детство | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Cпектакль – песня. Коромысли

Октябрь 12th, 2020 Размещено в категории Важные подсказки, отзывы
Метки: , ,
Слышали про такое?
Причем тут коромысло? А мысли зачем? Про что это?
Про нас!
Забывших свои корни, свой род, свою идентификацию.

 
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят. Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Зачем?
Чтобы сохранить память. Народную память о нашей жизни, заботах, горестях, печалях. Потому что на Руси песня всегда была спасением.
Люди пели не от безделья, как сейчас, а чтобы скрасить тяжелую работу, большое горе, выплакать душевную муку по ушедшему в другой мир, чтобы отпугнуть беду. Потому и в русской традиции больше песен грустных, тягучих, распевных.

 
Вернуть эту память и решили талантливые ребята из Мастерской Крикливого и Панькова в Новосибирске. У нас есть девушка Елизавета Тюгаева, которая бережно собирает фольклорное наследие и сама проводит обучение пению и русским хороводам. Вот благодаря ей и режиссеру Полине Кардамон родился этот необычный спектакль.
50 минут песен в темном зале, где на стульях сидят три девушки, которые просто поют.
Лишь иногда над ними появляются надписи.
Я из города, я не фольклорист.
Я из деревни. Я не фольклорист.
Я из пригорода. Я не фольклорист.
Зачем мы поем?
А вы поете?
Манера их пения, для нас сегодняшних, очень необычная.
Открытым голосом, без аккомпанемента.
Но с первых слов “На горушке на горе” сердце куда-то ухает, в пропасть , и ты растворяешься в песне.
Ты плачешь, переживаешь, сострадаешь.
И вспоминаешь, и узнаешь себя. Ту, которая давно спряталась, скрылась, потому что настоящей быть страшно.
Лично для меня это было такой силы погружение, что и сейчас, по прошествии многих дней, я все еще там, в той песне.
Про меня все понятно. Я выросла в семье, где пели всегда. Маме 96 лет. Бабушка была с 1895 года. Её без работы и песни я вообще не помню.

 
Но плакала не только я.
Но плакала не только я.Но плакала не только я.
Рядом всхлипывал взрослый сын. Соседка, совсем юная девушка, заплакала, когда зазвучала песня про маму, к которой надо ходить, пока она живая.
То есть песня, которая настоящая, народная, живая в состоянии разбудить, встряхнуть, заставить душу вспомнить суть нашего присутствия на этой Земле.
Ох, какие же молодцы девчонки.
Совсем ведь молоденькие, вы их видите на фото, они почувствовали, поняли и смогли донести суть русской души до нас сегодняшних.
Кстати, девушки – это актрисы из разных театров, которых объединила песня.
А благодаря им она объединила и нас, их слушающих. Потому что зрители почувствовали себя единым целым, тем самым родом, который “не сломать и не убить”, пока есть такое мощное оружие как песня.
Сегодня, как никогда, нам нужна такая песня. Объединяющая, дающая силы, терпение и … веру.
Что выстоим, выдюжим, прорвемся!
Огромная благодарность создателям этого действа!
Потому что, услышав настоящую песню однажды, вряд ли будешь слушать про “севшую батарейку” и другие глупости.
Мария Степанова написала книгу “Память памяти”. Это не тавтология. Это возвращение памяти.
То, что делает спектакль “Коромысли” – это и есть возвращение памяти.
Еще раз низкий поклон создателям.
И ждем продолжения!

Мамин язык, который уже никто не понимает

Январь 16th, 2019 Размещено в категории Размышлизмы
Метки: , , ,

-Ну ты учмурила так учмурила!

Дайч соседка заходила. Видела, как ты орахубилась и как здришная куда-то завихаривала!

Поняли что-то?

Мне в детстве казалось, что так говорят все, потому, поступив в институт, я очень удивлялась, что меня не понимают и переспрашивают, что я хочу сказать.

Перевод маминого монолога.

