Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Осколки » Разные сапоги

Разные сапоги

сапогиОх, как она умела задорно смеяться.

А еще легко садиться на колени к незнакомым мужчинам.

Они в начале терялись, а потом, видя длинные ноги и всегда улыбающееся лицо, расслаблялись и начинали приобнимать красивое тело, которое неожиданно стало таким близким и доступным.

Она любила шокировать, удивлять, покорять, сводить с ума, заставлять делать то, что она хотела.

Нет, она не была алчной, той самой волчицей, которая всегда в погоне за жирной добычей.

Она просто любила жить, смеяться до икоты, флиртовать, выдавать авансы.

И все.

Ей нравилось чувствовать свою женскую силу.

И не более.

Она ничего не просила и даже бы обиделась, если бы ей предложили что-то взамен на ее любовь.

Она просто так жила.

Взахлеб.

Если ей нравился мужчина, то она влюблялась и  отдавала себя всю без остатка, не заглядывая в его кошелек и не требуя подарков.

Ведь сама любовь уже подарок.

А у нее ее было много.

Потому она была не жадная на любовь.

И вот она сидит в кабинете большого начальника.

Он симпатичный. Только слишком холеный.

Сразу видно чье-то претиже или папенькин сынок.

В чуть за тридцать на такие должности не назначают.

Костюм с иголочки, галстук, рубашка с запонками.

С запонками! В провинциальном городе!

Она сидела на столе и болтала ногами.

В этом кабинете она по работе.

Интервью. Она журналист. Очень толковый, между прочим.

А он просто мужчина. Красивый и такой прямо с картинки.

Вот и смеется, вот и хохочет, стараясь его поддеть и зацепить.

Он же в свои слегка за тридцать уже весь правильный как сотни раз выверенный формуляр.

Вот она и хочет его заполнить. Только по-другому. Не так, как он привык.

Она ему нравится. Она это чувствует. Потому он не спешит отвечать на ее заготовленные вопросы.

Вот уже коньяк на столе. Лимончик аккуратно порезан на дольки. И жутко дефицитные конфеты.

— Выпей, — он ее умоляет.

— Не хочу, — смеется она. Я не люблю алкоголь. Он  мешает работать. А ей сегодня надо еще много чего успеть. Если что, то у нее двое детей и надо поторопиться  забрать их из детского сада.

Он, однако, неумолим.

— Выпей, такого коньяка тебе еще никто не предлагал. Я сейчас отправлю секретаршу домой и мы будем одни.

— Хорошо, уговорил.

Она легко выпила крохотную рюмочку и закусила лимоном. Вкусно, да, такого она еще не пробовала. Привкус как у пережареного сахара, который они с братьями плавили на ложках в ее родном провинциальном городке.

Да, тогда конфет не было, а расплавленный сахар чем-то напоминал петушка на палочке . Они держали ложки над огнем в печке, а потом просто сосали эти медные ложки, пока они не становились идеально чистыми.

А тут коньяк со вкусом детства.

Она выпила еще рюмку. И снова вспомнила братьев, которые были ей и няньками и мамками.

— Ты чего перестала улыбаться? Ты же так заразительно смеешься.

Походкой жирного и закормленного кота к ней подходил начальник. Он уже запер дверь и жаждал любви. Той, о которой она не мечтала совсем.

Флирт, да.

Поулыбаться да.

Ну, посидеть на коленях.

А дальше она уже и не рассматривала.

Ей зачем?

Она замужем и у нее  дети.

И муж куда с добром, как говорит мама.

Но начальник так не думал.

Он резко задвинул ее на стол и начинал сдирать с нее одежду.

-Э, вы чего?

От неожиданности она даже перешла на вы.

-Я не хочу!

Но тот, который только что был застегнут на все пуговицы, который боялся лишним словом себя как-то проявить, просто впал в ярость. Он жаждал, желал, требовал любви.

Здесь и сейчас.

Быстро.

Она была в шоке.

В ужасе. В страхе. В опасности.

Она начала его отталкивать, бить по лицу, успокаивать, требовать остановиться.

После получасовой борьбы, уже лежа на полу, собираясь с силами, она подумала, что его оскорбила, сказала что-то лишнее, потому что он как-то обмяк и ослабил хватку.

Вот он встал. Поправил воротник рубахи, вставил запонки, что лежали на полу. Застегнул пиджак.

— Пошла вон. Я хотел сделать тебя счастливой. Чтобы ты знала, какой бывает красивая жизнь. Ты ее недостойна. Так и будешь ходить в разных сапогах. Ты свой выбор сделала.

Она ехала на трамвае и плакала.

Да, он прав. У нее нет даже денег на сапоги. Они у нее действительно разные.

Это мама, ее слепая мама, желая ее поддержать, прислала их ей. Она была так счастлива,  что смогла их ей купить, достать.

Чтобы дочь ни в чем не нуждалась. Просто работала.

Мама не могла видеть, что один сапог был коричневый, а другой темно-фиолетовый. Ей просто дали не кондицию в магазине, а она от радости и не заметила.

Конечно, она все сразу увидела, когда получила посылку. Но выбора не было. На дворе была поздняя осень и надеть  ей было нечего.

Она смеялась, что она одна такая в этих сапогах, что ни у кого подобных  больше нет.

Муж молчал, потому что ему сказать было нечего.

Вот она и ходила в разных сапогах, смеясь и шутя.

Начальник это увидел иначе.

Нищая девчонка, которую он хотел осчастливить, не приняла его предложение.

Значит, он сделает так, чтобы она осталась такой навсегда. Нищей в разных сапогах.

Да, он оказался злопамятным.

С работы ее уволили по статье «несоответствие с занимаемой должностью»

Из города пришлось уехать.

А сапоги пришлось носить еще долго, потому что заменить их было нечем.

Она по-прежнему смеялась, даже хохотала, и иногда садилась на колени к мужчинам. Просто так.  Но никогда больше в кабинетах больших начальников.

Потому что ее женская власть здеь уже кончалась. Здесь были другие правила игры.

Она усвоила этот урок.

 

2 комментария to “Разные сапоги”

  1. Наталья, пронзительно больно было читать. До слёз. Спасибо! Тронули душу.

Leave a Reply