Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Осколки » Ключ в золе

Ключ в золе

ogon2Ох,  ты пламя моё,

Ох ты горе моё,

Горе горькое,

неизбывное.

Забери, огонь,

ты печаль мою.

Ты тоску мою

неутолимую.

Забери с собой,

Отпусти, отдай

Веру в счастие

Бесконечное.

И любовь верни

и покой верни,

а обиды все уничтожь,

сожги!

Ах, огонь, огонь,

забери скорей

мои горести

и печали все,

и обиды все

все немилости.

Отпусти скорей

мою душеньку

отпусти скорей

ты на волюшку

И прости меня

ты за все прости,

Отпусти меня

в чисто полюшко.

ogonНеожиданно Ленка пришла в себя.

Что это было? С кем она говорила?

А чей голос она слышала?

Постепенно сознание к ней вернулась. Она же приехала на тренинг, чтобы испытать себя. Попробовать пройти по горящим углям, чтобы навсегда избавиться от страха огня.

СТРАХА, который будит ее среди ночи, который неожиданно сжимает ее горло, и она задыхается и кричит.

Сегодня все это закончится. Она это уже  знала. Это огонь говорил с ней.

———————————————————-

Пламя. Пламя.

Ленка открыла дверь в баню и оно вырвалось наружу.

Как злой и голодный зверь оно набросилось на летнюю веранду, которая была пристроена вплотную к небольшой баньке. Ленка бросилась за водой. Дочь побежала к соседу.

Поздно.

Было слишком поздно.

Сайдинг, остатки строительного мусора горели просто замечательно. Её несколько ведер воды уже не могли спасти ситуацию. Уже через пять минут дом пылал. Каких-то несколько минут. И все.

Господи!

Как страшно. Как страшно. Ленка хотела плакать, но не могла. Обожженные руки уже покрылись волдырями, но она не чувствовала боли.

Физической боли.

А вот душевная была ужасной.

У нее на глазах горела дача, которую она только что достроила, привела в порядок, вылизала как кошка только что родившегося котенка. И вот пожар.

Сразу после смерти папы.

После развода. После так дорого ей стоившего ремонта.

-Одно к одному. Одно к одному,  — стучало у нее в голове.

Что — то со мной не так.

Что — то не так.

Приехала пожарная машина. Вокруг шумели люди. Кто-то что-то говорил, пытался забинтовать ей руку, она стояла как оглушенная.

— Надень, надень тапочки, — до нее донесся голос соседки Гали. Ты же босиком. И плед набрось.

И только сейчас Ленка сообразила, что стоит в одном домашнем халатике  рядом с дочерью, которая всхлипывает и вытирает нос рукавом кофты. Она была   уже в чьих-то огромных сланцах, в чужой кофте, из — под которого выглядывал  легкий сарафанчик.

— А где Лариска, она же была с нами?

Да вон с пожарниками беседует.

Потом деятельная Лариска усадила их с дочерью в машину.

— Поехали ко мне. Все равно у нас все сгорело. И документы, и ключи. Но у меня под ковриком запасной есть. Ко мне попадем. А ваш ключ уже завтра искать будем.

Ленка помнит, как не могла согреться у Лариски, как ее бил озноб, как она лежала с открытыми глазами  до самого утра.

И картина злого, дикого, неуправляемого и выжигающего все на своем пути пламени  была как наваждение. Она не отпускала, заставляла еще сильнее сворачиваться в клубочек, чтобы стать меньше, незаметней, неуязвимей.

Страх огня поселился в ее сердце.

Утром на пепелище Ленка и дочь искали ключи от квартиры. Иначе их стальную дверь надо вскрывать специалистам. А как? Они принимают вызов  лишь по документам. А их-то как раз и нет. Все сгорело. Да и денег тоже нет.

Потому они тщательно перебирали золу и пепел в том месте, где стоял диван, на котором они бросили свои сумки.

Сосед принес лопату.

— Так дело пойдет быстрее.

И ведь нашли. Обгоревший ключ, точнее его остов отыскался, когда они уже потеряли последнюю  надежду.

Дочь заявила: «Мама, ты как хочешь. А я сюда больше никогда не вернусь. Никогда.

Никогда она проговорила очень отчетливо.

-Здесь сгорело мое детство. Все.

За прошедшие после пожара годы дочь, действительно, сюда больше не вернулась.

Ни разу.

Только перед продажей, когда Ленка заново отстроила дачу, чтобы навсегда с ней проститься, она приехала поснимать дом, чтобы выставить его в социальных сетях.

