Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Archive by category 'Важные подсказки'

Эти долгие-долгие сны…

Эти долгие-долгие сны

Болезнь нам дается для чего-то. Для остановки, паузы, переоценки жизни, просто тишины.

Мне снова снился папа. И дачи, которые живут в моих снах, и которые я никак не могу посетить и продать.

Папа занимался благоустройством. Как всегда что-то чинил, строгал, копал, наводил порядок.

Как всегда я забежала на минутку, чтобы лишь сказать, что в этом году опять не успею здесь ничего посадить, потому что надо проверить и другие дачи, которые скоро мы просто потеряем, потому что совсем там не появляемся.

Папа посмотрел на меня долгим взглядом и ничего не сказал.

Я, как всегда, засуетилась, заторопилась, поспешила уйти.

Если бы это был не сон, что бы я сделала?

Я бы просто села рядом и смотрела на него. На его неспешные движения, на то, как он управляется с лопатой, граблями. Как бережно обращается с землей.

Потом бы стала помогать ему. Рыхлить землю, делать грядки, убирать неизвестно откуда взявшиеся камни.

Мы бы просто работали вместе. Каждый отдельно и вместе. Потому что в такие моменты, когда ничего не нужно говорить, можно почувствовать, как мы близки и как дороги друг другу.

Суета, суета, суета. Она не отпускает меня даже во снах. Куда спешим? Куда торопимся? Чтобы быстрей стать чьим-то сном?

Болезнь дает нам паузу. И возможность для перезагрузки. Возможность вернуться к себе настоящему. Если еще не поздно.

Я выздоровела. У меня еще есть время.

Дуся, бабуся и Лео да Винчи

Да, наконец-то я доделала книгу, хотя уже что-то хотелось бы поменять.

Да, она называется “Дуся, бабуся и Лео да Винчи”

Совсем скоро она появится во всех электронных магазинах.

Это мои размышления о воспитании детей, их образовании.

То есть это мой опыт бабушки, внучке которой уже исполнилось девять.

Вот небольшой кусочек из книги.

Массовое сознание, или как нами манипулируют

Ох, сложная тема. Надо снова и снова к ней возвращаться.

Что просит ваш ребенок перед Новым годом?

На день рождения?

Например, моя внучка, следуя общим тенденциям, хотела лего, потом маленьких пони, в прошлом году куклы энчантималс. Это такие куклы, которых продают в паре с животными.

Почему именно их? Потому что у Насти есть, у Маруси есть, у Дуни есть, а у нее нет. Ей тоже нужно играть этими игрушками.

Реклама беспощадна. А к детям особенно. Ведь так легко манипулировать родителями, если ребенок вдруг чего-то захотел. Реклама агрессивна, назойлива, вездесуща. Даже детские каналы переполнены рекламой, которая кричит: «Купи, делай как все. Сегодня без этой игрушки ты не будешь счастливым!»

Проще всего — выключить телевизор. Однако, реклама вылезет в планшете, телефоне, на уличном билборде. Умный взрослый, который тоже хочет домик у моря, современную машину, путешествия, семь дней молодости и релакса в санатории и прочие дразнилки, которые рекламируются, как показатель хорошей жизни, пройдет мимо. Хотя осадочек тоже останется. А ребенок начнет требовать и просить, чтобы было как у всех.

Как объяснить, что быть как все, не значит быть счастливым? Ведь счастье у всех индивидуальное. Если говорить про думающих людей. Про не думающих — это просто. Про них и писать нет смысла. Как раз для них и придумана реклама. Толковый родитель должен уберечь свое любимое чудо от навязываемых ценностей, которые сегодня тиражируются и преподносятся как смысл жизни.

Смысл жизни — купить квартиру? Одеваться в брендовые вещи? Пользоваться дорогой косметикой? Заработать миллион любыми путями?

А ведь именно это сегодня навязывается в России, перечеркивая все, что накопила наша страна, наши духовные и человеческие ценности, нашу историю и культуру.

