Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Archive by category 'Осколки' (Page 3)

Половички

Летом на даче совсем нет  времени писать. Потому успеваю записывать лишь короткие истории. Вот последняя.

“Половички”
Весь дом был в половичках. Связанных из старых вещей. Это когда рубаху или износившийся пододеяльник рвешь на тонкие полоски, а потом связываешь их крючком в половичок.
Это просто. Полосатый круглый половичок может связать каждый. А вот с узорами и экзотическими цветами – это секрет мастерицы. И никогда не получится два одинаковых.
Хозяйка дома была сердитой. Что за жизнь? Работа и работа. А дома ещё хозяйство: корова, куры, поросята, огород летом. И никакого удовольствия от жизни. Надо и надо. Устала. Зато в свободную минуту она со злостью и каким-то наслаждением рвала старые тряпки на полоски, чтобы получить заветные клубочки для вязания половичков.
Она не брезговала красными флагами, которые списали на работе, или пионерскими галстуками, которые стали ненужными. Она даже радовалась. Какие яркие цветы распустятся на её половичках!
Наконец все готово. Можно начинать работу. В эти дни хозяйка дома преображалась. Она даже начинала улыбаться и хвалить детей. Она торопилась закончить все свои дела, чтобы заняться тем, что она по-настоящему любит. То есть создавать свои цветочные половички, которые может вязать только она. Делать то, что она по-настоящему любит. То, что является её счастьем.
Она потерпит эту жизнь. Потерпит. Лишь бы расцветали её розы на домашних половичках. Лишь бы гости, войдя в ее дом, просто замирали, видя эту красоту, непроизвольно выдыхая “ах”. Ради этого ” ах” она и живёт. А иначе зачем?

Увы, в интернете не нашла ничего подобного, что видела наяву.

Свадебное платье

Битком забит шифоньер! Откуда столько вещей? Ведь надо-то не больше десяти вещей  для жизни, а тут какой-то уцененный магазин. Именно уценённый, потому что сегодня эта красота никому не нужна. Ей, если честно, тоже. Но выбросить жалко. Ведь она из поколения, когда тяжело жили, когда каждое платье-кофту по очереди донашивали, когда новым сапогам как подарку деда Мороза радовались. Ох, если бы это богатство её бабушка видела. Вот бы удивилась!

Зачем она так часто заглядывает в свой шкаф? Особенно в начале весны? Смотрит на вещи, что-то трогает, даже нюхает. Хорошо, что ее никто не видит. Ведь это же странно – прижимать к груди старые платья и нюхать там, где подмышки, где лучше всего сохранился запах. Тот самый, когда она была счастливой.

Вот это платье с мелкими розочками из штапеля, как говорила бабушка. В начале берегла его, не носила. А потом мало стало. Родить троих детей и сделать несколько абортов – это для тела та еще нагрузка.

И оно защищается, обрастая жиром и отгораживая женщину как панцирем от лишних взглядов,  намеков, предложений.  Потому что не хочет тело новых мучений.

Ой, что это она о плохом вспомнила?  Плохое, оно потом будет. А в этом платье она была звездой. Как выходила на сцену, как запевала русскую песню, весь зал замирал. А она плечиками, плечиками и глазками-глазками. И пошла по кругу. И пошла.  Не женщина, огонь!

А после концерта мужчины с цветами. Нет, не с розами, что на ее платье,  с простыми. У кого ромашки, у кого васильки. Все, что было в провинциальных полисадниках.  Легкий неуловимый запах ее молодости. Вот так бы стояла и вспоминала целый день. Ту, себя.

Но, если честно, не ради этого платья она открыла в очередной раз шифоньер. Её взгляд просто притягивает самое крайнее платье, которое она аккуратно завернула в большой черный  мусорный мешок. Его  тень беспокоит ее, но она старательно отводит глаза.

Но сегодня можно. Сегодня день ее свадьбы. И это ее свадебное платье, которое она хранит, не обращая внимания на ухмылки детей и уже подрастающей внучки.

Аккуратно достает его  из шкафа. Поднимает край мешка. Отстегивает булавку, которую рука находит автоматически и..

Тяжёлый атласный подклад с гипюром  падает ей в руки.  Да, уже не кипенно – белый, как было раньше, а желтоватый и уставший, как опять сказала бы бабушка.

