Про умную энциклопедию и глупый буклет | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Про умную энциклопедию и глупый буклет

Январь 5th, 2018 Размещено в категории Сказкотерапия
Метки: , , ,

Сказка, которая очень нравится моей внучке.

И вам она тоже понравится.

Потому что..

Сами поймете почему

Жила-была энциклопедия.  Она была очень большая, толстая, с глянцевыми иллюстрациями и даже картами земного шара. Её переплет из настоящей свиной  кожи помнил сотни рук. Некоторые страницы были запачканы чернилами, некоторые завернуты уголком. Так читавший запоминал нужную страницу.

Шло время. И энциклопедия стала замечать, что ее все реже и реже снимают с полки.

– В чем дело?- думала она. Ведь мной интересовались даже первые лица государства.

К сожалению, она лежала на верхней полке и не знала, что происходит в доме, где она жила. Постепенно ее кожаный переплет покрывался пылью, а рядом стали появляться какие-то разноцветные журналы с обнаженными девушками на первой странице, да  пестрые буклеты с картинками.

– Что происходит? Энциклопедия себя считала элитным изданием и никогда не заговаривала первой. Но новые соседи иногда так галдели, что она решила вмешаться в их разговор.

-Господа, простите меня великодушно. Вы не могли бы объяснить, что происходит, почему меня уже много лет никто не берет в руки?

Первыми затараторили глянцевые журналы.

– Ну,  ты даешь, бабка! Кому ты сегодня нужна? На дворе 21 век, все сидят за компами да айпадами,   мы  и то  редко  попадаем к людям в машины. Да и то,  потому что пробки на дорогах, вот они нас и листают по пути. А тебя скоро отнесут в лавку, где скупают старье. Или в музей.

-Меня к букинистам?

-Куда-куда? – переспросили журналы. Что такое твой букикист?

-Мы с вами уже на ты? – изумилась энциклопедия

-Да что с тобой, старой перхотью, разговаривать! И журналы снова затрещали о своем.

Тут подал голос дорогой буклет. Он рассказывал о здоровом образе жизни, правильном питании и считал себя очень умным и полезным.

-Простите, Энциклопедия…. Как вас по батюшке?

-По родителям  Кирилломифодьевна я.

-Энциклопедия Кирилломифодьевна, вы знаете, ваша подача информации уже устарела. Но кто будет рыться в таком фолианте?  И буклет даже ярче заблестел, потому что гордился тем, что знает такое умное слово. У вас ни ярких картинок,  ни броских заголовков, ни оригинальных шрифтов. То ли дело я.. Берешь в руки – и сразу видно, что делать, что есть, как тренироваться. Все ярко, броско, креативно. Здесь буклет опять загордился собой. Какой он умный!

Энциклопедия приуныла. Наверное, прав буклет, и она уже устарела и никому не нужна.

– А расскажи мне о мире, в котором мы сейчас живем, что происходит, чем интересуются люди?

Буклет знал не очень много. Но все, что было в нем написано, он пересказал Энциклопедии.

Оказалось,   это  совсем мало, ведь в нем были одни картинки, а информации совсем чуть-чуть.

Энциклопедия думала, зачем издавать такие дорогие буклеты, если ими можно пользоваться ровно пять  минут. Но она не стала огорчать глупый буклет. Он же такой молодой! Пусть пока верит, что кому-то нужен.

Проходили дни. Никто не брал в руки ни энциклопедию, ни буклет. Они лежали неподалеку, поэтому стали все чаще и чаще беседовать.

Как беседовать?

Буклету было больше нечего сказать, он все передал, когда они только познакомились. А энциклопедия, так как она хранила знания тысячелетий, начала рассказывать ему об устройстве мира. Она начала с рождения Земли, с мифов и сказаний,  потом перешла к религиям, от религий к произведениям великих мудрецов. Буклет слушал, как зачарованный.

