Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Archive by category 'Важные подсказки' (Page 10)

От любви умирают

воспоминанияМужчина, на вид  лет пятидесяти,  сидел на свежевыструганной скамеечке на кладбище у новой могилы. Оградки еще не было. Памятника пока еще тоже. На кресте была прибита фотография с портретом красивой женщины и датами 1973 – 2015.

Была поздняя осень. Листья, уже превратившиеся в бурую кашу, сбились в бесформенные кучи, деревья, почти уже уснувшие, навевали грусть и тоску.

Такую же, какая была в душе у человека, сидевшего на скамейке.

Он смотрел на фотографию жены.

И он был  виновником ее смерти.

Да, он.

Как ни тяжело это признавать.

А как все здорово начиналось!

Он молодой специалист, она выпускница школы.

Как он попал на выпускной, это отдельная тема, главное, что в самый ее важный час,  он оказался в этой школе, где прощались с детством, строили планы на будущее и верили, что оно будет только прекрасным.

Конечно, она не сразу его к себе подпустила, такая вся правильная была, с косой, абсолютно без макияжа и в совсем простеньком платьице, в отличие от подруг, которые расфуфырились по полной программе. Это потом он узнал, что жила она с бабушкой, что даже на скромное платье ей пришлось зарабатывать самой, дежуря в  больнице по соседству. Это все потом. В тот вечер они просто танцевали, держались за руку. Даже когда он хотел поправить ей прядку волос, которая все время выбивалась из-за уха, она резко дергала  головой, не разрешая этого делать. Многие уже разбрелись по парочкам, по уголкам, а они просто сидели и мечтали.

Он говорил, что станет обязательно начальником и заработает кучу денег, потом увезет ее отдыхать к морю, потом.

Она закрывала ему ладонью рот: “Не надо торопиться. Надо этот день прожить так, чтобы запомнить его на всю жизнь”. Тогда он просто смеялся, не понимая смысла сказанных слов. За полночь они пошли гулять одни, оставив веселых и шумных одноклассников.

Родной Новосибирск засыпал.

Неожиданно она спросила: “Почему ты не спрашиваешь, о чем мечтаю я? Тебе это не интересно?”

– Конечно, интересно, – заверил он.

– Я не буду поступать в этом году. Бабушка болеет. Не вытянем мы учебу. Хочу немного заработать, а там видно будет.

– Но ты же отличница. У тебя сочинения лучше всех в школе, я же сам слышал слова директора, который вручал тебе грамоту. Тебе учиться надо.

– Да, надо. Я и буду учиться. Но позже.

Потом.

Потом все закрутилось – завертелось. Он переехал жить к ней и к бабушке, так было проще. Не надо было ездить с одного конца города на другой. Да и его завод был ближе. Конечно, после квартиры его родителей частный дом бабушки просто ужасал. Все здесь было под стать самой хозяйке. Таким же ветхим и старым. Только прожили они вместе не долго. Умерла Клавдия Ивановна.

А тут ему как молодому специалисту квартиру дали. Потом сын родился. Юля, его жена, тоже институт закончила, хоть и заочно.  Только не пустил он ее работать. Захотел, чтобы ребенка ростила. Она и ростила. Посвятила ему всю свою жизнь. Благодаря ей Тимка  сейчас один из самых крутых айтишников, всего в жизни сам добился. Только далеко он от этого кладбища и этой могилы. Был бы рядом, может, и жила бы его мать еще.

Пожилой мужчина еще больше ссутулился, затем неловко полез в карман, достал фляжку,  с силой свернул с неё  крышку и стал глотать  содержимое.

Видимо, это был крепкий алкоголь, потому что лицо пьющего сморщилось в гримасу отвращения, но он продолжал судорожно глотать и глотать напиток.

Когда фляжка опустела, он с силой и злостью ударил ей о край скамейки.

И заплакал.

Нет, не заплакал, зарыдал. Плечи мужчины вздрагивали, он пытался взять себя в руки, но не мог. Боль, отчаянье, а главное вина душили его, душили, душили.

