Мадам Интернет

Сказки про тебя, про любовь и про жизнь
Home » Новости » Сказки для взрослых. Странная девочка

Сказки для взрослых. Странная девочка

OLYMPUS DIGITAL CAMERA Странные дети. Их все больше среди нас.

Есть дети, которых невозможно удержать на месте. Их энергия неуёмна, они изучают окружающий мир активно и весело. А есть такие, которые могут часами сидеть в одиночестве, не требуя внимания взрослых.

Ей было всего пять лет, когда мама застала ее со старой книжкой по искусству 18 века. Книга была семейной реликвией.  Дорогая  и с очень хорошими  иллюстрациями. Да ладно, книга. Её поразила не она, а то, о  чем говорит девочка.

Она смотрела на портрет молодой женщины и что — то ей объясняла. На непонятном языке.

Мама взглянула малышке через плечо. Работа Нетье «Портрет герцогини Орлеанской в образе Гебы». Девочка, не обращая внимания на присутствие мамы, продолжала говорить. Она жестикулировала, что-то объясняла.

-Снежана, — позвала мама девочку.

-Да, —  вопросительно посмотрела девочка.

-Ты с кем разоговариваешь?

-Как с кем? С этой дамой. Она совершенно оделась не по этикету.  И вообще уже не модно делать портреты в образе Венер и Диан. Время изменилось. И художник Натье ей льстит. Вообще он плохой художник, как и популярный в европейских салонах Рафаэль Менгс. Дамы плохо образованы, они хотят выглядеть красивыми, им не важно искусство это или нет, им хочется увековечить себя в веках. Кому они нужны? Вот это я и объясняю даме. Однако, она глупа.

Мама, ее звали Вероника, женщина совсем не глупая. Закончила балетное училище, танцевала. Только вот пришлось уйти из труппы. Это долгая история. Но в тот момент она просто опешила. От монолога дочери.

Вероника вздыхает.  Мы сидим с ней после тренинга в маленьком кафе и разговариваем. Она попросила меня, как старшую в группе, ответить на ее вопросы.   Ей показалось, что я что — то могу ей посоветовать.

Снежана родилась после того, как ее муж снова к ней вернулся. Есть старшая дочь, просто оторва.  Откуда только ее уже не забирали.  Сейчас  махнули на нее  рукой и оставили в покое. Пусть живет как хочет.

И с разницей в 16 лет родилась Снежана. Её очень ждали.

Однако, с ней сразу что-то было не так.  Только что родившись, она вела себя как осознанный человек. Плакала  только по делу. Всегда давала  понять, что ей нужно. Никаких капризов и истерик. Очень рано пошла, рано заговорила.

И начались странности.

Неожиданно начинала читать что-то вроде стихов, но на непонятном языке. Могла часами смотреть в окно, а потом опять же часами что -то чертить на листах бумаги. Иногда так по-взрослому смотрела на родителей, что оторопь брала. Было в этом взгляде нечто, что невозможно объяснить.  С пяти лет любимой книгой стало зарубежное искусство 18 века. Открывает на любой странице и начинает вести бесконечные диалоги.

Приятельниц приглашали, кто языками владеет, они слушали удивлялись. Если она портрет дамы французской рассматривала, то на французском говорила, если английской, то переходила на странный английский.

Маму не сказать, что не любила, но было в этом отношении какое-то превосходство.

Вика говорит: «Такое ощущение, что она позволяет мне рядом быть. И никакого сюсюканья даже представить нельзя »

Но это только начало истории.

Самое страшное началось, когда надо было в школу идти.

Вернувшись первого сентября из школы, Снежана сказала, что никогда больше туда не пойдет. Ей это не интересно, а за учителей и вообще стыдно.

Когда Вика пыталась возразить, то девочка, глядя прямо в глаза матери (здесь Вика аж ежится), заявила:

«Я буду заниматься живописью. Самостоятельно. Ты отведешь меня к мастеру. Пожилой женщине, которая живет на Поварской улице.  Она меня возьмет в ученицы. Я буду там жить. По выходным ты можешь навещать меня».

— Какая живопись? Почему? Ты же кроме своих странных схем ничего не рисовала.

Снежана не удостоила меня ответом.

Знаешь, мне после этого разговора совсем плохо стало.  Со старшей не получилось. Думала, что младшая будет радость для души. Что всю нерастраченную любовь в нее вложу. А получилось, как инопланетянин в семье.

-Может, и правда она подкидыш?

-Ой, глупости говорю.

На следующий день, я еще проснуться не успела, дочь стоит на пороге спальни.

— Я готова ехать. Собирайся. До твоей работы успеем.

-Куда ехать — то? — Адреса нет.

— Я найду, — сказала моя семилетняя дочь.

Мы далеко от Москвы живем. Нужно на электричке ехать, потом еще пересадки.

Было ощущение, что Снежана знает дорогу.

Нашли мы этот дом на Поварской. На втором этаже нам дверь открыла пожилая женщина.

— Это вы хотите отдать свою дочь ко мне в ученицы? — спросила она.

