предназначение | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Конкурс в Парке Чудес Галилео

Август 18th, 2016 Размещено в категории Новости
Метки: , ,

12 гимГалилео и его победители!

ИЛИ УДИВЛЯЙТЕСЬ!

 

В четвертый  раз познавательно – развлекательный парк чудес Галилео проводит конкурс «Путешествие в мир занимательной науки».

Сегодня, когда гаджеты заменили удивление перед миром на получение информации по одному клику, необходимо вернуть детей к творчеству.

Для справки – дети великих компьютерных гениев, таких как Джобс, Гейтс и другие, не разрешают своим детям пользоваться ими же придуманной техникой, отдавая предпочтение школам, где учат традиционно у доски и где  общение с педагогом имеет первостепенное значение.

Такова и цель конкурса – вернуть удивление перед миром. Посмотреть на науку глазами ребенка, который хочет все потрогать, пощупать и понять, как это работает.

В третий раз будет проходить конкурс.  На этот раз учтены  все пожелания педагогов, которые они высказали на предновогодней вечеринке по итогам прошлогоднего конкурса. Читать далее »

Призвание, Или монолог учителя

Январь 28th, 2016 Размещено в категории Мои путеводные звезды
Метки: ,

директор

Посвящается Надежде Равлюк, директору новосибирской школы 76

 Одна в пустой школе. Это так редко бывает. Только летом. Но это не в счет.

Одна в будний школьный день.

Когда расходятся ученики, затихает привычный шум, становятся гулкими коридоры  и странно слышать собственные шаги.

Вот и сегодня. Очень поздно вышла из учительской. За внучкой не надо, потому  разбирала документы, составляла бесконечные отчеты, которых с каждым годом становится все больше и больше,  а потом почему-то рассматривала старые школьные фотографии. Нечаянно нажала на одну, а потом уже не могла оторваться. Нахлынули воспоминания. Потому и засиделась. Жизнь, как один день, пробежала перед глазами.

Точнее жизнь ее учеников, без которых и ее судьбы тоже бы не было.

Наконец закрыла за собой дверь кабинета. Пора домой!

А голова никак не желает отдыхать. Снова мысли – мысли.

Что делать? Жилмассив разрастается, катастрофически не хватает школьных мест. Уже в первом классе по 31 ученику. Не  дело это. Наверное, придется и свой кабинет под учебный отдавать.

«Об этом подумаю позже», – она любит это выражение Скарлетт О*Хаара.

И так уже в отделе народного образования на нее криво смотрят. Что ей больше всех надо. Родители, мол, пусть беспокоятся, кто квартиры в новых домах покупает.

Но как не думать? Они же все равно к ней идут. За советом, с просьбой, некоторые вообще требуют. Мол, обязана принять и все. А куда принимать?

7622Странно и пусто в школе. Остановилась возле памятных досок выпускникам, погибшим в наши дни, выполняя свой воинский долг.

Как хорошо она помнит этих мальчишек. Казалось, что хорошо их знала, но не могла себе представить, что они смогут пойти на смерть, спасая других.

Защемило сердце. Навернулись слезы. Очень стала сентиментальной. Все-таки возраст. Да и служба  в школе далеко не сахар. Работать с людьми – это вообще самое сложное. К тому же мир очень изменился. Стал агрессивней, жестче, бездуховней.

Да, надо признать, бездуховней. То есть исчезает душа из отношений, из жизни, и из школы тоже. Приходят компьютеры, общение сводится к смс-кам, образование к инструкциям и отчетам. Дети совсем разучились читать.

Остановилась у фотографий выпускников, которые украшают все лестничные пролеты.

Тут есть и фото ее первых учеников. Тех самых, когда она пришла работать в школу.

В далеком 1982.

Почему в школу?

Потому что любой учитель скажет, что в педагоги приходят только по призванию. Если  нет, то и не останется этот человек в школе никогда.

А так спроси любого учителя, который работает в школе очень долго, что привело тебя в школу, ответ будет: « Детская мечта, желание работать с детьми». И обязательно расскажет, как усаживал в детстве кукол и проводил перед ними уроки. Это и про нее тоже.