-Ничего себе, как огромен мир! Сколько всего, о чем я даже не предполагал. Я думал, что люди думают только о диетах и о биологических добавках, продлевающих жизнь. Какой я был глупый!

Теперь буклет ждал вечера с нетерпением. Что нового расскажет ему энциклопедия?  Днем говорить было невозможно. Глянцевые гламурные журналы трещали без умолка. И их становилось все больше и больше. Еще совсем чуть – чуть и они выселят с полки энциклопедию и буклет.

А поздним вечером, когда наступала тишина,  и было слышно, как скребется где-то заблудившаяся мышь, как тренькают последние и редкие трамваи за окном, наступало их время.

Они говорили, говорили и не могли наговориться.

Буклет и энциклопедия так подружились, что давно были на ты. Она его ласково звала «мой Буки», а он ее нежно «моя  Энци».  Они не замечали разницу в возрасте. Им было хорошо вместе. И жизни друг без друга они уже не представляли.

Буклет оказался смышленым. Если раньше рассказывала только Энциклопедия, то теперь он перекладывал услышанное в рифмованные строчки. Это было так интересно. И, если получалось особенно удачно, он  с гордость шептал: «Милая Энци. Это мое творение я посвящаю тебе. Ты открыла мне мир. Благодаря тебе я понял, что такое любовь. И как радостно быть рядом с тем, кто тебя любит и понимает. Я творю для тебя».

Так шли день за днем. Буклет уже тоже потускнел и запылился. А энциклопедию заложили старыми книгами и журналами. Им все трудней было общаться по вечерам. Голоса звучали глухо и тихо.

Однажды, буклет это хорошо помнит, пришли шумные люди. Они ходили по квартире, громко топали, хлопали дверями. Он слышал, что они говорили про какие-то квадратные метры, где надо сносить всю рухлядь.

А потом он почувствовал, как его, журналы, а потом и энциклопедию бросили на пол.

– Надо отвезти в гараж. Может когда и пригодится.  Услышал он чей-то голос.

Их стали  завязывать  какими-то липкими лентами, от которых буклет,  зажатый между журналами стал задыхаться.

Очнулся он в темноте. Пахло незнакомо и странно. Постепенно он заметил лучик, пробивающийся в потолке.

– Ау, – пытался заговорить буклет. Где я?

И о, чудо! Ему ответила милая Энци. Оказалось она лежит рядом.  Её  просто бросили  сверху на стопку с мусором.

Буклет пошевелил листиками. От падения лента порвалась,  и он лежал свободно. Они были с Энци  совсем рядом и даже могли прижаться друг к другу.

И время для них остановилось. Буки и Энци говорили и не могли наговориться.

Конечно, Энци,  как всегда, была умнее и образованнее Буки, но она никогда не показывала этого и не подчеркивала свое благородное и старинное происхождение. Ведь, если она была образованная дама, то Буки  – весельчак,  неунывайка и такой креативный. Энци тоже выучила это слово и любила его применять по отношению к милому Буки.

Так они и старели вдвоем. И уже стали забывать, кому и сколько лет. А зачем это знать, если твой любимый для тебя всегда такой, каким ты его запомнил в первую встречу.

Глянцевые гламурные журналы давно истлели, забытые в углу. А буклет и энциклопедия, старенькие и обветшавшие, продолжали жить друг для друга. Каждый не мог себе представить, как он уйдет, оставив другого без поддержки..

Вечером, если вы случайно будете проходить мимо старых гаражей, где когда-то ставили машины, и остановитесь у пятого по счету от главных ворот, то вы сможете расслышать тихий шорох страниц. Это Буки и Энци  шепчутся друг с другом.  Им до сих пор есть, что рассказать .

Я замираю у этого гаража. Я слушаю шорох и  представляю затертые страницы энциклопедии и набухшие от сырости страницы буклета.

Они  счастливы…

И им нет дела, что я о них думаю и  как они сейчас выглядят..

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Введите свой E-mail и получайте новые статьи себе на почту:

Оставить комментарий