семья | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Свадебное платье

Май 31st, 2020 Размещено в категории Осколки
Метки: , , ,

Битком забит шифоньер! Откуда столько вещей? Ведь надо-то не больше десяти вещей  для жизни, а тут какой-то уцененный магазин. Именно уценённый, потому что сегодня эта красота никому не нужна. Ей, если честно, тоже. Но выбросить жалко. Ведь она из поколения, когда тяжело жили, когда каждое платье-кофту по очереди донашивали, когда новым сапогам как подарку деда Мороза радовались. Ох, если бы это богатство её бабушка видела. Вот бы удивилась!

Зачем она так часто заглядывает в свой шкаф? Особенно в начале весны? Смотрит на вещи, что-то трогает, даже нюхает. Хорошо, что ее никто не видит. Ведь это же странно – прижимать к груди старые платья и нюхать там, где подмышки, где лучше всего сохранился запах. Тот самый, когда она была счастливой.

Вот это платье с мелкими розочками из штапеля, как говорила бабушка. В начале берегла его, не носила. А потом мало стало. Родить троих детей и сделать несколько абортов – это для тела та еще нагрузка.

И оно защищается, обрастая жиром и отгораживая женщину как панцирем от лишних взглядов,  намеков, предложений.  Потому что не хочет тело новых мучений.

Ой, что это она о плохом вспомнила?  Плохое, оно потом будет. А в этом платье она была звездой. Как выходила на сцену, как запевала русскую песню, весь зал замирал. А она плечиками, плечиками и глазками-глазками. И пошла по кругу. И пошла.  Не женщина, огонь!

А после концерта мужчины с цветами. Нет, не с розами, что на ее платье,  с простыми. У кого ромашки, у кого васильки. Все, что было в провинциальных полисадниках.  Легкий неуловимый запах ее молодости. Вот так бы стояла и вспоминала целый день. Ту, себя.

Но, если честно, не ради этого платья она открыла в очередной раз шифоньер. Её взгляд просто притягивает самое крайнее платье, которое она аккуратно завернула в большой черный  мусорный мешок. Его  тень беспокоит ее, но она старательно отводит глаза.

Но сегодня можно. Сегодня день ее свадьбы. И это ее свадебное платье, которое она хранит, не обращая внимания на ухмылки детей и уже подрастающей внучки.

Аккуратно достает его  из шкафа. Поднимает край мешка. Отстегивает булавку, которую рука находит автоматически и..

Тяжёлый атласный подклад с гипюром  падает ей в руки.  Да, уже не кипенно – белый, как было раньше, а желтоватый и уставший, как опять сказала бы бабушка.

Гипюр. Ажурная вязь ниток. Волшебство, которое было недоступным во времена ее молодости. Доставала по блату, знакомству, через «завсклад и товаровед», как когда-то шутил Райкин. Эти три метра ткани дались ей унижением и последними деньгами, которые они заняли  с будущим мужем у родственника, который был богатый и с презрением относился к тем, кто таким богатством не обладает. Но он – то был директором рынка. И этим все сказано. Спасибо все равно. Выручил. И ткань купили и атлас на подкладку. Про атлас тоже отдельная история. Но платье получилось чудо. На ее точеную фигурку,  да, да  у нее  была  именно такая!  Платье    с отрезом  под грудь, увеличивающим  ее природную красоту,  и годе, то есть юбка, обтягивающая бедра и спадающая  воланами вниз. Красота по тем временам неописуемая.

Аккуратно достает платье из мешка. Отряхивает. Идет в прихожую. Вывешивает поверх пальто и куртки. Вздыхает. Смотрит. Красота.

Неужели она могла это надеть? Была ТАКОЙ?

Если бы не это платье и фотография, что стоит на серванте, она бы не поверила, что оно  принадлежит ей.

Она очень хорошо помнит день свадьбы.  Она  была на следующий день после защиты  диплома. Все нищие, но свободные и счастливые. Новая жизнь!

У нее так сразу и диплом,  и свадьба. Задохнуться можно от счастья!

Подходит. Гладит и расправляет невидимые складки платья. Вздыхает. Распределение.

Её сверстники знают, что это такое.

«Хотишь не хотишь», так папа говорил, а отправляйся туда, куда Родина посылает.

Понятно, что поехали и долг родине отдали.

Но не про это сегодня ей хочется думать. Она достала платье, чтобы вспомнить того, кого любила. Очень. И на все была готова, чтобы быть просто рядом. Потому распределение – это такая мелочь.

