психотерапия бесплатно | Мадам Интернет - Part 7

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Женские истории, которые я называю сказками. Отзывы

мои книгиКниги – это не товар.

Книги – это для души.

Потому так приятно получать вот такие отзывы:

По основному образованию я – филолог. Читала много всегда. В детстве это было самое любимое занятие: найти в библиотеке ( помните ее неповторимый запах, эти деревянные полки и с буквами-разделителями).

Читала дома, читала в школе на уроках. Однажды учительница математики отняла книгу у меня на уроке со словами: «Все, сил моих больше нет. Я ее тебе не верну, потому что это повторяется из раза в раз и ничего не помогает. На математике надо заниматься математикой!» Отчаяние было огромным: ведь книга не моя, библиотечная. Не буду описывать весь этот сложный путь по возврату ее на место, речь не об этом.
Потом в университете читать приходилось так много, что мы с одногруппниками, понимая, что не осилим весь список литературы к экзаменам (а литература в сессии была не одна), просто распределяли, кто что читает и, собираясь в общежитии, пересказывали другу другу прочитанное. Пользуясь рассказами старшекурсников, мы узнавали, какие каверзные вопросы любит задавать тот или иной преподаватель, выясняя несущественные детали в произведении, дабы поймать студента: а действительно ли он читал или воспользовался пересказом? И тогда еще не было этих вандальных «100 произведений классиков в кратком изложении».
И опять я не об этом. Вы понимаете, что краткость – не моя сестра?
Читаю много я и сейчас. Причем люблю, чтобы на тумбочке было сразу несколько совершенно разных книг. Выбираю в зависимости от настроения сегодня. Вот и в этот раз у меня их было несколько.
Случайно (а мы знаем ведь, что все случайности не случайны) я встретила в своей жизни Наталью Берязеву. И у меня оказались ее книги. Не скажу, что я сразу бросилась их читать. Как же, ведь перечитывала в тот период своего любимого Довлатова! Читать далее »

Зеленый английский фонарик

англияАнглийский фонарик.

Вот он стоит на клумбе в детском саду. Отдала сама. Просто так. Потому что детям нужнее. Они должны расти в красоте, это ее убеждение.

А фонарик этот особенный. Он не только преломляет лучи солнца, превращая их в зеленую радугу, но и дарит воспоминания.

Об Англии.

О той, о которой мечтают все, кто любит читать книжки.

Она тоже мечтала об Англии. Всю свою сознательную жизнь. Хотя прекрасно понимала, что ей вряд ли придется оказаться в этой волшебной стране. Как там было написано в учебнике по английскому языку: «Ландан из зе кэпитал оф Ингланд» и потом перечисление достопримечательностей. Их заставляли учить эти куски про заморские красоты наизусть: потому и сегодня ночью, если ее разбудить и сказать, расскажи про Англию, она выпалит эти  топики без запинки.

Только тексты  так бы и оставались  «не пришей кобыле хвост», как говорила ее острая на язык мама.  И она сама была уверена, что никогда эти английские достопримечательности  «не пришьются»  к ее жизни.

А ведь пришились.

Благодаря её  неуемной подруге, с таким же,  как у нее  пролетарским  происхождением. Но Лариска  жаждала, просто жаждала    выскочить из  болота повседневности, она мечтала подняться над толпой и воспарить над Эйфелевой башней.

Да, и это ей удалось!

И воспарила, и полетала, и покружилась, и подрейфовала, и  покайфовала.

Разбивалась и снова поднималась. Чтобы снова взлететь и воспарить.

Как всегда Лорик  ввалилась в квартиру неожиданно: «Мать, собирайся. Завтра в Англию едем. Там такая важная для меня встреча. Ты нужна для поддержки. Отель оплачен. Билеты отдам за полцены. Только в Москве придется задержаться. У нас деловая поездка, желают с нами в консульстве  побеседовать. Мы же с тобой еще девушки на выданье. Представляем опасность для  государства. Вдруг лорд в нас влюбится».  Лорка  заржала как сумасшедшая, а я аж вспотела.

