Сказкотерапия | Мадам Интернет - Part 7

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

1 декабря. Сказка начинается

Декабрь 1st, 2015 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

нг2Пробило 12 часов ночи.

Луна тихонько скользнула в окно городской многоэтажки. Сегодня ей было можно. Её пригласили на сказочный сбор. Потому что самое время. Начало зимы и месяц перед Новым годом. Пора начинать предновогоднии репетиции.

Первыми прилетели ангелы. Точнее они тут жили всегда. Просто у каждого в квартире было свое место и они редко его  покидали. А зачем? Все идет так, как они изначально договорились, чтобы никому не мешать.

Первый и самый старший ангел отвечал за хозяйку, самый крохотный за ее внучку, сердитый и не очень разговорчивый ангел приглядывал за дочерью.

А другие…

Другие уже не имели права голоса, потому что их хозяева уже жили на небесах, а им было поручено, от их имени, присматривать за  любимцами.

Был тут ангел отца, ангел бабушки, ангел близкой подружки. Они жили здесь постоянно, потому что беспокоились, вдруг их собратья не справляются и недостаточно охраняют своих подопечных.

И  вот сегодня они вместе уселись в кругу яркой луны, чтобы набраться ее свечения, то есть волшебной силы на новый год. Уходящий год  был непростым для жителей квартриры, потому силы ангелов уже были почти на исходе. Читать далее »

Папино трюмо. Моя история

Ноябрь 11th, 2015 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , ,

шкаф папыПапино трюмо.

Оно всегда стояло в большой комнате в правом углу.

Зимой под него ставили клюкву в воде, костянику, банки с груздями, потому что дом  промерзал, а  для  домашних загатовок это  было в самый раз.

Как описать трюмо?

К сожалению, ничего подобного папиному я не нашла даже в интернете, потому сбоку вы видите папин шкаф до реставрации. Потому попытаюсь описать сама.

Деревянное, покрытое лаком, с огромной зеркальной поверхностью, которую поддерживала низкая тумбочка или столик. Поверху деревянная корона. Папа очень любил украшать свою мебель резными деталями.

Главное, что было для меня важно в детстве, я входила в него в полный рост.

Лет с восьми я могла часами смотреть на свое отражение. Я кривлялась, строила рожи, показывала язык и в какой – то момент переставала осозновать, где я и где мое отражение. Я пугалась и уходила.

Повзрослев, я делала это намеренно. Я просто вглядывалась в глаза отражению и… Проваливалась сама в себя. Я переставала осозновать, где реальный мир, а где зеркальный. Мне казалось, что еще минута и я уйду в неизвестную страну. Просто исчезну.

Это ощущение ужаса,  внутриутробного страха я помню до сих пор.

Это же ощущени я испытала, когда зашла в зеркальную комнату да Винчи. Великий гений знал толк в зеркалах.

Об этом очень хорошо написала Дина Рубина в своей книге “Почерк Леонардо”.

Сегодня я вспомнила старое трюмо не случайно.

Так случилось, что квартира, где жили родители, оказалась пустой. Маму забрал брат, ей 91, и она уже не справляется с хозяйством.

Барабинская квартира осталась без хозяев.

Папа был прекрасным краснодеревщиком, делал мебель для всего районного центра.

У нас дома стояло трюмо, о котором я уже упомянула, буфет, массивный круглый стол, тумбочка, комод, платяной и книжный  шкафы, стулья. То есть вся мебель была сделана папиными руками.

И вот квартира опустела.

Мама как-то заикнулась: “Жалко папину работу. Память”

И все. Я больше не могла успокоиться. Ни есть, ни спать. Читать далее »

Сказки, которые жизнь

СКАЗКИВот и вышли еще две моих книги.

Сказки музыки, или Что нашептал ветер“, которая родилась благодаря встрече с интереснейшим музыкантом Alizbar. Она в целом ему и посвящена. Его арфотерапии, видению мира через призму музыки. Я стала всего лишь транслятором. Очень интересный опыт для меня. Иллюстрации, они просто великолепны, нарисовала Наталья Попова, поклонница творчества арфиста.

Про арфу больше всего сказок. Потому что она самый любимый инструмент музыканта.