Ажурная вязь гипюра. Ведет пальцем по рисунку. Завиток упирается в лучи, уходящие вверх, к новому повороту нити.

Сколько было этих поворотов?  Жизненных испытаний, передряг, перемен, перестроек? Рисунков на ткани не хватит.

«Где родился, там и пригодился», – это учителя в школе говорили. Сегодня, когда она старше своих учителей, она может с ними не согласиться.  Вон ее одноклассники уехали кто в Германию, кто в Израиль, один даже до Аргентины добрался, они  точно так  не  думают.  Да и она, если честно, тоже жалеет, что однажды не уехала. Просто побоялась. Что там не пригодится. Страх, он ведь с детства в ее семье живет. Потому что отец был в концлагере.

А ведь могла бы.

Пожелтевший атлас. Был когда-то такой яркий, солнечный, блестящий.  Даже он   потускнел. Что уже говорить про ее жизнь, которая не такая долговечная как ткань. Она гладит скользкую поверхность. Кажется, что она куда-то смотрит.  Но это кажется. Она глядит в себя. И в свою жизнь. Сегодня ровно 20 лет, как она вдова. Пожелтело платье, тускнеют воспоминания. Лишь шифоньер и ворох вещей в нем все помнят.

Утыкается в подол гипюровой красоты и шепчет: «Леня, любила и люблю. Помню. И это платье всегда будет со мной. Всегда. К тебе я приду в нем. Обещаю».

Закрывается шифоньер. Пожилая женщина, шаркая растоптанными тапочками, идет на кухню. Старый рассохшийся шифоньер, поскрипев, затихает. Но еще долго в нем будут шептаться платья, которым напомнили, какими они были. Ведь о счастье помнит даже одежда.


Вы первые читатели этой истории. Пишу новую книгу.

Другие вы можете легко найти в интернете

“Осколки”

“Дурочка Надька” и еще много-много других.

Меня зовут Наталья Берязева.

Буду рада, если Вас трогает то, что я пишу.

Спасибо!

 

 

Cтарая книга

Март 7th, 2019 Размещено в категории Важные подсказки, Совет дня
Метки: , ,

Много старых книг на даче.

Бабушка пойдет по делам, нужно ей взять нитку или иголку, чтобы внучке платьице починить, полезет на нижнюю полку за нужными принадлежностями, а глаза обязательно в полку с книгами упрутся. И она забывает, зачем шла, потому что руки сами тянутся к книгам, знакомым с детства. Там заждавшаяся ее внучка и застанет. Читающей на полу старую и совсем некрасивую книгу.

Для внучки она точно некрасивая.

Потрепанная обложка, страницы желтые. А шрифт такой мелкий, что глаза сломать можно. И никаких тебе картинок. Как это читать можно?

Бабушка, – трясет она за руку свою  потерявшуюся помощницу.

Я же тебя жду. Ты обещала меня научить, как пуговицу пришивать и дырочку делать невидимой.

-Сейчас, милая, иду. Опять зачиталась.

Это была моя любимая книжка в детстве. “Всадник без головы” Майн Рида. До сих пор имена героев помню. А  Исидору Коварубио Де Лос-Льянос я искренне  ненавидела. Вот начала читать и как будто вернулась в старый барабинский дом с книжками в шкафу. Кстати, эта книга точь в точь, как была у нас дома.

-Бабушка, но как ты ее читаешь? Ведь так мелко написано. А ты уже в очках. Я бы никогда не стала такую книжку читать. Она вон такая уже старая.

-Ты не права, моя хорошая.

Вот смотри. Бабушка открыла книгу. Видишь, вот тут пятна. Это, наверняка, кто-то плакал. Такая же, видимо, девчонка, как я. Очень  переживала за Мориса – мустангера. На этой странице чуть заметно подчеркнуто предложение. Для кого-то эта фраза очень много значила, если ее выделили. Тут, смотри, лежит засохший цветок. Это тоже кусочек чей-то жизни. Книга помнит всех, кто ее читал. Потому она и такая  не очень красивая, всем она была нужна много лет назад.

И дело в книге не в картинках, а в историях, которые ты представляешь, читая ее.

-Мелкие буквы, говоришь? Но ты об этом и не вспомнишь, если книга тебя увлечет. Еще придется ее отбирать, потому что ты забудешь про сон и игры.

Если хочешь, то мы можем с тобой уже начать ее читать.

Но это книга про любовь. Не рано тебе еще?

Самой, конечно, рановато, – ответила внучка.  Сильно уж мелко написано, а вот ты мне почитай.

