Сказкотерапия | Мадам Интернет - Part 11

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Два цветка. Ирис и полевой горошек

Май 28th, 2015 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

ирисВ деревне много работы. Не успеваешь и красоту замечать.

Только грядки прополол, тут уже поливать их пора. С поливом закончил, нужно ужин варить. Потом посуду мыть, белье стирать. А ведь в деревне не так все для жизни и комфорта приспособлено. Но…

Выдастся свободная минутка, сядешь на крылечко и заглядишься. На то, как жизнь для тебя неведомая и незнакомая течет.

На клумбе ирис расцвел. Редкий, коллекционный. Гордо стоит. Ни на кого не смотрит. Ждет восхищения.

Мушка подлетела, жужжит, познакомиться хочет.

Ирис никак не отреагировал. Кто такая эта мушка, чтобы с ней знакомиться?

Пчела попыталась приземлиться, чтобы нектар ириса попробовать.

Ирис даже возмутился, своим бело-розовым хохолком замотал: “Не смей, не садись. Всю красоту испортишь!”

Лягушка прискакала. Проквакала: “Ква – кой ты ква – сивый!”

Но ирис и на этот комплимент никак не отреагировал. Сам знает, что красивый. Иначе не стоил бы он столько денег, не везли бы его из далекой заморской страны.

Через некоторое время остался ирис в одиночестве. Все уже на огороде знали, что новый житель – зазнайка появился. Что он себя лучше всех считает. Читать далее »

Когда уходит боль. Совсем не сказка

зайчик1В светлой больничной палате было тихо. Она была одна. Через несколько минут ее повезут в опреационную. А пока она рассматривала солнечный лучик, который то замирал в углу под потолком, то начинал медленно кружиться. Совсем скоро она  наконец-то попрощается со своей болью. Женской болью, которая останется в прошлом. Потому что у нее сегодня самая женская операция, после которой она уже никогда не станет больше матерью. Никогда.

А пока можно просто полежать, не думая, не переживая, не оглядываясь в прошлое.

Прошлое.

Прошлое.

Любовь в прошлом, которую и нужно сегодня отрезать. Навсегда.

Так будет лучше. Сколько можно тянуть этот груз обид, недосказанности, горя, страданий?

– У нас с тобой больше ничего не будет. Я не хочу тебя. Можешь уходить, можешь оставаться. Только никаких поцелуев, касаний, объятий. Тем более близких отношений. Делай, что хочешь. Заводи любовника, уезжай надолго. Мы просто родственники. Или соседи. Как тебе удобно.

Она ехала на дачу и рыдала. Когда ее остановил гаишник, она даже не поняла, в чем дело.

– Вам плохо? Вам помочь? Дайте ваши права, я предупрежу напарников на дороге, чтобы они вас, если что,  проводили.

Оказывается, она даже забыла права. Гаишник велел ей вернуться за документами, а лучше остаться дома. В таком состоянии не нужно ездить за рулем.

– У меня теперь нет дома, – почему-то сказала она.

Гаишник тяжело вздохнул. В любом случае за документами нужно вернуться.

Добравшись через несколько часов на дачу, она растопила баню, налила бокал вина и тихонько завыла.

Как старая побитая собака, которую хозяин больно пнул и вытолкал за дверь.

Вина не хватило. Пришлось идти в магазин в другой дачный поселок. Ей было все равно. Никогда она не чувствовала себя такой больной, разбитой, никчемной, ненужной.

На следующий день она вернулась домой.

Только по дороге обрила голову в первой попавшейся парикмахерской.

Если волосы – это самый главный женский сексуальный символ, то тепеь это к ней больше не относится.

Если ее не хочет собственный любимый муж, то значит она для всех будет уродкой.

И снова потекли дни. Со стороны все выглядело как всегда. Они ходили вместе на выставки, принимали гостей, путешествовали.

Только ночью муж отодвигался от нее на край кровати, не разрешая даже к нему прижаться.

По началу она еще пыталась как-то гладить его, прикасаться к нему, но он резким движением убирал ее руки.

От обиды, боли, унижения она сжималась и долго ворочалась, еле сдерживая набегающие слезы и готовые вот-вот прорваться рыдания.

Она по -прежнему любила его. Ей был нужен только он, только его губы, его руки.

Именно тогда у нее появились первые боли внизу живота.

Гинеколог напрямую сказала: “Не будь дурой. Какие твои годы, заведи себе мужика”.