– Я? В Англию?

Гулять по достопримечательностям, про которые во сне на английском расскажу? Не может быть!

Лариска  не дала мне опомниться. Уже утром следующего дня мы летели в Москву. Делать визы. Читать далее »

О чем молчит старая мебель

шкаф папыСтарый, старый шкаф. И комод, у которого уже плохо открываются ящики. Они стояли на открытой веранде и ежились от холода. Они так долго жили в городской хрущевке, где было тесно, пыльно, где пахло старостью, что совсем забыли, какой запах у  свежего воздуха, как поют птицы по утрам, как дышит ветер в кронах деревьев.

Их полное затворничество в крохотной провинциальной квартирке  длилось много – много лет.  И вдруг неожиданно они оказались в чужом и незнакомом  доме. А перед этим долго тряслись в закрытом  кузове машины.

Комод – то загрузили легко. Что там  переносить? Ящики вынуть, а без них он как перышко. А вот массивный шкаф пришлось выносить втроем. Он никак не вмещался на узкую лестницу хрущевки, потому мужчины то и дело кричали: «Поверни так, нет, давай так. Поддерживай тут. Тяни! Подтолкни! Еще разок! Понесли!»

В итоге один раз шкаф больно царапнули, от этого даже осталась глубокая вмятина на дверце. Тем не менее, через минут тридцать он все-таки лежал в машине. Тут же были четыре тяжеленных стула, таких же  старых и добротных. Их тоже сделал деда Саша. Это имя постоянно звучало при погрузке, потому шкаф, комод, тумбочка и стулья сразу его вспомнили.

Да, этот тот самый мастер, который однажды их сотворил. То есть дал им жизнь. Это он нежно гладил доски, строгал их, собирал мебель по частям, а затем  покрывал лаком. И потом рядом с ним они жили долгое – долгое время. Только вот последние годы они его не видели. Осталась только баба Таня, которая подслеповато шаркала в одиночку  по квартире. А потом в доме и вообще поселилась тишина. Какая – то тревожная и тоскливая.

И вот открытая веранда дома в лесу. Так тихо, морозно, даже немножко страшно. Точнее непривычно. Ведь столько лет провели они  на одном месте. А тут такое потрясение. Дорога, новое жительство, неизвестность.

– Что будет? Что будет? – перешептывались стулья. Зачем их сюда привезли?

Ведь уже несколько лет никто не открывал  дверцы мебели, никто не сидел на стульях. Они жили в полной дремоте, время от времени переходящей в сон.

– Ах, какие вы красавцы! Ах, какие вы славные! Настоящие! Деревянные!

Вокруг мебели хлопотала симпатичная моложавая женщина, которая от радости, что встретилась с ними, даже заговорила рифмами.

– Какие вы же все добротные, в хорошем состоянии. Ни на кого не похожие.

комодНу, здравствуйте, здравствуйте! Да, да, вы будете еще жить долго и счастливо. Не сомневайтесь! Многие годы вами будут любоваться люди. Потому что в вас есть душа. Нужно только ее разбудить. Этим я и займусь.

Раскрасневшаяся от утренней свежести женщина радостно потирала руки. Потому что смыслом ее жизни и было как раз возвращение души старым комодам, буфетам, полкам, трюмо, этажеркам. Тем, которые помнили не фабричные станки, а руки настоящих мастеров – краснодеревщиков. Сегодня такие встречи были не частыми, потому так пела ее душа сейчас.

Она оттягивала  момент, когда ее руки прикоснутся к старой мебели. Ей хотелось растянуть это предвкушение от встречи с сутью вещей.

– Ширк, щирк, ширк, – это первые поглаживания, первые касания, первое узнавание.

И мир вокруг растворился. Началось священнодействие. Когда душа поет, когда наступает время гармонии.

А ведь все было не так. Сколько лет она шла к этому пониманию себя? К видению души предметов?

