элитным изданием и никогда не заговаривала первой. Но новые соседи иногда так галдели, что она решила вмешаться в их разговор.

-Господа, простите меня великодушно. Вы не могли бы объяснить, что происходит, почему меня уже много лет никто не берет в руки?

Первыми затараторили глянцевые журналы.

– Ну,  ты даешь, бабка! Кому ты сегодня нужна? На дворе 21 век, все сидят за компами да айпадами,   мы  и то  редко  попадаем к людям в машины. Да и то,  потому что пробки на дорогах, вот они нас и листают по пути. А тебя скоро отнесут в лавку, где скупают старье. Или в музей.

-Меня к букинистам?

-Куда-куда? – переспросили журналы. Что такое твой букикист?

-Мы с вами уже на ты? – изумилась энциклопедия

-Да что с тобой, старой перхотью, разговаривать! И журналы снова затрещали о своем. Читать далее »

Предновогодняя сказка

Декабрь 29th, 2017 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

Про ЛЮБОВЬ

Ночь выдалась очень морозная.

Все окна заледенели.

Даже  за стекла  автобусов нельзя было заглянуть Все покрылось морозной корочкой. Как и сердца людей, что в ожидании весны, закутались в кружева метелей и снежную  вату непонимания.

Любовь брела по зимнему городу. Ей было очень одиноко. Она была не по-зимнему легко одета. В короткую шубку и ситцевый  цветной  платок Она не знала, что бывает так холодно.

Раньше, когда она появлялась в этих местах, то стоило ей лишь перешагнуть порог любого дома или даже зайти в маршрутку, как тут же ее взгляд натыкался на восторженные глаза. И ей сразу становилось тепло. Даже жарко. Потому что теплая волна ответной  любви согревала ее.

А сейчас она брела по городу. Никто на нее не смотрел. Все кутались в платки и шарфы, глядели только ли на землю, боясь подскользнуться,  и куда-то бежали, бежали.

Лишь старая женщина прошипела ей вслед: “Разделась совсем. Хоть в такой мороз не выпячивала бы свои прелести! Фу!”

Любовь удивилась и даже слегка обиделась.

Ничего она не выпячивает. Она такая всегда. Ей положено быть красивой. Чтобы радовать окружающих.

Было очень холодно.

Любовь хотела заскочить в проходящий автобус, но он даже не остановился. Она же была на остановке одна. Зачем тепло выпускать ради одного человека? Даже, если это не человек, а сама Любовь?

Любовь начала чувствовать, что  начинает замерзать Впервые в своей жизни. За много-много лет! Вот она уже перестала чувствовать свои губы, потом нос…

Мимо бежал молодой человек.

-Девушка, у вас нос совсем белый. Скорей его трите!  А лучше пойдемте со мной.. Он потянул ее за руку.

-Вы очень похожи на Снегурочку. Так и скажите моему брату. Что вы Снегурочка. Читать далее »

Волшебные книжные закладки

Ох, давно я не писала сказок.

Потому что для меня мир, который рядом и который имеет свой голос, дело привычное.

Однако, я забываю, что не каждый его слышит.

Тогда просто расскажу про закладку.

Эту девушку я встретила в метро.

Она читала книгу.

А страницу, которая была ей очень важна в эту минуту, защищала закладка.

Похожая на летучее перышко с яркими камешками.

Я стояла и ждала, когда девушка перевернет страницу.

Девушка дочитывала до конца, подхватывала перышко, камешки начинали тонко – тонко звенеть, и вот уже следующая страница.

Перышко лежит в книге, а разноцветные камешки рассматривают окружающий мир.

Я села поближе. Девушка меня не замечала. Она была погружена в чтение.

Я же стала рассматривать камешки, которые свободно свисали с книги.

Но это были не только камешки. Еще какие-то цветы, я увидела лягушку и мне показалось эльфа.

Странно.

Хотя чего странного. Эльфы всегда жили в книгах. Просто мы перестали читать.

Я всматривалась в фигурки и услышала:

-Так грустно, что нас перестали замечать.

Нас никто не видит, не слышит, не чувствует.

А мы же прежние. Сказочные. Мы живем в книгах и в старых энциклопедиях. Читать далее »

Предновогоднее

Декабрь 12th, 2017 Размещено в категории Осколки
Метки: , , ,

Шооорооох за окном.

Просто шооркаются снежинки о стекло.

Shoeeeeeenheit, – шшшепчут они.

Шшшикарная зима в Сибири.

Я стою, прижавшись лицом к стеклу.

Я слышу, что говорят цветы в моем зимнем саду,  и что шепчут снежинки за окном.

Я тут и я там.

Одновременно.

Потому что стекло всего лишь граница для человека.

Но не для души.

А душа – она не имеет границ.

Она тут и там.

Здесь и в будущем.

В прошлом и настоящем.

Я уже была тут.

Мне бы вспомнить, в каком обличьи.

Я так сильно плачу, если у меня умирает растение.

Может быть, я была цветком?

Еще я слышу, что говорят губы засыпающей рыбы.

Может, я была рыбой?

А коршун Кеша, который прилетает к нам трижды в день за едой, зная, что его поймут и оставят что-нибудь для него, может он тоже мой родственник?

Может, я была птицей?
Игрушки, которые разговаривают со мной ночью, пока спит внучка?

Может, я была королевой игрушек?

А книги, которые оживают, и спешат рассказать мне свои истории?

Может, я была летописцем?

Кто я?

Кем была?

Кем хочу быть?

И главное кем хочу остаться в памяти?

В памяти города, где живу?

В памяти детей, которых вырастила?

В памяти людей, которые были рядом?

В памяти внучек, которые стали радостью жизни?

В памяти космоса, под вечными звездами которого я жила?

В вечной памяти снов?

И я загадываю желание перед Новым годом.

Пусть оживут мои сказки для тех, кто, как и я сейчас, всматривается в темноту ночи и слушает шорох снежинок.

Потому что не я их придумала.

Я их просто подслушала.

И всего лишь записала.

И только ради этого стоило жить.

Под вечным звездным небом.

И под шорохом белых снежинок, где каждая уникальна.

Как  человек, осознавший суть своего бытия.