Свадебное платье | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Свадебное платье

Май 31st, 2020 Размещено в категории Осколки
Метки: , , ,

Битком забит шифоньер! Откуда столько вещей? Ведь надо-то не больше десяти вещей  для жизни, а тут какой-то уцененный магазин. Именно уценённый, потому что сегодня эта красота никому не нужна. Ей, если честно, тоже. Но выбросить жалко. Ведь она из поколения, когда тяжело жили, когда каждое платье-кофту по очереди донашивали, когда новым сапогам как подарку деда Мороза радовались. Ох, если бы это богатство её бабушка видела. Вот бы удивилась!

Зачем она так часто заглядывает в свой шкаф? Особенно в начале весны? Смотрит на вещи, что-то трогает, даже нюхает. Хорошо, что ее никто не видит. Ведь это же странно – прижимать к груди старые платья и нюхать там, где подмышки, где лучше всего сохранился запах. Тот самый, когда она была счастливой.

Вот это платье с мелкими розочками из штапеля, как говорила бабушка. В начале берегла его, не носила. А потом мало стало. Родить троих детей и сделать несколько абортов – это для тела та еще нагрузка.

И оно защищается, обрастая жиром и отгораживая женщину как панцирем от лишних взглядов,  намеков, предложений.  Потому что не хочет тело новых мучений.

Ой, что это она о плохом вспомнила?  Плохое, оно потом будет. А в этом платье она была звездой. Как выходила на сцену, как запевала русскую песню, весь зал замирал. А она плечиками, плечиками и глазками-глазками. И пошла по кругу. И пошла.  Не женщина, огонь!

А после концерта мужчины с цветами. Нет, не с розами, что на ее платье,  с простыми. У кого ромашки, у кого васильки. Все, что было в провинциальных полисадниках.  Легкий неуловимый запах ее молодости. Вот так бы стояла и вспоминала целый день. Ту, себя.

Но, если честно, не ради этого платья она открыла в очередной раз шифоньер. Её взгляд просто притягивает самое крайнее платье, которое она аккуратно завернула в большой черный  мусорный мешок. Его  тень беспокоит ее, но она старательно отводит глаза.

Но сегодня можно. Сегодня день ее свадьбы. И это ее свадебное платье, которое она хранит, не обращая внимания на ухмылки детей и уже подрастающей внучки.

Аккуратно достает его  из шкафа. Поднимает край мешка. Отстегивает булавку, которую рука находит автоматически и..

Тяжёлый атласный подклад с гипюром  падает ей в руки.  Да, уже не кипенно – белый, как было раньше, а желтоватый и уставший, как опять сказала бы бабушка.

Гипюр. Ажурная вязь ниток. Волшебство, которое было недоступным во времена ее молодости. Доставала по блату, знакомству, через «завсклад и товаровед», как когда-то шутил Райкин. Эти три метра ткани дались ей унижением и последними деньгами, которые они заняли  с будущим мужем у родственника, который был богатый и с презрением относился к тем, кто таким богатством не обладает. Но он – то был директором рынка. И этим все сказано. Спасибо все равно. Выручил. И ткань купили и атлас на подкладку. Про атлас тоже отдельная история. Но платье получилось чудо. На ее точеную фигурку,  да, да  у нее  была  именно такая!  Платье    с отрезом  под грудь, увеличивающим  ее природную красоту,  и годе, то есть юбка, обтягивающая бедра и спадающая  воланами вниз. Красота по тем временам неописуемая.

Аккуратно достает платье из мешка. Отряхивает. Идет в прихожую. Вывешивает поверх пальто и куртки. Вздыхает. Смотрит. Красота.

Неужели она могла это надеть? Была ТАКОЙ?

Если бы не это платье и фотография, что стоит на серванте, она бы не поверила, что оно  принадлежит ей.

Она очень хорошо помнит день свадьбы.  Она  была на следующий день после защиты  диплома. Все нищие, но свободные и счастливые. Новая жизнь!

У нее так сразу и диплом,  и свадьба. Задохнуться можно от счастья!

Подходит. Гладит и расправляет невидимые складки платья. Вздыхает. Распределение.

Её сверстники знают, что это такое.

«Хотишь не хотишь», так папа говорил, а отправляйся туда, куда Родина посылает.

Понятно, что поехали и долг родине отдали.

Но не про это сегодня ей хочется думать. Она достала платье, чтобы вспомнить того, кого любила. Очень. И на все была готова, чтобы быть просто рядом. Потому распределение – это такая мелочь.

Ажурная вязь гипюра. Ведет пальцем по рисунку. Завиток упирается в лучи, уходящие вверх, к новому повороту нити.

Сколько было этих поворотов?  Жизненных испытаний, передряг, перемен, перестроек? Рисунков на ткани не хватит.

«Где родился, там и пригодился», – это учителя в школе говорили. Сегодня, когда она старше своих учителей, она может с ними не согласиться.  Вон ее одноклассники уехали кто в Германию, кто в Израиль, один даже до Аргентины добрался, они  точно так  не  думают.  Да и она, если честно, тоже жалеет, что однажды не уехала. Просто побоялась. Что там не пригодится. Страх, он ведь с детства в ее семье живет. Потому что отец был в концлагере.

А ведь могла бы.

Пожелтевший атлас. Был когда-то такой яркий, солнечный, блестящий.  Даже он   потускнел. Что уже говорить про ее жизнь, которая не такая долговечная как ткань. Она гладит скользкую поверхность. Кажется, что она куда-то смотрит.  Но это кажется. Она глядит в себя. И в свою жизнь. Сегодня ровно 20 лет, как она вдова. Пожелтело платье, тускнеют воспоминания. Лишь шифоньер и ворох вещей в нем все помнят.

Утыкается в подол гипюровой красоты и шепчет: «Леня, любила и люблю. Помню. И это платье всегда будет со мной. Всегда. К тебе я приду в нем. Обещаю».

Закрывается шифоньер. Пожилая женщина, шаркая растоптанными тапочками, идет на кухню. Старый рассохшийся шифоньер, поскрипев, затихает. Но еще долго в нем будут шептаться платья, которым напомнили, какими они были. Ведь о счастье помнит даже одежда.


Вы первые читатели этой истории. Пишу новую книгу.

Другие вы можете легко найти в интернете

“Осколки”

“Дурочка Надька” и еще много-много других.

Меня зовут Наталья Берязева.

Буду рада, если Вас трогает то, что я пишу.

Спасибо!

 

 

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Введите свой E-mail и получайте новые статьи себе на почту:

Оставить комментарий