Бабушка с внучкой поспешили на веранду, чтобы продолжить свои дела.

В следующий раз, когда пришел соседский мальчишка и попросил бумаги для костра, мол, вон  сколько у вас старых книг, внучка с гордостью ответила: “Это не бумага. Это книги, которые помнят очень многое. Может, они и выглядят очень потрепанными и уставшими от прикосновений многих рук, но зато они подарили много счастливых минут тем, кто жил раньше нас. Потому бабушка никогда не позволит их выбросить или использовать для костра. Вот мы сейчас прочитаем “Всадника без головы” и я тебе его расскажу. Бабушка говорит, что это очень интересная история. И в книгах картинки совсем не главное.

Сосед ничего не понял, он был младше внучки, но с уважением посмотрел на свою подружку.

-Ладно, пойдем тогда щепочек для костра наберем.

Старые книги живут на даче. Теперь уже и внучка время от времени подходит к полкам и изучает их названия. Желтые страницы и мелкие буквы ее уже не пугают. Это же в книгах не главное. Главное то, о чем они рассказывают. Она это очень хорошо запомнила. И, если бабушка, как обычно, задерживается, она знает, где ее искать. Ведь она понимает, что так ее бабуля возвращается в детство. Именно поэтому им так хорошо вместе. Они говорят на одном языке. Так что есть в старых книгах волшебство. Они возвращают самые лучшие моменты жизни, если просто взять их в руки…

 

Мамин язык, который уже никто не понимает

Январь 16th, 2019 Размещено в категории Размышлизмы
Метки: , , ,

-Ну ты учмурила так учмурила!

Дайч соседка заходила. Видела, как ты орахубилась и как здришная куда-то завихаривала!

Поняли что-то?

Мне в детстве казалось, что так говорят все, потому, поступив в институт, я очень удивлялась, что меня не понимают и переспрашивают, что я хочу сказать.

Перевод маминого монолога.

Ну ты дала так дала!

Недавно соседка заходила. Она видела, как ты тепло оделась и как бешеная куда – то торопилась.

Сейчас моей маме 94. Она по-прежнему бодра, отдает команды и требует к себе повышенного внимания. Она всегда была такой.

Когда она живет у меня, то тут же всплывают ее слова.

Не сикоти! То есть не торопись!

Квёлая ты сегодня. То есть вялая.

Упласталась ты. То есть устала от работы.

Что зенки вылупила? Не надо мне тут близирничать!

Понятно, что я глаза вылупила и не говорю настояющую правду о ком-то. То есть человек думает плохо, а говорит только хорошее. То есть он неискренний. Мама так часто говорила о моих друзьях.

И не хорохорься тут. Знаю я твои кандибоберы!

Не старайся выглядеть лучше, (хотя хорохориться мама употребляет в разных значениях. От не спеши до не делай вид, что у тебя все хорошо)

Кандибоберы. Это типа мои закидоны:-)

Где шлындала? То есть куда ходила?

Не пори горячку, посидим как два кукуина и решим, какую прочуханку ему устроить.

Понятно?

А вот это что вы думаете?

Вазякаться? Недотыкомка? Штепкать? Угоила?

Расшиперилась?

Шарком?

Сейчас я стала записывать за мамой слова, хотя для меня они привычные. Но когда дочь меня толкает, мол, запиши, ты чего, тогда я соображаю, что мы же точно так не говорим.

Откуда мамина речь?

Вместе с родителями она приехали в Сибирь из деревни между рекой Чал и Дон. То есть из чалдонской деревни.

Мама говорит, что так говорили ее бабушки. Понятно, что и ее мама тоже.

Бабу Груню я помню. Она была не очень разговорчивая, потому общалась я с ней мало.

Зато мама была настоящей артисткой. Ни один концерт без нее не обходился.

И сейчас она еще может закатить такой концерт, что мало не покажется:-)

Так что, если она живет у меня, я стараюсь поменьше шлындать, чтобы не быть некудышной дочерью и следить за тем, как она посыпокивает, иначе она не будет со мной дырякаться, а такое учмурит, что я долго еще не очухаюсь.

Вот так.

Все поняли?

Только записала отчехвостить.

То есть отругать:-)

И снова первый снег

Октябрь 24th, 2018 Размещено в категории Важные подсказки
Метки: , ,

Вдохнуть, выдохнуть.

Вдохнуть, выдохнуть.

Что-то часто стало прихватывать сердце.

А слезы они всегда рядом, стоит лишь увидеть старика или плачущего ребенка.