Желание учить было всегда. Потому что  была романтичной девушкой, очень любила читать и верила, что один человек в состоянии изменить мир. А ей   очень хотелось сделать этот мир лучше.

Так и оказалась в педагогическом институте, а потом в школе, в которой уже работает, страшно сказать, более 30 лет. И еще будет работать, хотя все пенсионные пределы уже прошла.

7676Хотя куда ей до Марии Александровны Коровиной, которая преподает в школе немецкий язык уже более 50 лет. Вот на кого она равняется, на кого хочет быть похожей.

Это учитель с большой буквы.

А ей до нее еще ох, как далеко!

Сегодня все ворчат: «Дети стали другие, авторитетов у них нет, никого не уважают, ни с кем не считаются. Учиться не хотят»

Не согласна она. Дети они и есть дети. Мир стал другим. Вот они и приспосабливаются под новые условия. Достучаться до них стало сложнее. Это, да. Потому что взрослые сами от них отгородились. Точнее их отгородили. Вручили им мобильные телефоны, планшеты, так же легче, не мешают, не пристают, не дергают. И так мало стало счастливых, а главное полных семей. В школе все чаще мамы и мамы.

И слово перестало работать.

Ведь смотреть картинки на компьютере гораздо проще. А картинка – это что? Это всего лишь готовая форма. Готовый ответ. А настоящее слово – это ассоциации, множество трактовок, где САМ думаешь, САМ домысливаешь.

Потому она и продолжает вести литературу в старших классах. Если хоть несколько человек откликнется душой на слово – это значит не все потеряно.

Вот уже и первый этаж. Сколько раз она за свою жизнь открыла и закрыла входные двери?

Вот, если посчитать, то.. Более 200 000 раз?

Страшно даже думать.

Жизнь как мгновение.

Только что открыл дверь, а тут уже и время закрывать.

Как хочется его растянуть!

И это возможно, если оставить в детских душах память.

Которая продлит и ее жизнь в том числе.

Да, расфилософствовалась  нынче…

По ночному городу шла женщина.

Она шла и улыбалась.

Потому что ей было просто хорошо.

Она впервые осознала, что  по-настоящему счастлива.

Как учитель и как человек.

 

 

 

 

Темное небо. Белые облака

Январь 26th, 2016 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

aalwe«Темное небо. Белые облака»

Как сохранить сказку?

Или где живет волшебный кит Aalwe?

 Только что на канале Культура прошел фильм новосибирского режиссера Павла Головкина.

 “Темное небо. Белые облака».

Странный, на первый взгляд, фильм.

В документальное повествование вплетается сказка. Самая настоящая, волшебная, необычная, яркая, воздушная, неземная, романтичная. И почему-то грустная.

Можно сказать даже щемяще – грустная.

Откуда эта грусть?

головкинВ документальном фильме вдруг  оживают рисованые сказочные города, мерцают окна, за которыми, наверняка, прячутся чудеса, игривые  светлячки  манят нас в волшебный лес, бесконечно кружится  карусель, приглашая прокатиться, падает звезда, исполняющая желания.  Волшебный корабль везет нас туда, где  часы крутятся вспять, и  где дождь бывает только теплым,  и где добрый  фонарь защищает нас от темноты пугающей ночи.

Полное ощущение, что эти картинки из твоего детства, ты это уже видел, чувствовал, переживал и … забыл.

Да, забыл.

Потому что душа  перестала летать.

Перестала вспоминать старый ковер в детской, по которому перед сном ты водил пальцем и мечтал, мечтал, мечтал.

Что однажды станешь большим, уедешь на край света, там где живут феи и эльфы, где всегда лето, где никто и никогда не болеет, где не нужно носить колючие рейтузы, где никто не кричит и не плачет. Надо просто найти туда дорогу, а потом забрать туда с собой маму и бабушку. Чтобы и они успели стать счастливыми.

Мой черный детский ковер с наивными сказочными рисунками!

паша3Его выбросили, а я выросла.

И небо стало серым, а жизнь обыкновенной.

Перестали радовать звезды, а улыбающиеся люди начали раздражать.

А особенно те, кто продолжает верить в сказку.