-Да, да, она хочет, — ответила дочь.

-Не рановато ли?

— Нет, нет, в самый раз.

Это опять дочь перебила меня.

-Проходите.

Мы оказались в квартире. Точнее в мастерской. Я впервые видела, как живут художники. Для меня это был просто музей. Я переходила от одной работы к другой, удивлялась, поражалась. Я ничего не понимаю в живописи, но от работ шла какая-то такая хорошая энергия, что хотелось на них смотреть, быть рядом, не поверишь, даже вести диалог. Были такие портреты женщин, что прямо заглядывали в душу. Когда я пришла в себя, то увидела, что моя дочь и эта пожилая художница о чем-то живо дискутируют, стоя у мольберта.  Они говорили какими-то непонятными терминами, но я видела, что им обеим жутко интересно.

Потом, спохвотившись,  Алла Александровна, так звали женщину, жестом остановила мою дочь и обратилась ко мне.

— Голубушка, вы знаете, что у вас гениальный ребенок. Хотя, если бы не возраст, я бы никогда ее ребенком не назвала. Девочка обладает уникальными знаниями, особенно хорошо она знает искусство 18 века. Удивительно.

Моя дочь в это время уже выбирала кисти и делала это так, как будто эта мастерская была ее давно знакомым домом.

— Наташа, оставила я ее там, — продолжала Вероника.

Алла Александровна сказала, что девочке проще жить и учиться у нее, благо, образования у нее достаточно, а на выходные она будет приезжать домой.

За первую неделю, когда ее не было дома, что я только не делала. И ревела, и к пситерапевту ходила, и к гадалкам.

— Не поверишь, помог один известный экстрасенс, он участвовал в битве экстрасенсов, что по телевизору показывают.  Не буду называть его фамилию. Он сказал, что мой ребенок, действительно, особенный. Тот самый индиго, про которых сегодня так много говорят, но редко кто видел. Предупредил меня, что пути развития два. Или, как многие юные гении, помнишь же Нику Турбину,  Надю Рушеву, да много таких уже было, это или быстрое  саморазрушение,  нездоровье и в итоге смерть, это самый большой процент,  или рождение нового гения уровня да Винчи, Тесло и многих других, кто обогнал время на многие столетья.

— А почему вдруг я родила такого ребенка, — тут он ничего не мог сказать.

-Конечно, легче мне не стало, но хотя бы  мои  мучения прошли.

И еще два года незаметно пролетело. Снежана на выходные домой приезжала. Была ребенок как ребенок. Слушала музыку, что -то писала в толстой тетради,  очень много читала.  Причем я всегда удивлялась, как она быстро читает.  Утром сходит в библиотеку, она у нас недалеко от дома,  принесет четыре — пять книг, а на следующий день снова идет. Библиотекарши в начале пытались ее проверять, что, мол, невозможно за день столько прочитать. Но Снежана так подробно отвечала на их вопросы, что они от нее отстали.

Что касается нас, родителей, то с нами она  была вежливой и не больше.  Подруг у нее как не было, так и не появилось. Если я ей что-то покупала, она всегда говорила: «Это я беру в кредит. Скоро я тебе все верну».

Странный ребенок.

Зато Алла Александровна на нее нарадоваться не могла.

Удивлялась, восхищалась, восторгалась. Говорила, что девочка станет великой художницей. Однажды пригласила, как она сказала, «на вернисаж дочкиных работ».

— Для меня, Наташа, это было потрясением.

-Ты же знаешь, что я не знаток живописи. Если бы не дочка, я бы никогда и в ту старую книгу по искусству не заглянула. А тут я такое пережила!

Алла Александровна все работы дочери вдоль стены расставила. Где-то работ 20 получилось.  Я пришла к ним где-то в обед. Часа в два. А очнулась  уже около семи было. Я на часы посмотрела.

Что такого было в этих художествах дочери, мне трудно объяснить. Это были какие-то необычные города. Таких в жизни не бывает.  Ты подходишь к картине, начинаешь рассматривать и полное ощущение, что ты в нее погружаешься. Вот этот фантастический мир уже вокрут тебя. Неожиданно  возникает какое-то голубое свечение и начинает звучать музыка. Тихо-тихо. Это такая мелодия, которая тоже идет как бы из глубины сердца или, может, лучше души назвать.  И кажется, что можно протянуть руку и потрогать все, что рядом. Полное ощущение нереальности происходящего. А самое главное — чувство восторга и радости.  В жизни очень трудно найти аналогию моего того состояния.  Просто хочется в нем  быть.

Они обе поняли мои ощущения,  и я видела, что они довольны.

Я слышала, что люди сходят с ума от созерцания любимых картин, а кто-то наоборот сам начинает творить. У всех по-разному.

Есть в этом какое-то волшебство.

И это создала моя дочь.  Ну не могла я родить такого ребенка!

-Что мне делать? — спросила Вика.

-В каком смысле?