Гипюр. Ажурная вязь ниток. Волшебство, которое было недоступным во времена ее молодости. Доставала по блату, знакомству, через «завсклад и товаровед», как когда-то шутил Райкин. Эти три метра ткани дались ей унижением и последними деньгами, которые они заняли  с будущим мужем у родственника, который был богатый и с презрением относился к тем, кто таким богатством не обладает. Но он – то был директором рынка. И этим все сказано. Спасибо все равно. Выручил. И ткань купили и атлас на подкладку. Про атлас тоже отдельная история. Но платье получилось чудо. На ее точеную фигурку,  да, да  у нее  была  именно такая!  Платье    с отрезом  под грудь, увеличивающим  ее природную красоту,  и годе, то есть юбка, обтягивающая бедра и спадающая  воланами вниз. Красота по тем временам неописуемая.

Аккуратно достает платье из мешка. Отряхивает. Идет в прихожую. Вывешивает поверх пальто и куртки. Вздыхает. Смотрит. Красота.

Неужели она могла это надеть? Была ТАКОЙ?

Если бы не это платье и фотография, что стоит на серванте, она бы не поверила, что оно  принадлежит ей.

Она очень хорошо помнит день свадьбы.  Она  была на следующий день после защиты  диплома. Все нищие, но свободные и счастливые. Новая жизнь!

У нее так сразу и диплом,  и свадьба. Задохнуться можно от счастья!

Подходит. Гладит и расправляет невидимые складки платья. Вздыхает. Распределение.

Её сверстники знают, что это такое.

«Хотишь не хотишь», так папа говорил, а отправляйся туда, куда Родина посылает.

Понятно, что поехали и долг родине отдали.

Но не про это сегодня ей хочется думать. Она достала платье, чтобы вспомнить того, кого любила. Очень. И на все была готова, чтобы быть просто рядом. Потому распределение – это такая мелочь.

Ажурная вязь гипюра. Ведет пальцем по рисунку. Завиток упирается в лучи, уходящие вверх, к новому повороту нити.

Сколько было этих поворотов?  Жизненных испытаний, передряг, перемен, перестроек? Рисунков на ткани не хватит.

«Где родился, там и пригодился», – это учителя в школе говорили. Сегодня, когда она старше своих учителей, она может с ними не согласиться.  Вон ее одноклассники уехали кто в Германию, кто в Израиль, один даже до Аргентины добрался, они  точно так  не  думают.  Да и она, если честно, тоже жалеет, что однажды не уехала. Просто побоялась. Что там не пригодится. Страх, он ведь с детства в ее семье живет. Потому что отец был в концлагере.

А ведь могла бы.

Пожелтевший атлас. Был когда-то такой яркий, солнечный, блестящий.  Даже он   потускнел. Что уже говорить про ее жизнь, которая не такая долговечная как ткань. Она гладит скользкую поверхность. Кажется, что она куда-то смотрит.  Но это кажется. Она глядит в себя. И в свою жизнь. Сегодня ровно 20 лет, как она вдова. Пожелтело платье, тускнеют воспоминания. Лишь шифоньер и ворох вещей в нем все помнят.

Утыкается в подол гипюровой красоты и шепчет: «Леня, любила и люблю. Помню. И это платье всегда будет со мной. Всегда. К тебе я приду в нем. Обещаю».

Закрывается шифоньер. Пожилая женщина, шаркая растоптанными тапочками, идет на кухню. Старый рассохшийся шифоньер, поскрипев, затихает. Но еще долго в нем будут шептаться платья, которым напомнили, какими они были. Ведь о счастье помнит даже одежда.


Вы первые читатели этой истории. Пишу новую книгу.

Другие вы можете легко найти в интернете

“Осколки”

“Дурочка Надька” и еще много-много других.

Меня зовут Наталья Берязева.

Буду рада, если Вас трогает то, что я пишу.

Спасибо!

 

 

Мои короткие истории

Китайский фонарик.

Девочка заметила его в окне. Розовое чудо с длинным хвостом из лент. Бумага, из которой был сделан фонарик, напоминала ажурную ткань, ту самую, что лежала в комоде у мамы для праздничного платья. Платья ее мечты.

Ночью, когда зажигались огни, китайский бумажный фонарик превращался в звезду с длинным шлейфом, которая манила в свой далекий и волшебным мир. Ночью, когда зажигались огни, китайский бумажный фонарик превращался в звезду с длинным шлейфом, которая манила в свой далекий и волшебным мир.

Как же ей хотелось иметь такую необычную звезду-фонарик дома!