————————————

Это один из отрывков моей новой книги “Дуся, бабуся и Лео да Винчи”

Она адресована тем, кто воспитывает детей, кто думает об их развитии, а самое главное о воспитании. Купить можно все, а вот время, внимание, общение – его не купишь. Чем серьезней мы подойдем к росту маленького человека, тем лучше будет результат. Об этом я и рассуждаю в книге и привожу конкретные примеры.

Книга скоро появится во всех электронных магазинах.

Буду рада, если она окажется вам полезной.

Не приятной для чтения, а именно полезной.

Ваша Наталья Берязева

Иллюстрация внучки

Cпектакль – песня. Коромысли

Слышали про такое?
Причем тут коромысло? А мысли зачем? Про что это?
Про нас!
Забывших свои корни, свой род, свою идентификацию.

 
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят. Кто учился на филологическом факультете, тот помнит, как их отправляли в фольклорные экспедиции, чтобы записать песни бабушек, которые они когда-то пели и еще помнят.
Зачем?
Чтобы сохранить память. Народную память о нашей жизни, заботах, горестях, печалях. Потому что на Руси песня всегда была спасением.
Люди пели не от безделья, как сейчас, а чтобы скрасить тяжелую работу, большое горе, выплакать душевную муку по ушедшему в другой мир, чтобы отпугнуть беду. Потому и в русской традиции больше песен грустных, тягучих, распевных.

 
Вернуть эту память и решили талантливые ребята из Мастерской Крикливого и Панькова в Новосибирске. У нас есть девушка Елизавета Тюгаева, которая бережно собирает фольклорное наследие и сама проводит обучение пению и русским хороводам. Вот благодаря ей и режиссеру Полине Кардамон родился этот необычный спектакль.
50 минут песен в темном зале, где на стульях сидят три девушки, которые просто поют.
Лишь иногда над ними появляются надписи.
Я из города, я не фольклорист.
Я из деревни. Я не фольклорист.
Я из пригорода. Я не фольклорист.
Зачем мы поем?
А вы поете?
Манера их пения, для нас сегодняшних, очень необычная.
Открытым голосом, без аккомпанемента.
Но с первых слов “На горушке на горе” сердце куда-то ухает, в пропасть , и ты растворяешься в песне.
Ты плачешь, переживаешь, сострадаешь.
И вспоминаешь, и узнаешь себя. Ту, которая давно спряталась, скрылась, потому что настоящей быть страшно.
Лично для меня это было такой силы погружение, что и сейчас, по прошествии многих дней, я все еще там, в той песне.
Про меня все понятно. Я выросла в семье, где пели всегда. Маме 96 лет. Бабушка была с 1895 года. Её без работы и песни я вообще не помню.

 
Но плакала не только я.
Но плакала не только я.Но плакала не только я.
Рядом всхлипывал взрослый сын. Соседка, совсем юная девушка, заплакала, когда зазвучала песня про маму, к которой надо ходить, пока она живая.
То есть песня, которая настоящая, народная, живая в состоянии разбудить, встряхнуть, заставить душу вспомнить суть нашего присутствия на этой Земле.
Ох, какие же молодцы девчонки.
Совсем ведь молоденькие, вы их видите на фото, они почувствовали, поняли и смогли донести суть русской души до нас сегодняшних.
Кстати, девушки – это актрисы из разных театров, которых объединила песня.
А благодаря им она объединила и нас, их слушающих. Потому что зрители почувствовали себя единым целым, тем самым родом, который “не сломать и не убить”, пока есть такое мощное оружие как песня.
Сегодня, как никогда, нам нужна такая песня. Объединяющая, дающая силы, терпение и … веру.
Что выстоим, выдюжим, прорвемся!
Огромная благодарность создателям этого действа!
Потому что, услышав настоящую песню однажды, вряд ли будешь слушать про “севшую батарейку” и другие глупости.
Мария Степанова написала книгу “Память памяти”. Это не тавтология. Это возвращение памяти.
То, что делает спектакль “Коромысли” – это и есть возвращение памяти.
Еще раз низкий поклон создателям.
И ждем продолжения!