-Эх, к сожалению, много-много лет. Как старая мебель грустила в квартире, так и ее собственная душа тосковала в клетке навязанных представлений и идеалов.

Об этом думала женщина, начищая старую мебель. Читать далее »

Хатиора. Сказки цветов

хатиора244Как попало это растение в дом, хозяйка уже не помнит.

Кажется, что оно все годы висит над подоконником. Потому что, увидев, как неудобно странному цветку стоять на окне, она подвешала его на гардину.

Почему странному?

Потому что этот цветок далеко не красавец. Даже кактусы рядом с ним кажутся вальяжными и значительными.

А тут что?

Ножки – ручки, то есть листики-стебельки  как у ребенка – заморыша. Худенькие, прямые, совсем неприметные. Скелетик – не цветок.

Но хозяйка в любом цветке может красоту разглядеть, вот и в этом, видимо, что-то увидела. Иначе как бы он оказался на подоконнике рядом с множеством заморских красавцев. Хотя она иногда смеялась, поливая его: “Членистоногое ты мое растение. Не кактус, не цветок, а какой – то кузнечик”.

Так вот. Этот цветок зовут хатиора.

Это потом хозяйка в энциклопедии вычитала. Вот тогда – то она его и повесила повыше, потому что оказалось, что ему перепад температур нужен. А возле форточки прямо в самый раз.

хатиора23И стало растение рядовым жителем большой и зеленой квартиры.

У хозяйки этой квартиры было особое хобби – в каждом человеке видеть цветок.

Кто бы к ней не приходил, она всегда его с каким – то растением отождествляла. Вы же все понимаете, что мы –  часть природы, а значит имеем какие -то характерные черты присущие  живому миру вокруг нас.

Вы никогда не задумывались, почему  одни цветы мы любим, а другие терпеть не можем?

Почему умиляемся, глядя на простую ромашку, а какой-то заморский капризный красавец у нас  вызывает раздражение?

Вот, вот, вы поняли о чем речь.

Так хозяйка, наблюдая за цветами постоянно, давно поняла эти закономерности, потому легко определяла характер человека по его любимому цветку.

Гость, который появлялся в этой квартире,  мог просто пройтись по комнатам  и выбрать то растение, которое почему – то ему понравилось.

Так вот про хатиору.

Вы не поверите.

Однажды пришла хрупкая молодая женщина, которая, побродив по комнатам, выбрала это членистоногое растение.

Да, по фигуре они были очень похожи. Такие же худющие, такие же длинноногие, с руками – веточками.

Никогда и никто не обращал внимание на это растение.

А эта еще совсем молодая женщина что-то в нем увидела.

Хозяйка дома даже растерялась. И в начале была очень удивлена таким  выбором.

А потом стала рассказывать о цветке. Точнее о судьбе гостьи. Та слушала и лишь кивала головой.

Кстати сказать, несмотря на внешнюю хрупкость, перед хозяйкой квартиры сидел очень сильный человек. Личность. Очень целеустремленный  и уверенный  в своих силах  профессионал. Но сегодня она хотела услышать не это. Хотя цветок, относящийся к родственникам кактусов, умеющий выжить в любой ситуации, как раз лишь это подчеркнул.

Hatiora-salicornioides1Самое главное!

То, что ждала эта молодая женщина. Которая никогда раньше не видела этот цветок и не могла этого знать.

Это маленькое и членистоногое растение умело цвести!

И как! Неожиданно, ярко, мощно.

На концах его скелетных веточек  расцветали сотни  маленьких солнышек. Ярко-желтых, пушистых и очень нежных. И растение превращалось в желтое и солнечное облако.

Именно такой и была гостья.

Если рядом с ней появится тот, кто увидит ее внутреннюю  красоту, то ее благодарность будет именно такой.

Услышав это, гостья даже растерялась.

Этот, простите, уродец цветет?