Хочется подхватить старика под локоть  и помочь подняться в автобус, а малыша прижать к себе крепко-крепко и успокоить.

Ничего, что надо  торопиться.

Опоздание значит гораздо меньше, чем слабость пожилого человека и страх крохотного существа.

Жаль, что понимание этого приходит тогда, когда самому скоро начнут подставлять локоть, чтобы ты смог опереться.

Чем становишься взрослее, тем быстрее бежит время.

Помните, как говорят, что в детстве время делится на утро – вечер, в юности на понедельник – воскресенье, в зрелости  осень – лето.

Вот и опять осень.

Если не записывать события, то уже и не вспомнишь, чем были наполнены дни уходящего года.

Желаний все меньше. А итоги кажутся  мелкими и незначительными.

Лишь растения в квартире занимают все больше жизненного пространства, сокращая  личное.

Первый снег.

Вот наконец-то можно без боли оглядываться назад, пришло время прощения и принятия.

Скоро Новый год.

И надо создавать праздник.

Уже не для себя. Для внучки, чтобы у нее осталась память.

Обо мне.

Чтобы она, как и я сегодня, глядя на первый снег, вспоминала свою бабушку.

В день первого снега  душа бабушки Луши в последний раз прикоснулась к моей.

 

 

Слушая Михаила Казиника, или Совет дня

Ноябрь 28th, 2017 Размещено в категории Важные подсказки, Совет дня
Метки: , , ,

Слушая Михаила Казиника.

У меня это уже привычка, раз в день что-то слушать из лекций или выступлений Михаила Казиника.

Если честно, я будучи трижды филологом, к своему стыду ни разу не сталкивалась с творчеством этого человека.

Как жаль, что я потеряла так много времени.

В моем родном Барабинске я мечтала ходить в музыкальную школу. И пошла. Но совсем мало там  пробыла. Необходимо было купить пианино. У меня есть история на эту тему, она так и называется “Старое пианино”

В этом рассказе  вся моя печаль о том, почему я не научилась играть на этом инструменте.

Просто у родителей не было 450 рублей, чтобы его купить.

Это были огромные деньги по тем временам.

Пришлось петь в школьном хоре.

Был еще урок пения.

Молоденькая учительница ставила нам пластинки, пыталась что-то  объяснять про оперу, балет, классическую музыку.

Её никто не слушал.

Классическая музыка прошла мимо меня.

Лишь будучи студенктой в Свердловском университете я ежедневно ходила в оперный театр, он был напротив, где сердобольные бабушки, узнавая  меня, пускали по дешевым входным билетам, а потом переводили на пустые места.

Так “Демона” Рубинштейна я слушала не менее четырех раз. Акустика в театре просто великолепная. Было понятно каждое слово, каждый музыкальный такт доходил до сердца и отзывался в нем.

Увы, на этом мое музыкальное образование закончилось.

И Михаил Казиник стал для меня открытием и откровением.

Вопросы воспитания, образования – они очень меня волнуют.

Уже как бабушку.

Я абсолютно с ним согласна, что любая информация, вырванная из контекста времени и обстановки, абсолютно никому не нужна.

Мы говорим о Дании как о Родине великого сказочника Андерсена.

Как раз благодаря последнему появилась прекрасная музыка Грига.

Надо брать страну, время, людей, что они слушали, что ели, как дышали, во что одевались и в итоге что после них осталось, что нас до сих пор беспокоит и тревожит. Волнует, вдохновляет, добавляет радости в жизнь.

Михаил Казиник говорит о новой школе.

Отличная идея.

Только Казиник один. Такой педагог как он – это редкость.

Это уникальное явление.

Например, я, даже при моем хорошем образовании, не могу объяснить волшебство музыки. А без нее мир неполный.

Я, конечно, буду стараться.

Многое я все-таки могу дать и объяснить.

Весной мы с внучкой собираемся в Цюрих, а потом Париж, будет и Франкфурт на Майне.

Чтобы не говорить банальности, что Швейцария – это сыр и часы, я должна сама хорошо подготовиться.

И это непростая задача – объяснить ребенку, чтобы он запомнил на всю жизнь полюбил эти страны, что в них такого особенного и удивительного.

Сейчас я думаю. Листаю справочники. Ищу то, что волнует меня, и что я в итоге смогу показать и рассказать внучке.

Спасибо, Михаил Казиник!

А вам всем советую.

Начните слушать его лекции, читать его книги.

Мир станет другим.

Хотя бы лично для вас.

Для меня уже точно он никогда не будет прежним.