Я думаю, что я еще вернусь к музыкальным сказкам, потому что они открыли для меня абсолютно новый мир, и совсем другую меня. Про которую я даже не подозревала.

Вторая моя книга “Уставший ангел“. Именно так называлась моя первая история, которую я выложила в интернет. Прошло четыре года. Эта сказка по – прежнему самая популярная. Потому я и назвала мою шестую книгу “Уставший ангел”.

Конечно, книг вышло больше. Но переиздания за рубежом я не считаю.

Я публикую мои сказки  – истории уже четыре года. Иногда наступает апатия. Я сижу по 12 часов за компьютером ежедневно, а результат мизерный.

Но потом сама себя останавливаю. Я ведь пишу с радостью, моя душа поет, когда я набираю очередную сказку. И даже те пока немногочисленные читатели, которые пишут мне и благодарят за поддержку и надежду – это уже результат.  Если хотя бы несколько человек я сделала хоть капельку счастлангеливей, значит ради этого стоит писать.

Мои книги можно найти во всех электронных библиотеках. Просто наберите в строке браузера – книги Натальи Берязевой, и они все будут перед вами.

Их можно и заказать в бумажном варианте. Но получается дорого.

Я сама много покупаю книг. Но цена от меня не зависит. Я получаю с каждой книги по 50-70 рублей.

Если хочется все-таки бумажный вариант, то просто напишите мне:

nberyazeva@gmail.com

Сообщите свой почтовый адрес и я отправлю вам любую книгу, которую вам хочется.

Деньги потом переведете мне на карточку сбербанка.

Моя книга стоит у меня 350 рублей.

С пересылкой получается чуть дороже.

Девочки обычно покупают сразу по три книжки. Получается 1050 заказным письмом.

Заказное письмо хорошо тем, что его можно отследить по номеру, который дается посылочке на почте. Надо просто зайти на сайт russianpost.ru и забить номер в шаблоно. Вся информация о посылке сразу же появится в ответе.

Очень удобно.

Пишите мне, заказывайте книги.

Покупка книг – это поддержка моей работы. Понимание того, что я не зря так много работаю. Что это кому-то нужно.

И до новых встреч!

Ваша Наталья Берязева

Ваш немного уставший ангел

 

 

О чем молчит старая мебель

шкаф папыСтарый, старый шкаф. И комод, у которого уже плохо открываются ящики. Они стояли на открытой веранде и ежились от холода. Они так долго жили в городской хрущевке, где было тесно, пыльно, где пахло старостью, что совсем забыли, какой запах у  свежего воздуха, как поют птицы по утрам, как дышит ветер в кронах деревьев.

Их полное затворничество в крохотной провинциальной квартирке  длилось много – много лет.  И вдруг неожиданно они оказались в чужом и незнакомом  доме. А перед этим долго тряслись в закрытом  кузове машины.

Комод – то загрузили легко. Что там  переносить? Ящики вынуть, а без них он как перышко. А вот массивный шкаф пришлось выносить втроем. Он никак не вмещался на узкую лестницу хрущевки, потому мужчины то и дело кричали: «Поверни так, нет, давай так. Поддерживай тут. Тяни! Подтолкни! Еще разок! Понесли!»

В итоге один раз шкаф больно царапнули, от этого даже осталась глубокая вмятина на дверце. Тем не менее, через минут тридцать он все-таки лежал в машине. Тут же были четыре тяжеленных стула, таких же  старых и добротных. Их тоже сделал деда Саша. Это имя постоянно звучало при погрузке, потому шкаф, комод, тумбочка и стулья сразу его вспомнили.

Да, этот тот самый мастер, который однажды их сотворил. То есть дал им жизнь. Это он нежно гладил доски, строгал их, собирал мебель по частям, а затем  покрывал лаком. И потом рядом с ним они жили долгое – долгое время. Только вот последние годы они его не видели. Осталась только баба Таня, которая подслеповато шаркала в одиночку  по квартире. А потом в доме и вообще поселилась тишина. Какая – то тревожная и тоскливая.

И вот открытая веранда дома в лесу. Так тихо, морозно, даже немножко страшно. Точнее непривычно. Ведь столько лет провели они  на одном месте. А тут такое потрясение. Дорога, новое жительство, неизвестность.