Он рыдал, пока не кончились силы. Потом как-то сразу обмяк и затих.

На скамейке сидел старик.

Настоящий старик.

Да, он стал начальником. Стал заседать на совещаниях и собраниях, ездить в дорогие командировки.

Красивая жизнь началась. Банкеты, застолья, молодые секретарши.

А Юля ждала. Дома, как всегда было прибрано, вкусно наготовлено, сын уже сам учился в университете.

Построил дом, чтобы жена садом при нем занималась.

Только.

Только ему стало скучно в доме. И жена казалось какой-то серой, запыленной что ли. Они почти совсем перестали говорить.

Однажды он собрал вещи и ушел к любовнице.

Объявил: “Извини, ухожу, живи как знаешь, денег буду на расходы давать”

Не оглянулся, не видел, как сжалась она как от пощечины, а потом тихонько сползла по стене.

Через два года любовные грезы рассеялись. Новая подружка оказалась глупой, жадной, а главное грязнулей. Если точнее, то засранкой. Надоел ему бардак, пустой холодильник и вечное требование денег. Захотелось домой, да, домой, где все всегда на своем месте, где вкусно пахнет, и где никто ничего не требует.

Не видел Юльку два года. Деньги переводил исправно, а сам нет, не ходил и не показывался.

Позвонил: “Я возвращаюсь домой”

Дома, показалось, ничего не изменилось. Но это только на первый взгляд. По-прежнему чисто, по-прежнему сварено, по-прежнему … Нет, жена выглядела не по-прежнему. Точнее вела себя не по-прежнему.

В первый вечер она достала бутылку вина: “Давай выпьем за возвращение”

Он не стал отказываться. Когда кончилось вино, она принесла бутылку водки.

Выпили ее почти до конца. Потом Юлька стала заговариваться. Повторять одно и то же.

Нет, она не упрекала, не обвиняла, просто говорила обо всем. О сыне, о соседке, о тете Кате, которая неожиданно позвонила.

Она задремала прямо за столом. Он взял ее на руки, она по-прежнему была легкой, и отнес на кровать. Там она свернулась калачиком и так проспала до утра. А он лежал и думал. О жизни, прошедшей любви, о Юльке, которая его снова дождалась.

Проснулся он от запаха яичницы.

– Вот оно счастье, я дома, – подумал он.

В кухне было уже прибрано. На сковородке скворчали яйца с колбасой. Кофемашина выплевывала его любимый американо.

В уголке рядом с мойкой стояли пустые бутылки. Бутылка из-под водки тоже была пустой.

– Странно, – подумал он. Мы же вчера ее не допили. Но ничего не сказал.

Юлька быстро поставила перед ним завтрак. Села напротив. Она казалась счастливой и спокойной.

Только на лице выступили красные пятна, так у нее было всегда, если она выпивала крепкий алкоголь.

– Понятно, похмелилась, – пронеслось у него в голове.

Так началось его возвращение.

Два года – это очень короткое время, когда ты влюблен, когда ждешь встречи, когда каждый день праздник.

И два года – это очень длинное время, если тебя оставили, предали, перечеркнув все, что было так важно и ценно.

воспоминания1Как потом рассказала соседка, когда он пытался спасать жену от алкоголизма, Юлька начала пить сразу, как он ушел. Работы у нее не было. В саду хлопоты закончились, а денег  он оставил. Начинала с вина, потом стала покупать водку.

– Что деньги переводить, – как сказала она соседке. Пила, плакала, спала. Сын в это время жил в общежитии, она была предоставлена сама себе.

Подруг давно всех растеряла. Она  ставила перед собой фотографию мужа и разговаривала с ней, разговаривала, доливая себе в стакан.

Трезвела, драила квартиру, потом снова шла в магазин.

Нет, она никого к себе не приглашала, внешне выглядела опрятно, только без дозы уже не могла.

Этого он ничего не знал. Потому, увидев ее в очередной раз  выпивши, начал принимать меры.