Я его выбрала, потому что он такой же изломанный как я. В нем нет внешней красоты. И очень много боли. Потому что мне, как и этому цветку, хочется за кем -то спрятаться, чтобы стать еще более незаметной. Этот горшок висит у вас за мощным кустом, похожим на виноград. Я – то сразу его заметила, потому что мы одинаковые.

1291062924_xatioraИ он цветет? Желтыми маленькими солнышками?

Это значит, что ничего не потеряно? Что впереди прекрасное будущее, солнечное и яркое? И есть надежда расцвести?

Я правильно поняла подсказку?

Все верно, – кивнула головой хозяйка.

Так и есть. Я могу вам подарить несколько члеников этого цветка, и вы сможете сами его вырастить и следить за его, а значит и вашей судьбой

Нет, нет, – отросток я не возьму. Я слишком часто в командировках. Лучше буду приходить к вам и следить за его ростом.

Молодая женщина ушла счастливой.

Хатиора.

Невзрачный на первый взгляд цветок.

Невзрачный для тех, кто не видит сути вещей, кто оценивает все поверхностно, не вкладывая душу.

То есть просто пробегая мимо.

Мимо жизни, мимо собственного предназначенья, а значит и просто мимо счастья.

Это значит, что наш цветок умирает, так и не распустившись.

Остановитесь!

Вспомните про цветок, который вы любите или, может быть, любили в детстве?

Почему?

Что в вас похожего? О чем вы мечтали и забыли?

Хатиора.

Всего лишь один неприметный  цветок, а сколько подсказок для нас, сегодняшних?

Та, которая выбрала его душой, ушла другой. Более гармоничной и счастливой.

Она успела. Она поняла.

А ты?

 

 

 

Герань. Сказки цветов

герань1Осень, как всегда, наступила неожиданно.

Вдруг задуло, закружило, задождило.

Еще чуть-чуть и снег выпадет.

Заплакали, затосковали цветы на клумбах.

– Все, последние денечки доживаем.

Ирисам, пионам, тюльпанам  – тем хорошо. Они листья сбросят, под снегом спрячутся и сберегут свои клубни до весны. Придет тепло, а они тут как тут.

А что городским неженкам делать?

Вот герань из дома привезли, где она испокон веков на окнах стояла. А сейчас пошла мода ее на лето на дачу возить.

Оно, конечно, хорошо. Радуется герань лету. Расцветает пышным цветом. Только вот к осени совсем не приспособлена. Городская она,  комнатная жительница. Вот и тут, сидит на грядке и переживает: “Столько бутонов набрала, а ветер такой холодный, что не ровен час на следующее утро и не проснешься больше”

Загрустила  герань, заплакала.

Соседи дачные, видя ее горе, даже поддержать не могут. Понимают, что конец цветку пришел.

Потому что давно никто на дачу не ездит. Стоит дом пустой, тоже как птица нахохлился, к зиме готовится. Домик – то тоже летний. Тяжело ему, как и герани, зиму пережить.

В последний день сентября, когда герань всякую надежду выжить уже потеряла, и начинала тихонько засыпать, кто-то резко толкнул ее. Это лопата, громко откашлявшись, толкнула ее.

– Просыпайся. За тобой пришли. Я как раз помогаю тебе в другой дом перебраться.

– Как? Что? Куда?

– Куда – куда? Пока в пакет, а потом в городской горшок, – ответила лопата. Я разговор слышала. За тобой пришли, потому что ты память о какой – то бабе Луше. Потому тебя сейчас выкопают и повезут в город. Там и перезимуешь. А все хорошо будет, так на следующий год увидимся”

Это были последние слова, которые услышала герань.

Очнулась она уже в большой и светлой квартире. Её новым домом стал керамический горшок зеленого цвета. Он так здорово подходил к ее еще изумрудным листьям, что герань даже засмущалась, почувствовав, что она очень даже хороша в этом новом пристанище. Не говоря уже про квартиру, где она оказалась. Большую, солнечную и зеленую. Потому что тут было очень много цветов. Самых разных. Таких герань ни разу не видела не только на даче, даже в своей жизни.