– Что будет? Что будет? – перешептывались стулья. Зачем их сюда привезли?

Ведь уже несколько лет никто не открывал  дверцы мебели, никто не сидел на стульях. Они жили в полной дремоте, время от времени переходящей в сон.

– Ах, какие вы красавцы! Ах, какие вы славные! Настоящие! Деревянные!

Вокруг мебели хлопотала симпатичная моложавая женщина, которая от радости, что встретилась с ними, даже заговорила рифмами.

– Какие вы же все добротные, в хорошем состоянии. Ни на кого не похожие.

комодНу, здравствуйте, здравствуйте! Да, да, вы будете еще жить долго и счастливо. Не сомневайтесь! Многие годы вами будут любоваться люди. Потому что в вас есть душа. Нужно только ее разбудить. Этим я и займусь.

Раскрасневшаяся от утренней свежести женщина радостно потирала руки. Потому что смыслом ее жизни и было как раз возвращение души старым комодам, буфетам, полкам, трюмо, этажеркам. Тем, которые помнили не фабричные станки, а руки настоящих мастеров – краснодеревщиков. Сегодня такие встречи были не частыми, потому так пела ее душа сейчас.

Она оттягивала  момент, когда ее руки прикоснутся к старой мебели. Ей хотелось растянуть это предвкушение от встречи с сутью вещей.

– Ширк, щирк, ширк, – это первые поглаживания, первые касания, первое узнавание.

И мир вокруг растворился. Началось священнодействие. Когда душа поет, когда наступает время гармонии.

А ведь все было не так. Сколько лет она шла к этому пониманию себя? К видению души предметов?

-Эх, к сожалению, много-много лет. Как старая мебель грустила в квартире, так и ее собственная душа тосковала в клетке навязанных представлений и идеалов.

Об этом думала женщина, начищая старую мебель. Читать далее »

Герань. Сказки цветов

герань1Осень, как всегда, наступила неожиданно.

Вдруг задуло, закружило, задождило.

Еще чуть-чуть и снег выпадет.

Заплакали, затосковали цветы на клумбах.

– Все, последние денечки доживаем.

Ирисам, пионам, тюльпанам  – тем хорошо. Они листья сбросят, под снегом спрячутся и сберегут свои клубни до весны. Придет тепло, а они тут как тут.

А что городским неженкам делать?

Вот герань из дома привезли, где она испокон веков на окнах стояла. А сейчас пошла мода ее на лето на дачу возить.

Оно, конечно, хорошо. Радуется герань лету. Расцветает пышным цветом. Только вот к осени совсем не приспособлена. Городская она,  комнатная жительница. Вот и тут, сидит на грядке и переживает: “Столько бутонов набрала, а ветер такой холодный, что не ровен час на следующее утро и не проснешься больше”

Загрустила  герань, заплакала.

Соседи дачные, видя ее горе, даже поддержать не могут. Понимают, что конец цветку пришел.

Потому что давно никто на дачу не ездит. Стоит дом пустой, тоже как птица нахохлился, к зиме готовится. Домик – то тоже летний. Тяжело ему, как и герани, зиму пережить.

В последний день сентября, когда герань всякую надежду выжить уже потеряла, и начинала тихонько засыпать, кто-то резко толкнул ее. Это лопата, громко откашлявшись, толкнула ее.

– Просыпайся. За тобой пришли. Я как раз помогаю тебе в другой дом перебраться.

– Как? Что? Куда?

– Куда – куда? Пока в пакет, а потом в городской горшок, – ответила лопата. Я разговор слышала. За тобой пришли, потому что ты память о какой – то бабе Луше. Потому тебя сейчас выкопают и повезут в город. Там и перезимуешь. А все хорошо будет, так на следующий год увидимся”

Это были последние слова, которые услышала герань.

Очнулась она уже в большой и светлой квартире. Её новым домом стал керамический горшок зеленого цвета. Он так здорово подходил к ее еще изумрудным листьям, что герань даже засмущалась, почувствовав, что она очень даже хороша в этом новом пристанище. Не говоря уже про квартиру, где она оказалась. Большую, солнечную и зеленую. Потому что тут было очень много цветов. Самых разных. Таких герань ни разу не видела не только на даче, даже в своей жизни.

