Вот такая любовь | Мадам Интернет

Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь

Вот такая любовь

Февраль 15th, 2017 Размещено в категории Осколки
Метки: , ,

Виктор и ЮлияРайка мечтала о любви.

Страстно.

Вот закроет глаза и он..

Тот самый.

Глаза голубые и бездонные как небо. А руки большие и  теплые, такие, что обнимут и ты как за каменной стеной. Как за крепостью. Ты только его. И больше ничья. И всю жизнь с ним одним. И в горе и в радости, как говорится. Прямо представляла эти объятья, то есть ощущала. Сама себя обнимет и думает, как будто это он ее в объятьях держит. И так сладко на сердце становится,  хоть глаза не открывай.

Но это мечты. А пока работы дома невпроворот. Она же деревенская. Почти деревенская. Хоть и звучит гордо поселок городского типа, а толку – то?

Домишко уже старенький. Зимой столько дров и угля  надо в печку покидать, чтобы его растопить и нагреть.   К утру все равно холодно. Из-под одеяла как на пытку вылазишь.

Все равно жить можно. А по вечерам читать, читать, читать. Сесть у теплой печки, положить ноги в духовку, да прямо в духовку, пока печь растапливается, тепло такое нежное, доброе, кажется, что до самого сердца согревает.  Неторопливо переворачивать страницы, смакуя каждую подробность.

Маленькая была, про приключения любила. Когда девочка, такая как Пеппи – длинный чулок, всех, бах и побеждает. Сильная такая, ловкая, смелая.

Подросла, стала с отцом про шпионов читать. Сначала «Тайну белого пятна» и «Вирус В-13», потом пошел Ефремов, затем серьезная фантастика: Стругацкие, Брэдбери.  Папа поддерживал, записал  в школьную библиотеку, куда ее по малолетству даже не пускали. А так, пожалуйста. Заходи, Рая.

Выбирай, Рая.

Советуем тебе, Рая.

Книги – это счастье. Это другой мир. Другие ощущения, другая ты.

Представляешь себя то простушкой  красавицей, то недоступной леди, то капитаном космического корабля, то храброй путешественницей.  И каждая роль такая, такая, что хочется куда-то бежать, меняться и переделывать мир к лучшему.

Потому Райка  и в пионеры вперед всех вступила, и в комсомол тоже. Чтобы «быстрее, дальше, выше». Передача такая была по телевизору. Кстати, в их доме телевизор у первых появился. Она в четвертый класс перешла. Вся улица вечером собиралась кино посмотреть. Набивалось до 20 человек. Кто сидел, кто лежал. Всем было интересно на чужую жизнь посмотреть. Артистов «живьем» увидеть.

Ой, это Райка отвлеклась. Про любовь же хотела рассказать.

Дочиталась Райка до того, что стала лучше всех сочинения по литературе писать. Как размечтается, потом запишет, а учительница в восторге: «нестандартное мышление и прекрасный слог». С этим слогом ее и отправили в город на филологический факультет поступать.

Не поверите, поступила легко и без всякого блата.

А какой блат?

Старый профессор ее спросил про любимую книгу, а Райка наизусть давай шпарить  из Тома Сойера, как Бекки Тэтчер впервые с Томом  поцеловалась,  а потом из «Всадника без головы» про Исидору Коварубио  де Лос Ланос. Про эту гадину, которая все испортила. Сама бы убила ее.

Профессор только рукой замахал: «Хватит, хватит, это вам не театральный институт». Потом еще пару вопросов задал по  прочитанному. Райка была на высоте.

-Блестяще, юная леди. Блестяще. Продолжайте в том же духе, – сказал ей старичок на прощание.

То есть поступила Райка легко и просто.

И училась весело и без проблем.

Денег нет – мыла пол.

На практику в школу идти не в чем, брала платье на прокат у соседки.

Совсем оголодает, домой едет, два часа на электричке, не велик крюк. Наестся там до отвала, пельменей мороженых прихватит и снова в город. Учиться.

Так и пять лет пролетело, как один день.

Вот уже и выпускница.

Разнарядка пришла в институт. Лучших студентов  приглашали в военное училище. Преподавать.