Вылил в раковину весь алкоголь, который нашел в доме. Перестал оставлять деньги. За продуктами ходил сам.

И все равно Юлька находила, где выпить.

Вечером не истерила, не цеплялась ему в волоса, просто уходила в спальню и запирала дверь.

Однажды она нашла в его кабинете дорогущий марочный коньяк, который подарили ему на одной очень важной презентации. Он стоил, как самолет, потому он его тщательно спрятал. Думал, что тщательно. Он тогда не знал, что алкоголик всегда найдет то, чего он жаждет. А желание выпить у Юльки стало маниакальным.

Однажды его вызвали с работы  в соседний супермаркет. Жена пыталась пронести мимо кассы бутылку водки. В следующий раз ее застали, когда она там же пила вино из тетра пака.

Он закрывал ее дома, пытался класть в больницу, вызывал наркологов на дом.

Ничего не помогало.

Когда она выходила из запоя, то уже становилась агрессивной.

– Ты предатель, – кричала она, ты бросил меня, ты украл мою жизнь. Ты меня не любишь. Тебе просто нужна служанка. А я не хочу так жить. Только когда я пьяная, я чувствую в себе жизнь, а так я ноль, пустота, ничто.

И он смирился. Сам покупал  и ставил ей с утра на видное место бутылку водки.

Прошло еще два года.

Дома было чисто, еда сварена, только Юлька была всегда под шафе и перестала совсем говорить.

И он перестал обращать на это внимание. На работе дел было невпроворот. Не успевали переживать кризисы. Не хотелось уже не любовниц, ни застолий.

Хотелось тишины и домашнего уюта.

Он часто думал: “Вот бы все вернуть с Юлькой с самого начала. Ведь иделальная была бы семья. Эх!”

Он нашел ее вечером на полу в кухне. Она лежала, неловко подвернув под себя ногу. Вызвал скорую.

Её увезли на экстренную операцию.

– Рак мозга, – констатировал врач. Потом спросил: ” А разве жена вам не жаловалась на головную боль? Её не тошнило, не рвало?”

– Нет, не жаловалась.

– А то, что рвало, так это у нее частенько было, когда она перебирала. Желудок – то слабый. А она в последнее время не слабо выпивала. Помимо положенной дозы, всегда еще что-то находила. То самогонку, то какие-то настойки из аптеки.

– Понятно, – вздохнул врач.

Её привезли из реанимации только через неделю. Когда он вошел в палату, то не сразу заметил ее под горой одеял и подушек. Таким маленьким было ее высохшее тело. Когда он подошел ближе, то на миг потерял дар речи.

На него смотрели детские глаза Юльки. Той самой, которую он встретил тогда на школьном выпускном. Чистые и ясные, без боли и привычного уже для него выражения укора.

Заглянул врач.

– Больная слаба, у вас всего десять минут. Ей нужен отдых.

-Сядь, пожалуйста. Он услышал тихий шелест ее голоса.

Он присел на край кровати, куда она указала взглядом.

– От любви тоже умирают. Не от водки, от любви. Прости меня. Я люблю тебя. И я умираю.

Он хотел что-то ответить, но она уже закрыла глаза и, казалось, задремала.

Утром ему сообщили, что не приходя в сознание,  Юлька умерла.

Дома, роясь в ящиках, в поисках ее документов, он нашел ее дневник

Дневник, написанный красивыми буквами школьной отличницы.

Каждый день она писала его.

На первой странице, в день, когда он ушел, он прочитал.

“Все. Жизнь закончилась. По крайней мере та, которой я дорожила. Как писал да Винчи: “Казалось, что я учусь жить, а я учился умирать”. Теперь я буду умирать осознанно. Буду торопить смерть. Без Сергея  нет смысла оставаться на этой планете. В тот школьный вечер я поклялась себе, что стану единственной и самой любимой для него. Увы, я не стала  не только любимой, но и далеко не единственной. Но раньше он хотя бы делал вид, что все еще со мной. Сейчас и эта иллюзия утрачена. Жалею ли я, что посвятила себя ему? Нет, когда любишь, то не жалеешь и не требуешь. Просто веришь, что любовь – это бумеранг, который  возвращается. Нужно просто больше любить. Однако, у меня не получилось.