Взрослые люди с душой ребенка.

Про такого человека, а именно про  Петра Анофрикова, создателя детской киностудии «Поиск», рассказывает фильм.

О человеке, который создает сказку в … бараке.

И долгие – долгие годы пытается сохранить свое детище.

Жизнь его далеко не сказочная. В фильме постоянно сталкиваются детская рисованая  сказка и реальная жизнь, где постоянно нужно бороться за то, чтобы было электричество, чтобы не текла крыша, чтобы в полном смысле куда было приходить детям.

Долгие годы упорной борьбы и веры в то, что мечта все равно исполнится.

паша1Автор фильма показывает главного героя на протяжении нескольких лет. Тот продолжает ходить по кабинетам и инстанциям, чтобы довести свое дело до конца.

– Каждый приходит на Землю с какой – то задачей. Вот моя именно эта. Моя студия.

Это слова Петра Анофрикова.

Потому он никогда и не отступит. В этом нисколько не сомневаешься.

Порвалась связь времен. Это совсем не банальная фраза. Это страшная правда.

Петр Анофриков из породы тех людей, кто не позволит этого сделать.

– Если  мне, как и моим предкам – менонитам, придется срочно переезжать, потому что мне не станет хватать свободы душе, то я знаю, что с собой брать. Это семейные фотографии.

4Петр пытается спасти сказку, спасти душу ребенка в Сибири.

В далекой Швеции это прекрасно понимают, потому так тщательно берегут наследие Астрид Линдгрен.

– Там, где не хватает слов, нужно просто притронуться.

Это слова молоденькой девушки – гида, которую никак не мог «разморозить» наш русский интервьюер. Она была слишком правильной и никак не хотела говорить на отвлеченные темы.

Да, если нам не хватает слов, то нужно притронуться. Прикоснуться к ребенку.

Или прикоснуться к миру, который живет в голове каждого малыша.

Как когда-то я водила пальцем по старому ковру, так и сегодня нужно проследить за взглядом ребенка,  и попробовать пройти по этой тропинке.

Великий Норштейн, создатель мультика всех времен и народов «Ежика в тумане», говорит о детском восприятии, как о солнечных зайчиках, бликах на воде, которые можно рассматривать бесконечно, которые  и дарят ощущение счастья и защищенности на всю оставшуюся жизнь. Если его лишить этой сказки, то жить станет совсем не интересно и бессмысленно.

Можно, как в истории  Астрид Линдгрен жить в богадельне, но в любой момент узреть красоту, вспомнив строчки из сказки:

Звенит ли моя липа,

Поет ли мой соловушка.

паша2Красота – это и есть сказка. Только надо не разучиться  ее видеть. А еще лучше видеть и запечатлевать. Как это делают воспитанники Петра Анофрикова.

Потому в фильм Павла Головкина не случайно вплетаются сказочные картинки. Его сказочный кит Aalwe – это как мой ковер из детства. Успеть запечатлеть, успеть сохранить.

Вот как сам Павел его называет: Символ нашей студии – Aalwe – огромный добрый кит, спасающий у себя на спине всех, кто нуждается в помощи и сохраняющий то, чего уже давно нигде нет. Без устали плывущий сквозь холод, тьму и ветер, как живой ковчег с бьющимся сердцем. Он увозит на себе красоту, которую собираются уничтожить, деревья, которые решили срубить, животных, которых хотят убить, людей, за которыми охотится смерть. На его спине – целый город спасенных старинных домов и вещей. Город, где помнят забытые языки и тайны старых мастеров, умолкнувшие мелодии и древние сказки. Там все еще длится тот летний день на веранде теплого дома, где сидят все Ваши близкие. Все то, что Вы храните в памяти и не хотите забывать…
Нам кажется, что огромное живое существо,  сберегающее все важное, хрупкое и сокровенное – это то, в чем отчаянно нуждается каждый из нас. Аалвэ – это одновременно символ человеческой памяти, заповедника и умения бороться за то, что тебе дорого… Это точная метафора документального кино, сохраняющего в своих кадрах живым «то, чего уже давно нигде нет».