Райка лучшая. Предложили ей. Общагу дадут, да и в городе останется. Зачем домой в деревню ехать?

Не в деревню, возмутилась она. А в поселок городского типа.

Ладно, ладно. Извините.

Все равно в городе лучше. А тут и жилье свое.

Так наша мечтательница – читательница Райка оказалась в военной части. Точнее в училище, при котором и была военная часть.

Никогда не забудет она свой первый урок.

Заходит в класс, а там двадцать пар глаз и все на тебя смотрят. И все глаза мужские.

Она, аж  оробела сначала.

Потом уже и лица рассмотрела. Молоденькие такие ребята. Все симпатичные. Это она сразу разглядела. А на первой парте так вообще красавчик. Как она мечтала. Глаза голубые и бездонные. И руки. Прямо как во сне.

Райке даже захотелось зажмуриться. До того нереальным все это показалось.

Урок она провела.

Справилась.

А вот с любовью не смогла.

Голубые глаза убили ее наповал.

Через семь  месяцев ушла Райка в декрет.

Все по – честному. После свадьбы, пупса на машине и белого платья, взятого напрокат.

Однако, не долго обнимали ее эти большие и красивые руки. И голубые глаза недолго заглядывали в ее очи.

Пока она беременная ходила, загулял ее Васек с новой училкой.

Та тоже не смогла устоять.

Некогда было разборки устраивать.

Начала Райка дочку растить.

И параллельно подрабатывать. Чужие тексты по ночам редактировать. С русским – то у нее все отлично. Да и со слогом, вы же помните, тоже все, куда с добром.

Подурнела, пострашнела.

Но дочь накормлена, напоена. Все идет своим чередом.

Только Васек редко дома появляется, ему ребенок, видите ли, спать мешает.

Однажды не вытерпела Райка и к маме уехала. Там хоть и нищета, но там ее любят и жалеют.

Приехал муж через три месяца.

Мол, соскучился, прости. Ты лучшая.

Сдуру вернулась.

Сдуру, потому что опять через два месяца все повторилось.

Новая училка пришла, краше первой.

Точнее уже не училка, а секретарша военкома.

Не стала разбираться. Снова домой уехала.

А тут военную часть на юг великой Родины перевели.

В Ташкент.

Муж заявил: «Или со мной, или развод»

Малышке тогда всего два года  исполнилось.

Снова поехала.

Жара такая стояла, что было не выносимо.

И не выносила. Падала в обморок.

Среди улицы. В детском саду. В магазине.

Муж заявил, что она выделывается и строит из себя принцессу.

Потом она его с новой секретаршей застала.

Это был конец.

КОНЕЦ.

Она подала на развод немедленно.

И уехала, конечно, к маме.

Красный диплом филологического факультета ей не обещал ничего.

На руках ребенок, а значит,  она никому не нужна.

Тогда еще были времена, когда даже в школу было устроиться очень даже непросто.

Попросилась в библиотеку.

Взяли!

Потому что за эту мизерную зарплату работать никто не хотел.

Тем более, что библиотека у черта на куличках. Туда и на машине не добраться, а уж на общественном транспорте и подавно

Заведующая увидела в новенькой конкурентку.

-Надо проверить тебя. Пока будешь мыть пол. Нет у нас технички. Потом посмотрим.

Стерпела.

Прошло три месяца.

Райка старалась. Но сил больше не было. Издергалась вся.

Утром встать в семь, ребенка в садик отправить, домашним помочь, а потом два часа почти на дорогу. И там не работа, а каторга.

Комиссия в библиотеку приехала. Во главе с большим начальником.

Зашел он в зал, где Райка пол надраивала, спросил: «Кто выставку к дню Победы делал?»

-Я, – честно сказала Райка.

-А почему пол моешь?

-Некому больше.

Выставка отличная. Со знанием дела, и со вкусом.

Ничего не ответила Райка, только неожиданно заревела.

Потому что долго в ней это копилось.

А тут прямо навзрыд.

Взахлеб.

Э, девушка.. Вот вам мой телефон. Требую, чтобы вы записались на прием.

Заведующая на нее  злыми глазами зыркнула. Чуть не спалила взглядом.

А Райка ревет и не может остановиться.