– Удивительно,  – обрадовалась герань. Я тут, я живая, я очень красивая в новом горшке. Это, наверное, какое – то чудо!

– Ты проснулась? – это хозяйка квартиры обратилась к герани.

– Да, это я тебя спасла. Случайно. А, может, и не случайно.

герань2– Ты знаешь, – у меня была бабушка Луша. Я с ней выросла. Она очень любила герани. Их было очень много в нашем старом провинциальном доме. Мне не нравился запах этих цветов, мне не хотелось  за ними ухаживать. А бабушка очень любила. Она говорила: “Герань – единственный цветок, который совсем не воображает. Дай лишь капельку любви,  и даже старое окно превратится в яркое и сказочное.

Тогда я этого не пониамала. А сейчас согласна с бабушкой на сто процентов. Потому не могу смотреть, как зимой герани замерзают на улицах. Их почему – то стало модно, как в Европе, высаживать в открытый грунт. Но там они легко переживают зиму, а у нас просто замерзают. Потому я хожу по клумбам и спасаю растения, которые вдруг попались мне на глаза. Мимо тебя я тоже не могла пройти. Тем более, что белый цвет моя бабушка особенно любила”

Через две недели герань зацвела. Белым и любимым цветом неизвестной ей бабы Луши.

Ей было очень комфортно в новом доме. В квартире, где было множество цветов, но где  для каждого у хозяйки находилось свое единственное и дорогое слово.

По утрам она проходила по квартире, с каждым растением разговаривала: кого-то просто поглаживала, с кого-то убирала пожелтевший листик, кому-то давала сладкую подкормку, кого – то ласково журила, что заспался и заленился.

Однажде герани приснилась баба Луша. Та самая, которую она никогда не видела. Старушка была так рада, что увидела на подоконнике белую герань. Она смотрела на нее и повторяла: ” Моя любимая. Белая. Внуча, ты все помнишь. Ты все помнишь”.  И нежно гладила ее зеленые листочки.

Герани показалось, что это был сон. Но почему – то прикосновение сухих длинных пальцев к своим листьям она очень хорошо помнит. И лицо, такое доброе, такое почему – то знакомое, тоже осталось в ее памяти.

Вы не верьте, когда говорят, что мир рядом – он неодушевленный. Это кто-то злой придумал. Тот, кто не хотел, чтобы люди знали , что каждый из них часть общей души. Вселенской души. Как цветок, как игрушка, как даже привычная и любимая табуретка.

Конечно,  не дело герани – рассуждать об устройстве мира. Она говорит лишь то, что знает и  чувствует.

Герань – это бабушкин цветок. Так раньше говорили.  Нет, теперь с этим утверждением белая герань не согласна. Почему бабушкин?

Он всехний, – так говорила маленькая девочка на даче.

И она очень права, это крошка.

Главное –  попасть туда, где любят цветы.

И не важно, будет это в саду или на городском подоконнике.

Хотя, конечно, хотелось бы чтобы и там,   и там.

Но это герань уже размечталась.

Однако, под ее портретом, который хозяйка любовно выложила в соц. сетях уже подписали:

“Герань – никакой не бабушкин цветок. Забудьте об этом.

Вот вам подтверждение:

В моем саду безумствует герань,

Горячая, как молодое пламя.

Вознесена могучими стеблями

Ее цветков рубиновая грань.

Безумствует герань в моем саду

Под синим галилейским небосводом.

Ей здесь давно дарована свобода

На все двенадцать месяцев в году.

Из плена невысоких потолков,

Из темноты подслеповатых окон

Она шагнула в этот мир широкий,

Где теплый дождь и тени облаков.

Прекрасен сад в предутреннюю рань,

И вижу я в новорожденном свете,

Как зажигает буйная герань

Пылающие факелы соцветий.

Григорий Брейгин

Ничего, что это про красную герань. Но тем не менее.

И герань счастливо дремлет на подоконнике.

До следующей весны.

Она никакакя не бабушкина. Она “всехняя”