Павел посвятил фильм своей семье. Я его понимаю. Потому что лично знала его маму, которая очень берегла его душу. Потому  душа Павла продолжает нам сегодня дарить сказку.

Точнее возвращать нам наши воспоминания.

1204_2Такие как наш Петр Анофриков, щведская писательница Астрид Линдргрен помогают нам, сегодняшним, сохранить все самое лучшее из детства и сохранить его на волшебном ките Aalwe.

Пожелаем этому сказочному киту светлой воды и бесконечного путешествия по волнам нашей жизни. С ним нам гораздо спокойней в океане житейских бурь.

Если мне повезет, то в ближайшее время я напишу интервью с Павлом, потому что мы договорились встретиться. Слишком уж много общих картинок у нас на ковре детства!

Есть, что вспомнить!

Потому не прощаюсь!

 

 

Мой класс или итоги жизни

Декабрь 7th, 2015 Размещено в категории Новости
Метки: , , ,

классДа, перед Новым годом нужно подводить итоги, писать новые планы. И прочее, прочее

Сейчас я вернулась в прошлое. Потом что так случилось.

Было время, когда мои дети – погодки требовали особого к себе отношения.

Почему-то уже в 90-х я это понимала.

Итак, в 92 мои дети учились в 176 школе Новосибирска. Рядовой и обыкновенной. Сын попал в школу в пять лет, это тема отдельного  разговора, а дочь, как положено. В пятом классе у моей абсолютно гуманитарной девочки Марьяны начались проблемы с математикой.

Я, вечная отличница, была в шоке.  Но я же вырастила моих детей на примере семьи Никитиных, потому начала думать, а как и что сделать? Чтобы дочь нормально доучить, потому что уже был серьезный конфликт. С моим ребенком и программой.

В итоге. Я работала корреспондентом в очень известной на то время программе “Микрофорум”.  Меня знали все. Вот этим узнаванием я и воспользовалась. К тому же я была молодой, красивой, стройной и уверенной в себе!

Я пришла в банк, имя уже забыла. И мне дали денег на мой ЧАСТНЫЙ класс.

То есть это был первый прецедент в Новосибирске. Отдельный класс в структруре рядовой школы.

Я  выбрала лучших учителей, в том числе математичку для дочери, она ее очень уважала, и мы прожили целый год счастливой и НЕОБЫЧНОЙ жизни

Потом меня конечно же послали подальше, потому что учителя, которых я не пригласила, обиделись Ну и так далее. Сами понимаете.

Детей пришлось забрать. Отдать в другие школы.

Жаль, что сейчас не помню имена учителей. Были в нашем классе просто классные.

Это было в 1992 году. Такой вот эксперимент. А потом.

Я узнала про Майю Морозову, она еще в мое время писала стихи и была очень неординарной девочкой, она очень хороший художник, живет на Алтае.

Коля Евтушенко – отличный юрист.

Ольга Исаева живет за рубежом, она переводчик.

Мои дети классные.

Да, я отобрала всего 10 школьников.

Так что 8 человек, что им дал этот необычный 6 Г?

Мой личный эксперимент?

И вот неожиданно в фейсбуке появляется Паша Головкин.

Он пишет моей дочери Марьяне:

Спасибо тебе большое за хорошие слова! На самом деле ваша семья очень сильно помогла в выборе какого-то не вполне типичного пути!) Я ужасно благодарен твоей прекрасной маме за “6г”! Обязательно обними ее от меня! Сейчас подпишусь на нее. Это все, конечно, было колоссальным поворотом в совсем другую жизнь. Я много лет хотел вам об этом сказать.
У меня даже в какой-то момент была такая возможность!) Не очень давно (а может уже и очень))) я видел Ваню. Он приезжал из Москвы и мы случайно увиделись в метро. Я тогда долго и тщательно записал на бумажку все ваши номера и собирался вам позвонить.
Но, разумеется, все телефоны я тут же потерял!))) Все карманы тогда обыскал!)

В общем, обнимаю всех вас.

И сегодня моя глупость, наглость, нестандартность мышления  – наконец – то получили вот такой результат?