Так и проводила гостя.

Через несколько дней, когда заведующей в библиотеке не было, набрала она номер, который был написан на визитке начальника.

– Кто? Кто?

Сейчас уточню у Виктора Ивановича.

-Вас приглашают в среду в 17.00.  Успеете?

Да, конечно, спасибо!

Райка принарядилась. Достала любимое шифоновое платье с белым воротничком, выходные босоножки. Единственное, что было новым на свадьбе. Все остальное брала у подруг. А босоножки просто загляденье. По специальному талону в магазине «Весна» купила. Надевала раз пять не больше. Новенькие, просто прелесть.

Да, даже губы помадой слегка тронула. Ведь не часто в город выезжает. Можно и покрасоваться.

Виктор Иванович сидел в огромном кабинете. Это, не считая приемной, где она тоже очень растерялась. А тут длинный – предлинный стол и ты напротив. Как какой-то муравей, которого через лупу рассматривают.

– А почему на вашей выставке к дню Победы не было стихов Симонова? А про модного Высоцкого почему забыли? Это сегодня очень привлекает.

-Потому что мне не разрешили. Я еще хотела там граммофон поставить и песни военных лет крутить. А еще была идея. Райка начала рассказывать, что она хотела, и почему ее идеи зарубили. И вообще ее хотят уволить. Она не подходит. И пол мыть она тоже больше не намерена.

Начальник строго смотрел на нее.

-Ну, это мы еще посмотрим, что вам делать.

Но Райка уже психанула. Резко повернулась, дернула  дверную ручку что есть силы  и пошла прочь. Только и успела сказать: «Отвяжитесь  от меня, я не уборщица, я филолог с красным дипломом!»

Через неделю  заведующую уволили, а  её  перевели в центральную библиотеку рядом с домом.

Чудеса, да и только, – думала Райка.

Он пришел к ней через несколько дней. Она только – только устроилась на новом рабочем месте.

Шутка ли сказать, она – заведующая филиалом номер пять в родном городке!

Райка об этом даже не мечтала.

Ничего, что работы много. Надо весь фонд пересмотреть, провести инвентаризацию, навести порядок и уют. Но это все ее! Её! И она с радостью все сделает. А там, глядишь, и место в школе освободится. И будет она школьникам про Блока и Ахматову рассказывать. А пока тут. Как внеклассное чтение тоже хорошо. Почему нет? Учителя с радостью придут. Им тоже передышка нужна.

И вот он. Виктор Иванович.

Райка вспыхнула, увидев его.  Потому что такой большой начальник пришел с огромным букетом роз.

-Это тебе.

Теперь я буду твоим Томом Сойером, а ты моей Бекки Тэтчер.

Если ты, конечно, согласна.

-Ой, откуда вы знаете про них? – засмущалась Райка.

– Да так, справки навел. Я же все-таки начальник, мне про мои лучшие кадры все знать положено.

И закрутилась, завертелась новая Райкина жизнь.

Уже не Райкина, а Раисы Сергеевны.

Библиотеку она быстро в порядок привела, а потом, как и мечтала, ее в школу направили.

Преподавать любимую литературу. В первый специализированный гуманитарный класс.

А самое главное – Виктор Иванович всегда был рядом.

Да, он ее значительно старше.

Но какое это имеет значение, если впервые с ней рядом оказался настоящий мужчина.

Именно такой, о котором она столько лет мечтала.

Увы, женат.

Но об этом Рая старалась не думать. Он честно сам ей рассказал, что дома непорядок. Давно бы развелся, но он коммунист, к тому же на высокой должности. Обком партии его решение не только не поддержит, но может и с работы попросить.

Так что терпи, милая, если любишь.

А чего там терпеть?

Если он всегда рядом. И старикам помогает, и дочери как родной отец и для нее лучше всякого законного мужа.

Дочка за ним как хвостик бегает. Дядя Витя, подержи, дядя Витя, поиграй, дядя Витя, не уходи от нас. Сядет к нему на колени, прижмется вся и сидит тихо-тихо. Хотя прекрасно знает, что есть у нее настоящий отец.

На отдых только с ней. Две недели счастья. Такого, что не объять и не охватить руками.