Ну ты дала так дала!

Недавно соседка заходила. Она видела, как ты тепло оделась и как бешеная куда – то торопилась.

Сейчас моей маме 94. Она по-прежнему бодра, отдает команды и требует к себе повышенного внимания. Она всегда была такой.

Когда она живет у меня, то тут же всплывают ее слова.

Не сикоти! То есть не торопись!

Квёлая ты сегодня. То есть вялая.

Упласталась ты. То есть устала от работы.

Что зенки вылупила? Не надо мне тут близирничать!

Понятно, что я глаза вылупила и не говорю настояющую правду о ком-то. То есть человек думает плохо, а говорит только хорошее. То есть он неискренний. Мама так часто говорила о моих друзьях.

И не хорохорься тут. Знаю я твои кандибоберы!

Не старайся выглядеть лучше, (хотя хорохориться мама употребляет в разных значениях. От не спеши до не делай вид, что у тебя все хорошо)

Кандибоберы. Это типа мои закидоны:-)

Где шлындала? То есть куда ходила?

Не пори горячку, посидим как два кукуина и решим, какую прочуханку ему устроить.

Понятно?

А вот это что вы думаете?

Вазякаться? Недотыкомка? Штепкать? Угоила?

Расшиперилась?

Шарком?

Сейчас я стала записывать за мамой слова, хотя для меня они привычные. Но когда дочь меня толкает, мол, запиши, ты чего, тогда я соображаю, что мы же точно так не говорим.

Откуда мамина речь?

Вместе с родителями она приехали в Сибирь из деревни между рекой Чал и Дон. То есть из чалдонской деревни.

Мама говорит, что так говорили ее бабушки. Понятно, что и ее мама тоже.

Бабу Груню я помню. Она была не очень разговорчивая, потому общалась я с ней мало.

Зато мама была настоящей артисткой. Ни один концерт без нее не обходился.

И сейчас она еще может закатить такой концерт, что мало не покажется:-)

Так что, если она живет у меня, я стараюсь поменьше шлындать, чтобы не быть некудышной дочерью и следить за тем, как она посыпокивает, иначе она не будет со мной дырякаться, а такое учмурит, что я долго еще не очухаюсь.

Вот так.

Все поняли?

Только записала отчехвостить.

То есть отругать:-)

И снова первый снег

Октябрь 24th, 2018 Размещено в категории Важные подсказки
Метки: , ,

Вдохнуть, выдохнуть.

Вдохнуть, выдохнуть.

Что-то часто стало прихватывать сердце.

А слезы они всегда рядом, стоит лишь увидеть старика или плачущего ребенка.

Хочется подхватить старика под локоть  и помочь подняться в автобус, а малыша прижать к себе крепко-крепко и успокоить.

Ничего, что надо  торопиться.

Опоздание значит гораздо меньше, чем слабость пожилого человека и страх крохотного существа.

Жаль, что понимание этого приходит тогда, когда самому скоро начнут подставлять локоть, чтобы ты смог опереться.

Чем становишься взрослее, тем быстрее бежит время.

Помните, как говорят, что в детстве время делится на утро – вечер, в юности на понедельник – воскресенье, в зрелости  осень – лето.

Вот и опять осень.

Если не записывать события, то уже и не вспомнишь, чем были наполнены дни уходящего года.

Желаний все меньше. А итоги кажутся  мелкими и незначительными.

Лишь растения в квартире занимают все больше жизненного пространства, сокращая  личное.

Первый снег.

Вот наконец-то можно без боли оглядываться назад, пришло время прощения и принятия.

Скоро Новый год.

И надо создавать праздник.

Уже не для себя. Для внучки, чтобы у нее осталась память.

Обо мне.

Чтобы она, как и я сегодня, глядя на первый снег, вспоминала свою бабушку.

В день первого снега  душа бабушки Луши в последний раз прикоснулась к моей.