Карты Таро. Завещание бабушки. Продолжение

Три карты

Доминика Генриховна поудобней устроилась на своем месте, укуталась в шаль.

-Давай подумай о ком-нибудь и выбери три карты из колоды.

Это гадание одно из простых, но очень понятных и быстро отвечающих на вопросы. Три карты – это прошлое, настоящее и будущее. Кого интересует конкретный вопрос и такой же ответ – это самое то. Такое гадание на трех картах называется триплет. Это бабушка твоя мне говорила. Тут я не имею никакого значения. Карты в твоих руках. Я даю лишь минимум информации, и ты сама будешь видеть результат. То есть ты поймешь, как это работает. При свидетеле. То есть при мне.

Выкидывай три карты. То, что загадала, держи в голове.

Ланка подумала. Хочу узнать все про Петьку. Увидимся ли мы с ним? Что у нас впереди?

Она как бы погрузилась в себя.

Перед ней лежали три карты.

Первую она уже хорошо знала. Мagician. Жрец.

Вторая. Lovers. Тут и понимать ничего

Третья карта Hierophant. Тут Ланка задумалась и стала внимательно разглядывать карту. Что она видит?  На карте изображен религиозный деятель. Его правая рука  поднята в знак благословения – это та же самая рука, которую поднял Маг или Жрец.

Что это будет значить вместе?

Ланка задумалась. Подняла голову. На стене напротив висела картина. Она изображала какой-то сад в теплой стране. Все дышало покоем, тишиной. Казалось, что природа замерла в самый ее лучший момент, чтобы художник мог  запечатлеть эту красоту. В глубине картины Ланка рассмотрела белую  скамейку с ажурной спинкой. И вдруг.

Ей это показалось или она это на самом деле видит?

На скамейке сидит она. Точно она. Какое прекрасное на ней платье. А шляпка! А еще зонтик. Он легкий, воздушный, кружевной. А кто с ней рядом? Да это Петька! Он галантно присаживается рядом, протягивает ей благоухающий цветок. Его запах она прекрасно чувствует. Они любуются садом. О чем-то говорят. Он увлекает ее  на мостик, что перекинут через садовый пруд. Здесь. Ланка вглядывается в картину. Он становится на колено и протягивает маленькую коробочку. Там, она не сомневается, лежит кольцо. Петька делает ей предложение. Прямо кино какое-то!- успела подумать Ланка, но увидела уже себя и своего спутника в красивом зале, и она была в белом платье невесты. С потолка необычного помещения на них смотрела Карта, которая выпала третьей. То есть карта Hierophant. Его правая рука поднята в знак благословения. Картинка замерла. Снова сад, природа. Скамейка. И на ней. Ланка не могла ошибиться. Лежали карты таро.

Ланка резко встала и подошла к картине напротив.

Да, прекрасный пейзаж, ничего не скажешь. Только на скамейке никого и ничего нет. Примерещилось ей.

Ланка перевела взгляд с картины на Доминику Генриховну. Только сейчас она поняла, где она находится. Та смотрела на нее хитро и понимающе.

-Что, что-то увидела? Услышала? Разглядела?

Девушка присела на стул,   ошеломленная увиденным.

Три карты, которые она выбрала, лежали перед ней. Безмолвные, как и положено им быть. Но она же только  что смотрела цветное кино. Или как это можно назвать? Сцены ожившей картины?

Ланка снова быстро взглянула на картину. Все нормально. Сад. Цветы. Скамейка. Дорожка к пруду. Все красиво, ярко, радует глаз. Ну и все. Картина как картина. Что тога с ней было?

– Ладно, не  мучайся. Рассказывай, что произошло. Меня чудесами не удивишь. Бабушка меня давно к ним приучила.

Ланка все еще слегка ошарашенная, начала рассказывать про увиденное. Про ожившую картину. Про себя в кринолине и про Петьку, делающего ей предложение. А еще про карту, которая возникла перед ней как будто написанная на стене икона.