Лежит рядом и думает: «Господи, какая я счастливая. Спасибо тебе, Господи». И смотрит, смотрит на любимого. А потом снова молитву читает и благодарит Бога за встречу.

Единственное, что мучало, что не может она любимому Витеньке ребеночка родить.

Ведь он женатый человек. Не честно это. Не по совести.

И в очередной раз шла на аборт. Рыдала, но делала. И молчала.

Сколько раз потом  пожалеет.

Но тогда казалось, что самое правильное решение – просто быть рядом. И не осложнять жизнь любимому. Не рушить его взлетевшую в гору карьеру.

Были, конечно, и  неприятные моменты.

Жена его приезжала выяснять отношения. Точнее сказать, навести справки, не слишком ли много тот тратит на любовницу. И сколько  денег из семьи на сторону уходит.

Отношения жену  интересовали мало, мол, мужик пусть бесится, главное, чтобы его копеечка мимо дома не проходила.

Посмотрела на однокомнатную квартиру, на скромную обстановку, заглянула в шкаф, не висят ли там собольи шубы, и вполне довольная удалилась.

-Как была нищенкой, так и осталась, – на прощание сказала.

Удержалась, не расплакалась, смогла спокойно закрыть дверь.

А потом уж ревела белугой, потому что задели за живое слова его жены.

И что она уродина и дура набитая, и деревенщина, и много чего еще.

А главное, что у нее два сына, и ее любовничек от нее, законной жены, никуда не денется.

Так что пусть подумает, кого тут она привечает.

Потом еще хуже. Дети приезжали. Когда выросли.

И позорили, и издевались, и права качали.

Опять вытерпела.

Ничего.

стихЛишь бы руки любимого чувствовать, лишь бы в глаза его смотреть.

И ощущать  себя маленькой девочкой, любимой и очень нужной.

Такой она для него всегда была.

Более двадцати лет пролетело, как и не было.

И дочь уже выросла. И внучка школьница.

Только его руки  так и остались самыми любимыми. И глаза самые бездонными.

Оказывается, когда любишь, это намного лучше, чем в книгах. Потому что там ты подсматриваешь. А тут. Тут просто живешь, дышишь, летаешь, чувствуешь.

И не описать это чувство, не передать.

В книгах хорошо, а самой любить и быть любимой в тысячу раз лучше.

Вот что она лично за эти 20 с лишним лет поняла?

Что любовь это то, ради чего стоит жить. Ждать, если долго нет. Просто сидеть рядом. Слушать, когда говорит. Делать уколы, если заболел. Бежать по первому зову, если нужно. Гладить рубашки, чтобы ни одной складочки, стелить постель ровно-ровно, и простыни чтобы пахли его любимой ромашкой. Она лично для него эти цветы собирала, сушила, а потом обязательно белье в растворе ромашки полоскала. Конечно, конечно, сейчас можно любую отдушку, то есть запах купить. Но это совсем не то. Нет в том запахе ее любви. А в ее ромашке есть.

Это такое счастье – служить любимому мужчине. Угождать ему, делать маленькие приятности.

Да что там говорить, ее маленькие приятности в сравнении  с  его любовью,  вниманием, заботой –  вообще мелочь.

Она ведь думала, что уродина. Что вообще никакая. Муж ей на прощание так и сказал: «Так и сдохнешь в одиночестве. Потому что дура начитанная. Напридумывала себе чепухи и думает, что так мир устроен. А я этот мир в ж… имел. Так и будет! А ты живи, как хочешь,  чеканушка юродивая!»

Трудно ли быть любовницей?

Женой, конечно, лучше.

Но в  ее случае – это тоже огромное счастье.

Она с работы бежит, опаздывает. А он ее ждет, как мальчишка. Пока она ему сама ключ запасной от квартиры не дала. В школе же всякое случается. Иногда запланируешь одно, а выходит другое.

Вот уже ей за 50, а ему за 70. Бодр еще, весел. Но сердце все чаще прихватывает. Времена такие пережил, что не каждому здоровому  их под силу выдержать.

Всех обезопасил. Сыновьям бизнес купил. Раисе любимой квартирку побольше, хватит, мол, в однокомнатной тесниться. Жене дачу построил, чтобы не доставала его больше.