Наконец-то накопила денег и пришла в магазин за своей мечтой. Она почему – то оказалась совсем не воздушной, а простым бумажным кругом на проволочном каркасе. Удивившись, она собрала фонарик и повесила у свою звезду – комету рядом с кроватью, чтобы, просыпаясь, сразу видеть розовое ажурное чудо. И засыпает девочка очень легко, потому что ее маленькая мечта уже рядом. А большую она уже тоже загадала и верит, что, если исполнилась маленькая, то исполнится и большая. ЕЁ МЕЧТА.

ШТОРЫ

Индийское сари – это очень красиво. Надел и ты уже не просто женщина, а экзотическая бабочка, которая может лететь куда хочет, восхищая своим видом всех вокруг.

Но у сари, точнее у ткани, из которого его делают, есть и другое предназначение. Его придумали женщины – туристки из России, те, самые, про которых говорят, что “голь на выдумку хитра” . Они покупают сари на … шторы. Пять метров шикарной, яркой, необычной ткани – это же замечательные праздничные шторы.

Я много раза примеряла сари в Индии. Продавцы магазинов с удовольствием накручивали на меня бабочкин наряд. И я чувствовала себя в сари совсем другой. Необычной и особенной. НО. Не получилось из меня бабочки.

Зато шторы прекрасны. Они висят у меня на даче, напоминая мне о днях, когда я мечтала стать бабочкой.

Мои рассказы, истории вы можете найти в книгах. Их легко найти в интернете.

Меня зовут Наталья Берязева  и я буду очень рада единомышленникам

Девочка за стеклом

Женщина плакала. Сильно плакала. Рыдала.

Выпивала рюмку водки и снова плакала.

Другая женщина пыталась ее утешить, как – то помочь, успокоить.

Но рыдания прекращались лишь на минуту, прерываемые плохо выговариваемыми словами.

Егго больллше неет.. И снова рыдания.

В соседней комнате играла маленькая девочка. Дверь между комнатой и кухней была со стеклянными вставками.  Малышка постучала кулачком по стеклу. Рыдающая женщина подняла голову. Девочка ей улыбнулась и начала строить смешные рожицы.

Вот она Буратино с длинным носом.

Вот Чебурашка с огромными ушами.

Вот она зубастый крокодил.

А вот уже и милый зайчик с ушами.

Заплаканная женщина следила за театром малышки.

Её лицо светлело. Прошло еще несколько минут, и она уже улыбалась.

А потом.

Потом она сама начала корчить смешные рожицы. Скоро они уже весело хохотали. И отчаянье, свернувшись калачиком, покатилось туда, где совсем разучились смеяться.


Это истории для новой книги.

Подобные можно почитать в моих книгах “Осколки” и “Дурочка Надька”

Приятного Вам чтения.

Ваша Наталья Берязева

Внешность обманчива

Молодой человек крепкой комплекции, с шеей борца, пальцами – сосисками, я их рассмотрела, потому что он нервно подносил сигарету ко рту, при этом она казалась в его руке-лапе крохотной, сидел на скамейке возле детской песочницы. Он был взволнован, если не сказать больше. Он был возбужден и заметно нервничал.

Ему бы очень пошел малиновый пиджак, почему – то подумалось мне. Внешне он сильно был похож на тех героев, которые еще в недавнем времени были кумирами дворовых пацанов и которых растиражировало телевидение.

-Женщина, извините, – окликнул меня незнакомец.

От неожиданности я вздрогнула. Я люблю наблюдать за людьми, придумывать для них роли, но заговаривать я не собиралась.

-Вы не пугайтесь, я не страшный. Спортсмен я. Бывший, правда. Мне ваша помощь нужна. Вы же во второй подъезд идете? Мне на шестой этаж надо. Не открывают мне дверь.

-Видимо, не хотят открывать? Как вы думаете?

-Правильно вы говорите. Накосячил я и теперь не знаю, как ошибку исправить.

-Может, что посоветуете. Вы же уже взрослая. Если не торопитесь, конечно.

Не знаю почему, но я присела рядом.

Оказалось, что парень живет в соседнем доме. В наш город приехал по контракту на год. Работает в строительной фирме. Одиноко ему одному в чужом городе. На сайте знакомств познакомился с девушкой. Как ему показалось, простоватой и совсем не красавицей. Просто переписывались. Она медсестрой работает. Тоже квартиру снимает. Встречаться не торопились. Главное – это скоротать длинные вечера. Парень понимал, что он здесь временно, потому планов особо не строил. Где-то полгода общались. Встретиться она сама предложила. Мол, подруга зовет на день рождения на дачу. Там и познакомимся, мол, вживую. Как раз на эти дни коллега из Омска приехал по делам. Понятно, что в съемной квартире тоже остановился. Его и пригласил Саша, так оказалось зовут молодого человека, поехать вместе.