-Так, так,  улыбнулась Доминика Генриховна. Все как в волшебной книги магии.  И она засмеялась, заливисто, как девчонка.

-Это бабушка твоя чудит. Придумывает для тебя заманухи, чтобы ты дар свой приняла. Да, может быть и так, когда другим судьбу будешь предсказывать. Может, и по-другому. Главное, что ты всегда поддержку будешь чувствовать. Не ты будешь гадать, а кто-то там сверху. Ты лишь проводник. То есть твой дар – умение слышать подсказки свыше. У бабушки также было. Она просто настраивалась и слушала, что ей говорят, или, как ты, смотрела за изменениями, что рядом происходят. Улавливала то, что другие не замечают. Сразу говорю, что вот так легко, как ты сегодня ответ на свой вопрос увидела, не будет. По-разному будет. Но пугать не буду. Бабушка не позволила бы тебе гадать, если бы не знала, что все с тобой будет в порядке. Только не афишируй свой дар. С советами не лезь, если не просят. Даже если знаешь, что кто-то не прав, лжет, подличает,  как ты в окно сегодня увидела, то это не значит, что надо бежать и спасать кого-то. Ты будешь многое видеть, но не все тебе надо рассказывать. Только по просьбе. По рекомендации. И если благословение будет. То есть разрешать тебе говорить. У тебя остался последний день для принятия решения. Самый трудный день. Настройся на него. Взвесь все за и против. Нужен ли тебе этот дар? Или спокойней как все прожить? Бабушка не обидится. Это твой выбор. Только твой. Сегодня мы еще с тобой о многом потолкуем. Ночью ты по квартире прогуляйся, послушай внимательно. Тоже многое понятней станет. А сейчас давай ужин стряпать будем. Наш Король Бубен только завтра появится, потому устроим наш дамский ужин. У меня есть бутылочка шампанского из старых запасов. Выпьем с тобой за встречу. Очень ты на бабушку похожа. Прямо сердце тает, на тебя глядя. Достойную смену вырастила моя подружка.

Давай для шампанского специальные фужеры достанем. Очень дорогие. Но случай того стоит. Чего их беречь? Кстати, можешь их  себе потом забрать. Но я тороплю события. Моя квартира тебе подскажет, что сохранить нужно. Доминика Генриховна вздохнула. Жалко, что наследников у меня нет. Те, что в Польше, они мне родственники, но лишь по крови. По душе ты мне ближе. Но не будем о грустном. Сходи, возьми фужеры. Такие высокие серебряные. Там внизу на ножке у них хрустальный цветок. Осталось их всего три штуки. Но нам с тобой хватит. Даже нашего друга Казимира угостим.

Ланка ушла в соседнюю комнату, где она видела пузатый зеркальный буфет. Там за дверцей она сразу увидела фужеры. Как же они были прекрасны. Ланка бы даже  сказала грациозны. Тонкая высокая ножка, изящная юбочка и цветок. Хрустальный цветок у основания. А цвет! Голубой, переходящий в синий. Как же красиво! Ланка поднесла к глазам фужер и … И мир заискрился, налился голубым светом, засверкал новыми гранями. Просто чудо, – ахнула она. Что не вещь, то волшебство.

Ланка осторожно подхватила фужеры и поспешила на кухню.

Что она еще сегодня узнает? Про Петьку она все поняла. Поедет в Америку, обязательно с ним встретиться. Хотя зачем в Америку? Может, он и сам приедет?

-Но об этом я подумаю завтра, – мудро рассудила Ланка, вспомнив любимую героиню О Хара.

Бережно поставила Ланка фужеры на стол. Тут же в специальном ведерке уже стояла бутылка дорогого французского  шампанского, Ланка это сразу поняла, потому что видела такие бутылки на самых дорогих презентациях в офисе. Потом еще шеф хвалился, говоря, что на мероприятие не пожалели денег, даже дорогой напиток из самой Франции завезли.