Она попробовала. Славка был классный, но, как оказалось впоследсвии, запойный финансист. С ним было здорово, не считая того, что раз в месяц он уходил в запой, из которого его вытаскивали насильственным путем с вызовом скорой помощи, капельницами  и строгим  надзором. И снова месяц он был успешным бизнесменом, начальником, отличным другом и любовником.

Однако  через полгода он сказал: “Все. Ты никогда не сможешь забыть мужа. Я постоянно чувствую его присутствие. Для тебя он твой единственный мужчина. Потому точка”

Он был прав этот добрый, чудесный алкоголик Славка.

Ведь общаясь с ним при муже, отвечая на его звонки в магазине или у друзей, она не скрывала, что говорит с мужчиной. Да это и дураку было бы понятно.

Только не ее мужу. Ему было все равно.

Он не упрекнул ее ни словом, не выразительным взглядом. Никакой реакции.

По-прежнему: “Подай, принеси, спасибо!”

Она нравилась мужчинам, она это прекрасно знала, потому что была веселой, озорной, безбашенной, игривой.

Но она не нравилась сама себе. Потому что после ухода Славки она решила, что нежеланна для всех мужчин.

Она больше не женщина. Она никто. Значит и нечего стараться.

И прошло еще несколько лет. С вечерним алкоголем, с новыми книжками по личностному росту, поиску себя и нежеланием что- то менять.

Она пристроилась рядом, растворилась в муже, забыла, кто она и что из себя представляет. Лишь бы все было как всегда.

Идея с новой квартирой была ее.

Нехотя муж согласился, не обещая помогать по ипотеке.

Выбирали вместе. Ей понравилась сосем другая квартира. Двухуровневая, светлая, просторная. Муж не смог договориться с хозяином, в итоге психанул и сказал, что берем ту, которая нравится ему.

Она, как всегда, согласилась. Да, меньше, да район хуже, да, у нее снова не будет кабинета.

Ремонт сделали прекрасный. Помогала знакомый дизайнер. Умница-девочка, которая просто чувствовала, что хочет новая хозяйка.

Уже перевезли вещи, книги.

Можно было начинать новую жизнь, на которую она все еще надеялась.

–  Здесь все по – твоему. Здесь нет места для меня. Потому я остаюсь в старой квартире.

– Это развод? – выдохнула она.

– Да, считай, что развод.

И она осталась одна в пустой и красивой квартире.

Сколько дней она плакала?

Сколько дней не вставала с постели?

Сколько выпила алкоголя?

Пока дочь не вырвала из рук бокал и не вылила остатки вина в раковину.

Её увезли к психотерапевту. Но она не смогла говорить. Просто беспрерывно плакала.

Потом молча положила деньги за прием и ушла.

Чем ей могла помочь эта уставшая женщина в русском платке на плечах, если у самой бескончная печаль в глазах?

Говорят, что время лечит.

Вранье это все. Оно лишь притупляет боль. Как бы растушевывает ее на бОльшее пространство.

На эту боль можно натолкнуться везде: нечаянно открыв альбом с фотографиями, взяв тарелку, подаренную в день свадьбы, перебирая платья, готовясь пойти в театр.

И все. Воспоминания настигают тебя.

И снова боль наваливается с прежней силой. Мир снова теряет краски.

Так любить нельзя.

Конечно, нельзя. Только как добиться этого “нельзя”? Если каждая клеточка помнит, тоскует, ноет, переживает?

И что в итоге?

Боль перешла жить туда, где когда-то  начиналась  любовь.  Она превратилась в узлы, в спайки, многочисленные миомы, кисты. Чтобы в итоге уничтожить любовь. Выгнать ее из тела.   Хотя бы из тела. Иначе погибнет сам человек.  Боль в последний раз решила предупредить.

Открылась дверь.

– Пора!

Она в последний раз взглянула на солнечный зайчик.

– Пока! Скоро не будет боли. Не будет обид. Не будет ее прошлой.

Как бы отвечая ей, солнечный зайчик затрепетал и рассыпался на сотню солнечных бликов.

И уже само солнце полноправно заглянуло в палату.

Но она уже не увидела этого. Потому что плотно закрыла за собой дверь.

Мои новые книги совсем скоро!

Я не прощаюсь!