Конечно, к тому, что здесь было, новое строение уже не имело никакого отношения. Лишь обгорелые елки, которыми они так гордились, напоминали своими черными  стволами о трагедии.

Столько лет прошло, а Ленка помнит этот пожар по минутам.

Сразу после похорон папы.

На следующий день.

Когда сердце еще не верило и не отпускало.

Приехали на дачу с дочерью, чтобы передохнуть.

Успокоиться.

Но никак не получалось. Глаза плакали, сердце ныло. Побрела в уголок участка в беседку. Увитая девичьим виноградом, она скрывала ее от посторонних глаз. Вытянулась на самодельном диванчике. Подложила поудобней под голову подушку. Закрыла глаза. И…

Услышала плач ребенка. Совсем еще маленького. Плач тихий и какой-то жалостливый. Открыла глаза. Встала, вышла из беседки. Полная тишина. Снова легла и закрыла глаза. И вот он плач прямо над ухом. Тревожный. Требующий.

Снова встала. Прошла по крохотному участку. В середине июня уже распускались первые цветы. В теплице опадала первая огуречная завязь. Скоро уже и огурчики, — машинально подумала Ленка. А папа уже не увидит, не попробует.

Снова прилегла. И снова плач. Рядом. Совсем рядом.

Пошла к дочери. Мол, ребенок плачет, даже задремать не могу.

-Нет, я ребенка не слышу. А вот деда уже трижды под окном прошел.

Молча переглянулись.

Понятно, уже от горя крыша поехала.

-Давай баню топить. Лариска хочет приехать. Побыть с нами, чтобы мы тут с ума не сошли с тобой от дурных мыслей.

Печку топить дело привычное.

Огонь легко разгорелся. После ремонта много досточек, щепочек. Да и дров навалом.

Затолкала полено.  Дверь плотно не закрывается.

— Сейчас чуть прогорит и подвину, — подумала Ленка

Зазвонил телефон. Лариска заплутала. Надо сбегать до поворота встретить. И про печку забыла.

Побежала.

Расставили на столе черешню. Лариска бутылку вина привезла. Сыр нарезали.

Вот сейчас только в баню подкинуть  и можно посидеть, поболтать, рассказать о горе, что сердце сдавило.

Открыла дверь.

И…

Пламя. Огонь в полном смысле сбил ее с ног.


ogonptitsa1Ах, огонь, огонь.

Отпусти меня.

Отпусти навек

я усвоила

твой урок простой,

Урок пламенный,

Не бедой, тоской

Жизнь измерена,

а простой людской

Благодарностью 

Неожиданно для себя время от времени в голове Ленки всплывают ее отрывки разговора с огнем. Так странно. Тогда она лезет в ящик комода и достает тот самый ключ, который нашла в золе после пожара. Она его сохранила. После огня и золы отмытый и блестящий , он смотрится почти как новый, если бы к нему приделать ручку. Нет, Ленка не стала этого делать. Незачем это. Он сейчас открывает не двери, а ее сердце.

Она  достает его, когда ей нужно вернуться в прошлое.

ugli11Чтобы вспомнить, как она стояла у костра и говорила с огнем. Как просила его сжечь все плохое, то, что мешает жить.  Она почему-то говорила стихами. Ведь их кусочки время от времени вновь и вновь всплывают в ее голове.

Удивительно, ведь она никогда не писала стихов. Да и сейчас не пишет.

А тогда у огня говорила ее душа, которая хотела покоя, гармонии и радости, которые она заслужила. И так ей стало потом легко. Особенно, когда ее записка с обидами и страхами первой сгорела в огне, не оставив даже горстки пепла.

ya-ugli1— Да, все плохое позади. Я готова идти дальше. Весело и легко.

И также весело и легко Ленка ступила на угольную дорожку, нисколько не заботясь о том, что может обжечься. Просто этого не могло быть. Она поговорила с огнем. И они поняли и простили друг друга. И даже не заметила, как оказалась на другом краю. Как будто пролетела над горящими углями.

ugli22А потом сидела оглушенная и счастливая.

Все только начинается.

Все только начинается.

Нет боли, нет страхов. Есть только любовь.

Ленка нежно гладит ключ.

И благодарит мир за все. И особенно за ключ, который она нашла в золе, чтобы открыть им новую дверь в счастье.

Ах, огонь, огонь.

Ты прости нас всех,

глупых, злых,

и не любящих

не умеющих

этот мир ценить

ни дарить себя

Полной мерою

И тогда ожги.

Укуси, ужаль,

чтобы нас вернуть

к жизни истинной.


Для всех, кто хочет поговорить с огнем. Вам помогут здесь: https://vk.com/nskugli

 

Leave a Reply