Доминика Генриховна подошла к сервировке стола очень серьезно. То есть как истинная дама. На столе лежали льняные салфетки, приборы перехвачены серебряными зажимами с миниатюрным цветком. Тарелки разного размера горкой красовались на столе.

Зачем нам столько приборов, – удивилась Ланка.

Чтобы почувствовать себя дамами,  – ответила хозяйка. Посуда моя заскучала. Дадим и ей возможность покрасоваться.

Да, очень красиво, – согласилась Ланка. Мейсенский фарфор. Редкость сегодня в обычных квартирах. Я же к приезду вашему подготовилась, мне есть чем вас порадовать и удивить.

Начнем мы с форели, а закончим настоящим тортом «Прага». И, конечно, я угощу тебя свежей клубникой. С шампанским это самое то. И никакие там «ананасы в шампанском». Это пошло. Известный поэт просто был плебей без всякого оскорбительного подтекста.

Так что давай устроим наш дамский пир, потому что нам еще многое надо обсудить.

Приступай. Не стесняйся. Побудь сегодня хозяйкой. Тяжело мне уже стрекозой порхать. Прости меня, старуху.

Ну что вы, Доминика Генриховна, мне в радость за вами поухаживать. А такую красоту по тарелкам раскладывать, так одно удовольствие. Настоящий у нас с вами пир. Спасибо бабуле, что благодаря ей я с вами познакомилась. Вы открываете мне мир, о котором я раньше не имела понятия. Думала, что Америка – это мечта. А мечта живет в вашем доме. Здесь столько всего, что сердце трогает, так много волнующего и непонятного, что хочется быть здесь, трогать вещи, беседовать с вами и… Понимать, зачем я пришла в этом мир.

Давайте за это и выпьем!

Ланка с шумом открыла шампанское и разлила его по фужерам. Напиток изменил их оттенок, и Ланка снова загляделась на игру и преломление света, на пузырьки и ставший голубым напиток.

За встречу!

За встречу! – эхом ответила Ланка.

Продолжение следует

 

Час тишины. Карты Таро. Продолжение

Ланка осталась одна. В квартире было тихо. Однако, если прислушаться, то это было обманчивое ощущение. Можно было уловить поскрипывание паркета, вздохи старых часов в соседней комнате, легкие щелчки, исходящие от стен. Видимо их издавали пересохшие обои. То есть квартира была живой и готовой рассказать о себе и своих обитателях.

Но Ланка не торопилась. Она встала, убрала посуду со стола в мойку. Мыть не стала, чтобы не шуметь. Еще успеет. Подошла к окну. И замерла. Окна выходили прямо на Неву. Поразила не сама река, а то, как ее заковали в камень. Казалось, что это утекающее время, искусственно загнанное в русло. Ему тесно, жестко, но вековые стражи крепко держат его в своих каменных латах.

Когда-то и моя бабушка также смотрела в окно, – подумала Ланка. И также думала о времени, невозможности что-то изменить, о любви и дружбе. И, конечно, о том, зачем мы приходим в эту жизнь. Она сейчас очень много об этом думает. Последние встречи отодвинули от нее американскую жизнь, которая казалось ей еще совсем недавно мечтой. Теперь-то она понимает, что никакая это и не мечта, это лишь ловушки мозга, чтобы отвлекать человека от истинного предназначения. Вот только она никогда не думала, что ее миссия будет такой неожиданной и странной.

Ланка снова открыла альбом. Из него выпала фотография. Конечно, это был портрет бабушки. Какая же она была красавица. Светлые волосы, высокий лоб, непокорные завитки у ушей. А глаза. Какие глаза. Они смотрят так, как будто заглядывают в душу. Они хотят что-то сказать. Что?

Бабушка, я пока тебя не понимаю. Столько загадок, неожиданных встреч, таинственных знаков, снов, наконец.