 

 

 

Про ёлочку. Совсем не сказка

елочкиЧетыре  елочки, точнее сосны,  растут у нас в деревне.  Посажены все в одно и то же время.

И все разные по высоте, стремлению жить, настроению.

Да и настроению тоже.

Самая высокая – ее посадил хозяин имения, уже вымахала более двух метров.

Всем своим видом дерево показывает, что оно здесь хозяин, что все должны равняться на него и именно рядом с ним по утрам собираются стайки птиц, чтобы обсудить свои новости. Сосенка тянет вверх свои ветви так старательно, что прибавляет каждый год не менее 40 см.

Рядом две сосеночки, которые посадили мы с детьми.

Они тоже бодры, веселы, но не так самоуверенны, как хозяйское дерево.

И здесь же, на одной линии, крошечная сосеночка, которая за несколько лет подросла от силы сантиметров на десять

Её посадил наш знакомый, которого мы приютили у нас в пору его житейских раздумий и сомнений.

Хороший и талантливый человек, но подверженный перепадам настроения, недовольством на жизнь, сомневающийся в разумности устройства мира.

И все его душевные неурядицы отразились на деревце. Оно совсем не желает расти. Читать далее »

Cказки Мадам Интернет. Сказки Флорелеи

лорелея1Вот уже несколько лет я пишу сказки.

И так сложилось, что я стала их выкладывать в блоге Мадам Интернет.

Конечно, совсем не сказочное имя. Ведь это я инфобизнесу училась, потому и придумала такое название.

Но четыре года прошло и поисковые машины ищут мои сказки по запросу Мадам Интернет.

Да, вроде и ладно. Я тоже уже свыклась с этим именем.

Но не оставляет, не дает покоя имя Флорелея.

Когда-то его придумал отец моих детей Владимир Берязев для моей подруги, талантливого флориста Ирины Шипулиной.

У него сохранилось и стихотворение, посвященное Ирине, Ирине – Флорелее.

Очень точное название.

Помните же стихотворение про Лорелею у Гейне?

Не знаю, что стало со мною.

Печалью душа смущена,

мне все не дает покоя

старинная сказка одна..

Стихотворение печальное. Но очень точно показывает красоту, которая может быть и трагичной.

Может, есть смысл взять это имя для сказок о цветах? Читать далее »

Нимфея или одолень – трава. Сказки цветов. Продолжение

Апрель 25th, 2015 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

озероДорогие мои читатели!

Эта сказка особенная.

Я ее не рассказываал, потому что не время было.

Мне бабушка говорила: “Наступит час и ты сама поймешь, что пора про этот цветок рассказать”

Это время настало.

Начало сказки тут:

Продолжение сказки моей бабушки. Про страну Беловодье.

——————————————————————-

Мол, была волшебная земля, за морями за лесами, за далекими горами, где воды белые текут, где никогда зимы не бывает, где каждое утро сказочные цветы распускаются, а вечером засыпают вечным сном. Люди там живут  счастливые, горя не знают, с радостью работают, по вечерам поют  и танцуют, потому что все спорится, все получается.  Только трудно  до той земли дойти.  Однако,  были  счастливчики, кто дорогу находил и потом возвращался. Особой породы то были люди.

Сильные, смелые, мужественные, никакая хвороба и зависть их не брала.

Моя прабабушка как раз и была женой одного из таких смельчаков.

Поженились они, а она у него все выспрашивала и выспрашивала, откуда у него такая красота, не той ле волшебной землей дадена, куда он путь нашел.

Крепился Степан, сколько мог, да женщины – они же хитрые, не мытьем, так катаньем свое узнают, и однажды вот что рассказал.

Сильно в голове его мечта засела землю беловодную найти, ему же тоже про нее дед рассказывал. Помнил он, что к тайному озеру надо выйти, где сказочные цветы всего один  день живут. А там уже как случится.

Или пан или пропал.

Пошел Степан в горы Алтайские, по дороге у стариков спрашивал, где та Земля, про которую он от деда слышал.

Кто-то усмехался, у виска крутил, кто-то вздыхал и не советовал ходить, мол, загибнешь. Нашелся и тот, кто молча карту  нарисовал, метки указал и благословил.

Потому что не человеку дано решать, кому в той Земле жить, не ему и отговаривать.

Нашел то озеро Степан.

Ох, и чудное!

Ночью ничего особенного. Только тишина такая, что в голове звенеть начинает.

А утром происходит такое! Читать далее »