Купили вина, пива, торт.

-Мне сразу показалось, что мы слишком много спиртного купили, но коллега настаивал, что на свежем воздухе еще и не хватит.

Встретились на остановке, чтобы вместе потом такси заказать.

Надя, так зовут девушку, странно посмотрела на нашу большую сумку, из которой торчали горлышки бутылок.

Но ничего не сказала.

В жизни она оказалась такой, как на сайте знакомств. Она нисколько себя не приукрасила. Прямые волосы на ровный пробор. Серые задумчивые глаза, вот только руки у нее были особенные. Точнее, пальцы. Длинные, как на картине у художника. Он потом специально нашел эту картину. “Дама с горностаем” называется. Так вот у  знакомой пальцы были именно такие. Очень чувствительные, я бы  сказал даже нервные какие-то. По ее рукам можно было легко понять, что она думает. Очень необычные пальцы. А так девушка и все. Каких много. Только эта еще и молчаливая. Точнее, закрытая. Переписываться с ней было гораздо проще, чем общаться в жизни. Но коллега говорил бесконечно, потому я больше молчал и рассматривал девушку.

Приехали на дачу. Очень скромный домик. Чувствовалось, что мужской руки здесь не хватает. Но хозяйка оказалась гостеприимная. Быстро накрыли на стол. Через некоторое время к нашей компании присоединились еще трое. Гармонист, мужчина к пятидесяти,  и две женщины. Оказалось, что все они поют в хоре, потому наши разговоры как-то закончились и начались песни. Моя новая знакомая Надя с удовольствием подпевала. Я почти не знал слов, мне было неловко, потому я подливал и подливал себе вина. Вообще-то я мало пьющий. Я же в прошлом спортсмен. Из-за травмы ушел. Потом с баянистом водки выпил. Потом баня была, потом снова песни. Уже ночью хозяйка стала всех спать укладывать. Баянист со своими спутницами уехали. Мы оказались в домике вчетвером. Хозяйка с коллегой решили еще у костра посидеть. И что на меня нашло? Я начал к Наде приставать.

Мол, пришло время друг друга наконец поближе узнать. Ох, и рассердилась она. Прямо в тигрицу превратилась.

Я тоже уперся. Как так? Мне какая-то простушка отказывает. Вывернулась она и убежала. Я заснул на ее постели.

Утром, когда я пришел в себя, в доме никого не было. На столе лежала записка: “Закрой дом и ключ положи под половичок у входа”.

Моего коллеги тоже не было.

Закрыл я дом, вышел из дачного общества и пошел к главной дороге, чтобы машину поймать. Телефон разрядился.

Погано было на душе. Ужас просто.

Дома сразу полез в компьютер. Написал: “Извини, давай увидимся, я не прав. Все испортил”

Я не получил ответа. А потом она анкету свою удалила.

Но я нашел ее адрес. Сегодня это просто. Она в вашем подъезде живет. Мы, оказывается, соседи.

-Хочу попросить прощения. Я звонил. Назвал себя. Она не открыла, сказала, что не видит в этом никакого смысла. А я вижу смысл. Настоящая она. Ни на кого не похожа. Сегодня такие редкость. А я ее по общей мерке начал оценивать. Помогите мне зайти в подъезд. Можете рядом постоять, чтобы она не напугалась меня. Я же вон какой большой. Хоть в кино снимайся в роли нового русского. Молодой человек грустно усмехнулся.

-Поможете?

-Пойдем!

Девушка жила на шестом этаже. Я знала, что эту квартиру сдают. Я позвонила.

-Кто там?

-Ваша соседка с восьмого этажа. Откройте, пожалуйста.

Заскрежетал ключ, в проеме двери стояла  девушка. Парень ее очень точно описал. Нервные пальцы. Грустные глаза.

Сейчас они смотрели на меня с удивлением. Вы зачем его привели?

Парень не дал ей говорить.

-Надя, прости меня. Я дурак и идиот. Давай начнем с самого начала. Сейчас пойдем гулять и ты расскажешь мне про себя. Откуда ты так много знаешь русских песен. Ты читала стихи. Я слышал. Пожалуйста. Пойдем.

-Хорошо. Я сейчас куртку возьму и пойдем. Здесь есть отличное место, где можно погулять.

Дальше я уже не слышала. Ничего не могу добавить.

Если я их вдруг встречу еще, а вдруг, то обязательно вам расскажу.

Про девушку с тонкими пальцами и парня, похожего на нового русского, что совсем оказалось не так.