Прощай, родной! Прощай, любимый!

Я научуся умирать.

А жизнь прошла. Промчалась мимо.

Мне больше нечего терять”

И в скобках: “Какая гадость этот коньяк! Ничего, привыкну”

Потом было много страниц. Некоторые были написаны неровными строчками, буквы набегали одна на другую, часто предложение оставалось недописанным.

Нашел он и записи о том, что у Юльки начались головные боли. И о том, как ей бывает плохо утром, если нечего выпить. Даже свое унижение и позор в магазине она описала с честностью, достойной полицейского.

Но не это больше всего затронуло его, заставило сжаться сердце.  А слова любви к нему, ее воспоминания, какие-то мелкие детали их жизни, которые он напрочь забыл. Это был дневник любви, написанный для него. С надеждой, что он когда – нибудь прочтет и простит ее последние годы. Когда она уже привыкла умирать каждый день.

И в предпоследний день перед смертью она писала.

” Нет больше сил терпеть головную боль, даже стакан водки не дает мне успокоения. Я уже не пьянею. Я не могу забыться. Я не могу жить, но еще не могу и умереть. Господи, поторопи события. Я не хочу, чтобы он видел меня такой. Чтобы в его сердце была ненависть. Ради моей любви к нему, пожалуйста, Господи, поторопи мою смерть”

Видимо, Бог ее услышал.

На следующий день он нашел ее на полу кухни без сознания.

Стемнело. На скамейке по-прежнему одиноко сидел старик. Фото  молодой женщины светлым пятном выделялось на фоне крашеного  креста.

– Пора учиться умирать, пора учиться умирать..

Старик, разговаривая сам с собой, уходил по тропинке кладбища.

И  эхо заторопилось за ним, повторяя: “Пора учиться умирать. Пора учиться. Пора”

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвазовский и его ожившее море

полотнаМультимедийные выставки.

Новая мода в показе картин великих художников.

Была на Дали, понравилось.

Порисовала в мастерской, “лично” пообщалась с художником, его очень неплохо изображал местный актер. С его женой Галой посидела на знаменитом диванчике.

Да, работы надо смотреть вживую, то есть подлинники. Я с этим согласна.

Но не каждый имеет возможность это сделать, чтобы слетать на родину к художнику или посетить известные галереи мира.

С Айвазовским, конечно, проще. Это очень плодовитый художник, который оставил большое количество работ, большинство из которых находится в России. И его галерею, которую он сам основал, можно посетить в Федосии и даже увидеть неоконченный морской пейзаж  в подрамнике.

Но, даже имея эти возможности, я советую посетить выставку “Айвазовский – живые полотна“, которая проходит в лофте “Мельница” на Фабричной, 31.

Конечно, если вы идете с детьми, то лучше познакомить их с творчеством этого мастера заранее.

полотна1Рассказать, что такое маринистика, почему так трудно рисовать воду, в чем секрет Айвазовского,  и как ему удавалось  творить свои картины не с натуры, а  по памяти?

О том, что он сам чуть не погиб в шторм, но выжив, перенес все увиденное, на самое известное полотно “Девятый вал”.

Мультимидийность, упрощение, картинки вместо текстов пугают всех, кто связан с литературой, искусством, культурой.

Мы теряем вкус к чтению, мы скроллим картинки, мы впихиваем свои мысли в 140 твиттерских знаков.

Длинные тексты в интернете разбиваем так, чтобы они легко читались, чтобы удержать внимание тех, кто заглянул на страницу. Ream more »

Ах, какая любовь

юностьДа, любовь.

Юношеская, непонятная, неожиданная. Странная.

Дискотека в общежитии.

Она: юная в коротком платьице, робеющая, но при этом желающая показать, какая она необычная. Ведь толко что поступила. Ведь смогла. Несмотря на бешеный конкурс. Смогла!