– Удивительно,  – обрадовалась герань. Я тут, я живая, я очень красивая в новом горшке. Это, наверное, какое – то чудо!

– Ты проснулась? – это хозяйка квартиры обратилась к герани.

– Да, это я тебя спасла. Случайно. А, может, и не случайно.

герань2– Ты знаешь, – у меня была бабушка Луша. Я с ней выросла. Она очень любила герани. Их было очень много в нашем старом провинциальном доме. Мне не нравился запах этих цветов, мне не хотелось  за ними ухаживать. А бабушка очень любила. Она говорила: “Герань – единственный цветок, который совсем не воображает. Дай лишь капельку любви,  и даже старое окно превратится в яркое и сказочное.

Тогда я этого не пониамала. А сейчас согласна с бабушкой на сто процентов. Потому не могу смотреть, как зимой герани замерзают на улицах. Их почему – то стало модно, как в Европе, высаживать в открытый грунт. Но там они легко переживают зиму, а у нас просто замерзают. Потому я хожу по клумбам и спасаю растения, которые вдруг попались мне на глаза. Мимо тебя я тоже не могла пройти. Тем более, что белый цвет моя бабушка особенно любила”

Через две недели герань зацвела. Белым и любимым цветом неизвестной ей бабы Луши.

Ей было очень комфортно в новом доме. В квартире, где было множество цветов, но где  для каждого у хозяйки находилось свое единственное и дорогое слово.

По утрам она проходила по квартире, с каждым растением разговаривала: кого-то просто поглаживала, с кого-то убирала пожелтевший листик, кому-то давала сладкую подкормку, кого – то ласково журила, что заспался и заленился.

Однажде герани приснилась баба Луша. Та самая, которую она никогда не видела. Старушка была так рада, что увидела на подоконнике белую герань. Она смотрела на нее и повторяла: ” Моя любимая. Белая. Внуча, ты все помнишь. Ты все помнишь”.  И нежно гладила ее зеленые листочки.

Герани показалось, что это был сон. Но почему – то прикосновение сухих длинных пальцев к своим листьям она очень хорошо помнит. И лицо, такое доброе, такое почему – то знакомое, тоже осталось в ее памяти.

Вы не верьте, когда говорят, что мир рядом – он неодушевленный. Это кто-то злой придумал. Тот, кто не хотел, чтобы люди знали , что каждый из них часть общей души. Вселенской души. Как цветок, как игрушка, как даже привычная и любимая табуретка.

Конечно,  не дело герани – рассуждать об устройстве мира. Она говорит лишь то, что знает и  чувствует.

Герань – это бабушкин цветок. Так раньше говорили.  Нет, теперь с этим утверждением белая герань не согласна. Почему бабушкин?

Он всехний, – так говорила маленькая девочка на даче.

И она очень права, это крошка.

Главное –  попасть туда, где любят цветы.

И не важно, будет это в саду или на городском подоконнике.

Хотя, конечно, хотелось бы чтобы и там,   и там.

Но это герань уже размечталась.

Однако, под ее портретом, который хозяйка любовно выложила в соц. сетях уже подписали:

“Герань – никакой не бабушкин цветок. Забудьте об этом.

Вот вам подтверждение:

В моем саду безумствует герань,

Горячая, как молодое пламя.

Вознесена могучими стеблями

Ее цветков рубиновая грань.

Безумствует герань в моем саду

Под синим галилейским небосводом.

Ей здесь давно дарована свобода

На все двенадцать месяцев в году.

Из плена невысоких потолков,

Из темноты подслеповатых окон

Она шагнула в этот мир широкий,

Где теплый дождь и тени облаков.

Прекрасен сад в предутреннюю рань,

И вижу я в новорожденном свете,

Как зажигает буйная герань

Пылающие факелы соцветий.

Григорий Брейгин

Ничего, что это про красную герань. Но тем не менее.

И герань счастливо дремлет на подоконнике.

До следующей весны.

Она никакакя не бабушкина. Она “всехняя”