Здорово же)

Фильм, а сегодня Павел Головкин, мой ученик – прекрасный кинодокументалист, делает “нежные вещи”, как говорит Ирина Богушевская.

Это прямо мое – мое.

И  я горда!

Даже, благодаря этой работе Паши, меня пустят в рай.

Мне так кажется.

Господи, ты согласен?

Да?

 

О чем молчит старая мебель

шкаф папыСтарый, старый шкаф. И комод, у которого уже плохо открываются ящики. Они стояли на открытой веранде и ежились от холода. Они так долго жили в городской хрущевке, где было тесно, пыльно, где пахло старостью, что совсем забыли, какой запах у  свежего воздуха, как поют птицы по утрам, как дышит ветер в кронах деревьев.

Их полное затворничество в крохотной провинциальной квартирке  длилось много – много лет.  И вдруг неожиданно они оказались в чужом и незнакомом  доме. А перед этим долго тряслись в закрытом  кузове машины.

Комод – то загрузили легко. Что там  переносить? Ящики вынуть, а без них он как перышко. А вот массивный шкаф пришлось выносить втроем. Он никак не вмещался на узкую лестницу хрущевки, потому мужчины то и дело кричали: «Поверни так, нет, давай так. Поддерживай тут. Тяни! Подтолкни! Еще разок! Понесли!»

В итоге один раз шкаф больно царапнули, от этого даже осталась глубокая вмятина на дверце. Тем не менее, через минут тридцать он все-таки лежал в машине. Тут же были четыре тяжеленных стула, таких же  старых и добротных. Их тоже сделал деда Саша. Это имя постоянно звучало при погрузке, потому шкаф, комод, тумбочка и стулья сразу его вспомнили.

Да, этот тот самый мастер, который однажды их сотворил. То есть дал им жизнь. Это он нежно гладил доски, строгал их, собирал мебель по частям, а затем  покрывал лаком. И потом рядом с ним они жили долгое – долгое время. Только вот последние годы они его не видели. Осталась только баба Таня, которая подслеповато шаркала в одиночку  по квартире. А потом в доме и вообще поселилась тишина. Какая – то тревожная и тоскливая.

И вот открытая веранда дома в лесу. Так тихо, морозно, даже немножко страшно. Точнее непривычно. Ведь столько лет провели они  на одном месте. А тут такое потрясение. Дорога, новое жительство, неизвестность.

– Что будет? Что будет? – перешептывались стулья. Зачем их сюда привезли?

Ведь уже несколько лет никто не открывал  дверцы мебели, никто не сидел на стульях. Они жили в полной дремоте, время от времени переходящей в сон.

– Ах, какие вы красавцы! Ах, какие вы славные! Настоящие! Деревянные!

Вокруг мебели хлопотала симпатичная моложавая женщина, которая от радости, что встретилась с ними, даже заговорила рифмами.

– Какие вы же все добротные, в хорошем состоянии. Ни на кого не похожие.

комодНу, здравствуйте, здравствуйте! Да, да, вы будете еще жить долго и счастливо. Не сомневайтесь! Многие годы вами будут любоваться люди. Потому что в вас есть душа. Нужно только ее разбудить. Этим я и займусь.

Раскрасневшаяся от утренней свежести женщина радостно потирала руки. Потому что смыслом ее жизни и было как раз возвращение души старым комодам, буфетам, полкам, трюмо, этажеркам. Тем, которые помнили не фабричные станки, а руки настоящих мастеров – краснодеревщиков. Сегодня такие встречи были не частыми, потому так пела ее душа сейчас.

Она оттягивала  момент, когда ее руки прикоснутся к старой мебели. Ей хотелось растянуть это предвкушение от встречи с сутью вещей.

– Ширк, щирк, ширк, – это первые поглаживания, первые касания, первое узнавание.

И мир вокруг растворился. Началось священнодействие. Когда душа поет, когда наступает время гармонии.

А ведь все было не так. Сколько лет она шла к этому пониманию себя? К видению души предметов?

-Эх, к сожалению, много-много лет. Как старая мебель грустила в квартире, так и ее собственная душа тосковала в клетке навязанных представлений и идеалов.

Об этом думала женщина, начищая старую мебель. Читать далее »