Особенная. Смелая. Начитанная. Единственная в своем роде.

И он. Скромный деревенский мальчишка. Очень даже симпатичный. Да, слегка несуразно одет. Но откуда в деревне ателье по пошиву одежды.

И они танцуют свой первый танец.

Потом стоят в углу, странно смотрят друг на друга и…

И ничего.

Просто смотрят. А потом говорят, говорят, говорят.

Странно сегодня объяснять детям, что когда любишь, секс не нужен. Он не обязателен. Конечно, это трудно понять сегодняшнему поколению.

Но тогда было так.

Тысяча поцелуев. Ночное стояние, обнявшись в коридоре. Утром опухшие губы и самое главное желание –  спать.

Других желаний не было. Губы мучительно болели, а все мысли были о нем. Чтобы снова взял за руку и просто стоять рядом. Чувствовать его сердце, его дыхание. Просто подстраиваться под него и быть единым целым. Ничего больше не нужно.

И так было.

Два года. Очень много поцелуев, обоженные пальцы, когда он вытаскивал ей термо бигуди из кипящей чашки, прогулки по бесконечным пустырям за общежитием, ее книги и пересказ их ему. Было много чего такого, душевного, чего она еще не могла оценить в то время. Просто не умела. Сказки о принце, точнее о “Принце Анжуйском, который появится в царстве Вилюйском”, мешали ей жить. И быть искренней. А самое главное оценить того, кто был рядом. Настоящий человек, хоть и не принц.

И однажды.

Ах, однажды!

Осенью, осенью, осенью.

Когда закружились первые листья. Когда запахло грустью, и в воздухе разлилась та самая печаль, которая являетя предвестником зимы, она возвращалась из дома. Шла знакомой дорогой к общежитию, а навстречу. Навстречу свадьба и кружевное платье невесты, и воздушная фата, и он. Он!

Тот человек, которого  она  наконец решила назвать своим принцем.

Но она опоздала. Своим принцем его назвала другая.

Как она плакала.

Как она плакала!

Она хотела умереть.

Очень хотела.

Потому что именно этим летом, будучи на каникулах у родителей, она поняла, как он ей дорог.

Осень. Осень. Желтые листья.

Дождь.

Дождь за окном. Дождь в душе. И его больше нет в общежитии. И кровать в его комнате пустая. Спросить: “Как он, где он?,-  стыдно. Потому что все решили, что это она виновата. Она же его так мучала. И не любила.

Мир утратил краски. Тогда она впервые начала писать. Потому что бумага чувствовала, откликалась, успокаивала.

Он приехал в общежитие. Чтобы забрать свои вещи.

Она просто зашла. Не знала, что он здесь. Он спал. На полу в полной неразберихе, хаосом валялись фотографии. Их фотографии. Он любил ее фотографировать. Вот они вместе на футболе, вот едут в автобусе на экскурсию. Вот они на выставке Нади Рушевой. Здесь они в комнате пьют чай.

Она села на пол и стала аккуратно перебирать фотографии. Наверное, он торопился. Или спал уже давно. В этой комнате были люди. Потому что на фотографиях были отпечатки ботинок. Их было много. Люди просто заходили и шли по этим снимкам. Не перешагивая и не переступая.

Потому что там, где они были вдвоем и так вдохновенно смеялись, был грязный отпечаток чьего – то ботинка.

И не только на этом снимке.

Он спал, а она беззвучно плакала, разглядывая до боли знакомые фотографии.

Она собрала с десяток, у нее ведь были копии, но ей просто было жаль, что кто – то так запросто топчет их любовь.

В полном смысле.

Нет, в тот день они не увиделись.

Он попросил прощения через 30 лет.

Но было поздно.

Слишком поздно

Хотя фотографии до сих пор хранятся в ее альбоме.

 

Женские истории, которые я называю сказками. Отзывы

мои книгиКниги – это не товар.

Книги – это для души.