С ней он давно и честно объяснился. Что давно бы ушел, но коммунист он и уже смысла нет что-то менять. Прошла жизнь. Пролетела, как одно мгновение.

А Райка что? То есть Раиса Сергеевна?

Работает по-прежнему. Литературу преподает. Её ученики все олимпиады по литературе выигрывают.

В одно мгновение все закончилось.

Остановилось сердце. Не успела скорая приехать.

Почувствовала, что что-то неладное с любимым Райя. Утром на работу собиралась и как нож в сердце. Аж, дыхание перехватило.

Трясущимися руками телефон в приемной набрала.

И услышала: «Не успела скорая. Скончался Виктор Иванович»

Тут же у телефона и села. Оглушенная новостью.

Нет больше любимого.

В школе кое-как уроки провела. Не могла говорить. Во всех классах сочинение писать задала.

На похоронах была. Но стояла подальше, чтобы не видели. Дома стол накрыла и с его фотографией поговорила-пообщалась. Проводила.

Сон ей приснился. Стоит любимый с огромным букетом роз. Веселый, молодой.

-Не переживай, Рая. Я всегда рядом буду. Ничего не бойся.  С тобой я.

В слезах проснулась.

И снова потекли дни. Школа. Дом. Школа. Дом.

Был еще один неприятный момент.

Сразу после смерти ее квартиру вскрыли. Все вверх дном перевернули. Видимо, завещание искали. Боялись, что она претендовать будет.

Глупые, они же не знали, что давно уже с Витей обо всем договорились. Не нужно ей от него ничего материального. Он ей гораздо больше в жизни дал. Потому и просила его в завещании никак ее не упоминать.

Когда его последняя воля была озвучена, наконец-то отстали от нее совсем. И звонки, и угрозы прекратились. Совсем. Опасности  семье она больше не представляет.

Сейчас она снова с ним.

Одна.

Никто на его могилу не ходит. Она и цветы тут садит, и прибирает, и в день его  рождения сюда обязательно выбирается. Хотя не только в день рождения. Загрустит маленько и сюда идет. Как магнитом ее тянет. Памятник ему очень долго не ставили, пока она сама в администрацию не написала.  Мол, столько для города человек сделал, а ушел,  и тут же его забыли. Сейчас мраморный стоит. И фото на памятнике, которое она очень любила. Немного грустное, конечно.

Но вы не поверите, она придет к нему грустному, поговорит с ним, всю душу свою выплеснет, поблагодарит его за любовь, повернется уходя на прощание, а он на фото улыбается. Мол, хорошо все, любимая.

Не грусти.

И всегда так. Можете верить, можете, нет.

Она вот читала последнее интервью Бехтеревой, как она с портретом мужа общалась.

Так много раз тот портрет плакал. Она сама видела.  А это Бехтерева пишет, великий ученый, который многие закона мозга открыла.

Так что живой для нее Витенька. Всегда рядом. И поддерживает ее, как и обещал.

Все решила. На следующий год на пенсию пойдет. Дачей займется. Гулять много будет. Может, и на море выберется. Сильно стали кости болеть. Ноют и ноют. Раньше любимый два раза в год на море возил, знал, что у нее косточки слабенькие. Сейчас надо самой. Ничего, есть еще силы.

Репетиторством будет заниматься. И сейчас дает иногда уроки, когда знакомые просят.

Надо, надо  «разумное, доброе, вечное сеять». Кто детям объяснит, что есть она любовь, настоящая, такая, которая всю жизнь человеку делает?

Что не книжные это выдумки, что это самое главное счастье, если человеку повезло ее встретить.

8 марта Райка, как и раньше, очень ждет. Потому что всегда накануне этого дня ей любимый снится. С огромным букетом роз. С таким, как в их первое свидание.

А потом его сильные руки обнимают ее крепко-крепко, и она снова себя чувствует маленькой девочкой, единственной и любимой.

И смерть над ними уже не властна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Введите свой E-mail и получайте новые статьи себе на почту:

2 комментария to “Вот такая любовь”

  1. Да, любовь не всем дана в этой жизни. И любить не все умеют.

Оставить комментарий