-Как мне принять данную ситуацию? Ведь она ненормальная. Девочка живет у чужого человека. На меня все смотрят как на некудышную мать, которая сбагрила дочь и ей не занимается. Я чувствую огромную вину перед Снежаной. Не знаю, что делать.

———————————————————————————

Этот разговор состоялся несколько лет назад. Дочь Вики стала очень хорошей художницей. Она живет в Америке. Её работы узнает каждый, кто знает, что  такое «плывущая» техника письма маслом. А ее детские акварели находятся во многих музеях мира.

Что стало с мамой? Она, благодаря моему совету, встретилась с Аллой Александровной и они приняли решение, что мама  станет продюсером своей дочери. То есть, подучившись, она записалась на курсы живописи, она будет представлять интересы Снежаны.

У ее дочери сейчас  творческий псевдоним, Вика  сопровождает ее по миру. Организует выставки.  Хотя в последнем письме она мне написала, что, видимо, скоро вернется домой. Дочь твердо  встала на ноги. А главное, наконец-то она приняла ее за равную себе.

«Единственное, чего я хочу, — написала Вика, — чтобы у дочери родился нормальный ребенок. Гениальность — это не божья милость, это кара  тому, кому она дана, а  особенно тем, кто рядом.

Хотя что касается других, то ее работы несут счастье. Она видела, какими уходят люди после выставок дочери.

Наверное, ради этого и стоит потерпеть.

Видимо, так надо.

В этом, видимо, ее, Викин, смысл жизни.

Мои книги, если вам близко то, что я пишу, можно купить.

Просто напишите мне

Или нажмите на изображение книжек справа!

Ваша Наталья

 

 

30 комментариев to “Сказки для взрослых. Странная девочка”

  1. Читала, затаив дыхание…
    И не могла поверить, что так бывает..
    Спасибо!!

  2. ребенок-индиго… Да, гениальность, это не всегда благо, но зато как интересно людям жить… это тебе не у станка по 8 часов в день стоять

  3. Наталья, серьёзный рассказ: читала и замирала. Я тоже думаю, что это мука для всех. Нам хочется обычно более понятного и простого ребёнка, чтобы рядом был, чтобы дружен был с нами. А случается по-разному, например, вот так. И ничего не сделаешь, приходится с этим жить, примиряться с необычным.
    Спасибо, это очень интересно!

  4. Невероятно! Даже не верится, что так бывает. Может быть, такие люди смогут вывести наш безумный мир в нужное русло.

  5. Наталья, даже стесняюсь спросить… а это жизненная история? Или сказка?
    При любом ответе скажу, что опять прочитала на одном дыхании. Очень интересно и глубоко.
    Спасибо.

  6. Вот это да…. Очень интересно. Читается просто изумительно, до того хочется узнать, что же дальше! И, хочется присоединиться к вопросу Галины Лукас… 🙂

  7. Да пусть радится тот, кто должен родиться у Снежаны, а не по воле матери… Может ещн гений родится, но опять же в своей области. Отцы и дети…
    Я тоже была странным ребенком. У каждого это свое..
    И все мы из разных эпох в эту жизнь пришли. Только кто-то помнит, а кто-то нет…

  8. Читала на одном дыхании. Мама в этой истории просто молодец.

  9. Талантливый ребенок — это мука для родителей, но его труды -благо для многих людей. Мне кажется быть нужным людям самая главная миссия на земле. Спасибо!

  10. Да. гениальность это ноша нелегкая, понятно что тяжело тем, кто рядом… Но ведь прекрасно, когда твой ребенок так талантлив и востребован, а если его творчество еще несет такой позитив!!! Это миссия…

  11. Меня сразу же привлекла картинка в статье. Люблю все красивое и оригинальное. Есть отдельная папка на компьютере, куда я сохраняю именно такие картинки. И эта попала в мою коллекцию. Как выяснилось, не зря я так ее тщательно разглядывала.
    Вообще мама этой девочки сотворила шедевр! Родить и воспитать гения — это уже искусство.

  12. Я лично знакома с детьми Индиго. Да, странно смотреть и слышать, когда ребенок верховодит в семье. Но, думаю, что для этого он и выбрал родиться в этой семье. Ему видней.
    Мы забываем об одном правиле в нашем мире: позволить себе быть собой, а другому быть другим.
    По большому счету: в чем разница между ребенком и взрослым? Ребенок имеет такие же права на жизнь как и взрослый, имеет право на личное мнение, кстати, отличное от мнения взрослых.
    Или взрослые знают больше, что нужно ребенку для его счастья? Не думаю, более того, нет, не знают.

    • Таня. я сейчас работаю бабушкой. Ежедневно. По 10-11 часов. Как это сложно — давать право ребенку на его мнение. А, если он еще мал, если не имеет никаких норм. Не позволишь же ему орать на весь магазин что-то требуя. Ох, и сложно все это.. А индиго, … Мне было жаль затюканную маму. Она пришла учиться на психологию именно из-за ребенка. Первая начала пить в 14 лет, вторая родилась вот такой.

Leave a Reply