Ланка прижала пожелтевшую фотографию к лицу. И ей показалось, что кто-то невидимый обнимает ее, ей  почудился даже неуловимый бабушкин запах. Для нее она очень вкусно пахла: пирожками, ее ситцевым фартуком, который она не снимала, так как любила готовить, и еще ее круглой костяной гребенкой, ей она прихватывала свои длинные волосы и успокаивала непокорные завитки. Ланке так нравилось в детстве утыкаться ей головой в передник, а она нежно гладила ее по голове. Или перед сном вытаскивать ее гребенку из волос, давая им отдых. Как же хорошо было с бабушкой. Теперь это так стало ясно.

-Бабуля, бабуля, – зачем ты отпустила меня в Америку, почему сразу не сказала, что ты знаешь про меня больше, чем я думала.

Ланка оторвала лицо от фотографии. Машинально перевернула ее,  и по ее спине пробежал холодок.

На обратной стороне была надпись.

Моей будущей внучке, которая прочтет эту надпись такого – то числа и поймет самое главное в жизни.  И стояла сегодняшняя дата! Как она могла это знать? Это же явно было написано, когда ее еще и в помине не было!

Ланка вновь перевернула фотографию. Теперь глаза бабушки смотрели на нее иначе. В них была легкая усмешка и даже какой-то хитроватый огонек.

Ну, ты, бабуля, даешь! Даже фотографии твои таят загадки. Намудрила ты со мной. Или так надо? Тебе виднее. Если ты даже знала, когда я в этой квартире окажусь.

Неужели и я когда-нибудь также смогу? Предсказывать будущее?

Захотелось снова посмотреть в окно. И достать колоду карт. Почему – то она резко почувствовала это желание. Отложила альбом. Бабушкино фото не стала прятать. Оставила на столе. Достала колоду. Она произвольно распалась на две части. Сверху лежала голубая карта с мечами. Точнее с семью мечами, почему-то посчитала Ланка. Цвет. Где она видела этот цвет? Непроизвольно перевела взгляд на окно. И увидела тот же цвет. Цвет реки, зажатой каменной набережной.

Её внимание почему-то привлекла пара на набережной. Мужчина и женщина.

Она что-то ему говорит. Видно, что нервничает. Он отвечает, резко жестикулируя руками. Ланка внимательно рассматривала пару.

-Он ей врет. Он предаст ее. Этот молодой человек лгун и обманщик. Он ей манипулирует. Как она этого не чувствует? Ведь на нем все это написано. Она это легко считывает. Кроме того, у него проблемы на работе. Там он тоже на плохом счету. Это человек-хамелеон. Он подстраивается под ситуацию. Он никого не любит. Девушку эту тоже. Почему она ему верит? Почему? Вот уже он притягивает ее к себе, чтобы поцеловать. Нет, нет! Надо предупредить ее, чтобы она бежала от него. Спасалась. Он ее погубит, если она останется с ним. Пара начала удаляться, а Ланка уже знала про этого парня все. Если бы ее спросили, она бы рассказала..

Ланка пришла в себя. Что это с ней было? Почему она вдруг увидела этого чужого человека за окном во всей его «красе», то есть лживости и подлости. Тут она только обратила внимание, что держит в руках карту с мечами. Ту самую, что сразу ей открылась, как она взяла в руки колоду. Карта, как ей показалось, мерцала каким-то холодным цветом. Очень похожим на цвет воды за окном.

Так это карта мне рассказала про молодого человека за окном, – догадалась девушка. Я просто держала ее в руках, а она мне показывала его настоящую суть. То есть карты сами все знают, я лишь проводник? И мне они доверяют? Или это еще один секрет, который я пока не знаю? А, может, подсказка?

Её мысли прервала Доминика Генриховна. Она стояла на пороге кухни, облокотясь на дверной косяк.

Что, уже и колоду достала?

Что так странно смотришь на меня? Что-то случилось, пока я дремала?

Вижу, вижу, что-то взволновало тебя. Присаживайся. Потолкуем, наконец.

Продолжение следует

Начало можно читать тут или у меня на дзен

Возвращение к себе

Приятного Вам чтения!