 

 

Помидоры моего детства

Октябрь 18th, 2018 Размещено в категории Осколки
Метки: , , ,

Середина октября.

Я доедаю дачные помидоры.

В этом году они у нас все одного сорта, так называемые дамские пальчики,  но тем не менее вкусные и сочные.

Я – помидорная душа.

Это спасало меня в детстве от постоянного желания есть.

Я из провинциального городка. У всех был свой огород, а значит помидоры были почти до конца ноября.

Они лежали на подоконниках, на полу, они хранились солеными в банках, они были везде.

Школьницей, возвращаясь домой, где часто кроме хлеба было нечего поесть, я ела помидоры.

С солью, хлебом.

Тоже самое было и в гостях.

Помидоры, хлеб, соль.

Только вечером был ужин.

Потому мы ели помидоры “тоннами”.

Ведь с хлебом это так вкусно.

Сейчас я вспоминаю мое детство.

Мечты о конфетах, шапке как у Наташки Козловой.

Кудрях, как у Ленки Скурлатовой.

Городской квартире как у Людки Николаевой.

Мы все были нищие.

Но, тем не менее, счастливые.

Одна только спортивная школа и наша жизнь в ней чего стоят.

Осенние помидоры.

Такие вкусные.

Я ем их как в детстве, слегка посолив и прикусывая корочкой свежего хлеба.

И вспоминаю с благодарностью всех, кто ел помидоры моего детства.

Ленка, Наташка, Людка, Галька, Ольга, снова Галька и много-много других девчонок, которые сегодня часть меня и моего детства.

Осенние помидоры на моем подоконнике.

Но почему, глядя на них, так тревожно сжимается сердце.

Ведь это не последние помидоры..

 

 

Английская булавка. Совсем не мелочь

Октябрь 4th, 2018 Размещено в категории Важные подсказки
Метки: , , ,

Солнечный лучик, нечаянно пробившийся сквозь серые тучи, скользнул по поверхности лужи. И отразился длинным, длинным лучом.

-Чудо какое-то? Так не может быть. Ведь лучик был такой короткий. Откуда это сияние?

Я подслеповато стала рассматривать гладь воды. Наконец  я увидела на дне лужи старую булавку. Ту самую, которой пользовались еще наши бабушки, чтобы продернуть резинку или приколоть кусок оторвавшегося подола.

Я моментально вспомнила мою бабушку Лушу, как она шьет мне новогоднее платье. На одном пальце у нее наперсток, в другой она держит иголку, а рядом на цветной игольнице приколоты и булавки. Она иногда берет те, которые не застегиваются, с шишечкой на голове,  а, если нужно что-то прихватить крепко, то выбирает английскую большую булавку.

Она объясняет: “Внуча, ты не бойся брать ее в руки, она не кусается. Она так придумана, что ее острый кончик прячется в голове. Никакой опасности.

Вот попробуй.

Она дает мне кусочек ткани и просит пристегнуть его к салфетке, что лежит рядом на швейной машинке.

Задумавшись, я машинально достаю булавку из лужи и начинаю ее вытирать салфеткой.

Когда я в первый раз ей пользовалась? Сколько мне было? Пять, шесть лет?

То есть как моей внучке сейчас.

Значит, что пора и ей показать, как пришивается пуговица и зачем нужна булавка.

Нет, новогоднее платье я вряд ли сошью. А вот какое-то украшение, бант, жабо  мы легко сможем сотворить сообща.

Я бережно держу булавку в ладошках. От моего тепла и ее металлическое тельце становится теплым и …

Родным. Да. Да. Родным. Потому что булавка тоже узнала меня. Наверное, она тоже вспомнила свое первое знакомство с человеком.

Дома я еще раз обтерла булавку мягкой салфеткой и положила в коробку со швейными принадлежностями, выделив для нее уютный уголок.

Скоро я познакомлю ее с внучкой.

Может быть, когда – нибудь,  и она меня нечаянно вспомнит, увидев старую английскую булавку.