Потому так приятно получать вот такие отзывы:

По основному образованию я – филолог. Читала много всегда. В детстве это было самое любимое занятие: найти в библиотеке ( помните ее неповторимый запах, эти деревянные полки и с буквами-разделителями).

Читала дома, читала в школе на уроках. Однажды учительница математики отняла книгу у меня на уроке со словами: «Все, сил моих больше нет. Я ее тебе не верну, потому что это повторяется из раза в раз и ничего не помогает. На математике надо заниматься математикой!» Отчаяние было огромным: ведь книга не моя, библиотечная. Не буду описывать весь этот сложный путь по возврату ее на место, речь не об этом.
Потом в университете читать приходилось так много, что мы с одногруппниками, понимая, что не осилим весь список литературы к экзаменам (а литература в сессии была не одна), просто распределяли, кто что читает и, собираясь в общежитии, пересказывали другу другу прочитанное. Пользуясь рассказами старшекурсников, мы узнавали, какие каверзные вопросы любит задавать тот или иной преподаватель, выясняя несущественные детали в произведении, дабы поймать студента: а действительно ли он читал или воспользовался пересказом? И тогда еще не было этих вандальных «100 произведений классиков в кратком изложении».
И опять я не об этом. Вы понимаете, что краткость – не моя сестра?
Читаю много я и сейчас. Причем люблю, чтобы на тумбочке было сразу несколько совершенно разных книг. Выбираю в зависимости от настроения сегодня. Вот и в этот раз у меня их было несколько.
Случайно (а мы знаем ведь, что все случайности не случайны) я встретила в своей жизни Наталью Берязеву. И у меня оказались ее книги. Не скажу, что я сразу бросилась их читать. Как же, ведь перечитывала в тот период своего любимого Довлатова! Ream more »

Зеленый английский фонарик

англияАнглийский фонарик.

Вот он стоит на клумбе в детском саду. Отдала сама. Просто так. Потому что детям нужнее. Они должны расти в красоте, это ее убеждение.

А фонарик этот особенный. Он не только преломляет лучи солнца, превращая их в зеленую радугу, но и дарит воспоминания.

Об Англии.

О той, о которой мечтают все, кто любит читать книжки.

Она тоже мечтала об Англии. Всю свою сознательную жизнь. Хотя прекрасно понимала, что ей вряд ли придется оказаться в этой волшебной стране. Как там было написано в учебнике по английскому языку: «Ландан из зе кэпитал оф Ингланд» и потом перечисление достопримечательностей. Их заставляли учить эти куски про заморские красоты наизусть: потому и сегодня ночью, если ее разбудить и сказать, расскажи про Англию, она выпалит эти  топики без запинки.

Только тексты  так бы и оставались  «не пришей кобыле хвост», как говорила ее острая на язык мама.  И она сама была уверена, что никогда эти английские достопримечательности  «не пришьются»  к ее жизни.

А ведь пришились.

Благодаря её  неуемной подруге, с таким же,  как у нее  пролетарским  происхождением. Но Лариска  жаждала, просто жаждала    выскочить из  болота повседневности, она мечтала подняться над толпой и воспарить над Эйфелевой башней.

Да, и это ей удалось!

И воспарила, и полетала, и покружилась, и подрейфовала, и  покайфовала.

Разбивалась и снова поднималась. Чтобы снова взлететь и воспарить.

Как всегда Лорик  ввалилась в квартиру неожиданно: «Мать, собирайся. Завтра в Англию едем. Там такая важная для меня встреча. Ты нужна для поддержки. Отель оплачен. Билеты отдам за полцены. Только в Москве придется задержаться. У нас деловая поездка, желают с нами в консульстве  побеседовать. Мы же с тобой еще девушки на выданье. Представляем опасность для  государства. Вдруг лорд в нас влюбится».  Лорка  заржала как сумасшедшая, а я аж вспотела.

– Я? В Англию?

Гулять по достопримечательностям, про которые во сне на английском расскажу? Не может быть!

Лариска  не дала мне опомниться. Уже утром следующего дня мы летели в Москву. Делать визы. Ream more »